Останки своей жертвы бросил в унитаз

Ссора между пожилыми супругами произошла из-за пропавшей дочери-наркоманки

Сообщение о том, что из засорившегося водопровода сантехники извлекли несколько фрагментов, предположительно, человеческого тела поступило в отделение милиции Юго-Запападного района города Ангарска от жильцов 17-го микрорайона в понедельник часов в шесть вечера. Прибывшим милиционерам жильцы рассказали, что накануне в доме засорилась канализационная труба:
— Мы вызвали сантехников, — рассказывал самый словоохотливый из собравшихся соседей мужчина, живший этажом выше. — Когда они приступили к работе, то все мы стали свидетелями страшной картины: вместе с напором воды из трубы потекла бурая жидкость, похожая на кровь, а затем стали проскакивать и куски мяса...

Трехлетний Митька не попал в ссылку

Дмитрию Самисадову, по его мнению, в жизни даже не то что просто постоянно не везло, а все пошло наперекосяк почти сразу после его рождения. А родился он в 1926 году в Брянской области, в семье преуспевающих крестьян-единоличников, что просто не могло в те годы не сказаться роковым образом. Уже в 1929 году семью его отца, насчитывавшую восемь человек, раскулачили. Этого, конечно, не мог запомнить трехлетний карапуз, но в детстве лиха он, как говорится, хлебнул по самое не хочу.

Митька не попал в сибирскую ссылку только из-за своего малолетства. Когда колонну раскулаченных погнали через толпу стоявших на обочине дороги односельчан, его мать толкнула младенца в толпу, и там его спрятали, не отдав рыскавшим охранникам. Затем ребенок попал в соседнее село к младшему отцовскому брату. Как он жил до четырех лет, Митька плохо помнил. Первое более-менее связанное воспоминание у него отложилось годика в четыре. Он помнит, что все его двоюродные братья и сестры и тетя, которую он называл мамой, почему-то сильно плакали. Как потом он узнал, умер дядя. Была зима, и все пошли на кладбище, а Митьку не взяли, от чего он сокрушался больше всего. А весной скончалась и тетя. Детей разобрали на прокорм родственники по линии тети, а Митьке не повезло — его определили в приют.

15-летний изменник Родины

Ничего хорошего о своем детдомовском житье-бытье он вспомнить не мог. Его часто переводили из одного заведения в другое, и везде его преследовало постоянное чувство голода, унижения от воспитателей и обиды от старших детей и сверстников. Так продолжалось до начала войны. Их детдом не успели эвакуировать, и с приходом немцев детей распустили на все четыре стороны. 15-летний Дмитрий дошел только до райцентра. Там его арестовали фашисты, но, узнав, что он из раскулаченных, несмотря на столь юный возраст, ему дали винтовку и записали в полицию. Вот эти полтора года, до прихода советских войск, он и считал самыми счастливыми в своей жизни, потому что сразу после освобождения его поймали и передали в соответствующие органы. Военный суд был скорым, и несмотря на то что ему еще не исполнилось и 18 лет, его приговорили к 15 годам лишения свободы.

Дальнейшие десять лет — сплошной лесоповал в одной из колоний под Тайшетом. Вышел он на свободу в 1953 году по бериевской амнистии, но уже через год снова оказался за колючей проволокой за разбой. В те годы он попал на всесоюзную комсомольскую стройку в Ангарск, но строил он город и комбинат, будучи по ту сторону колючей проволоки. Через пять лет его расконвоировали, а затем и полностью освободили, приписав к одной из строительных организаций и поселив в общежитие барачного типа. Через полгода Дмитрий в первый раз женился и прожил с женой три года. Детей они не завели, а жена, которая была старше его на три года, как говорится, загуляла. Дмитрий не выдержал такого оскорбления, жена в результате семейной разборки стала инвалидом, а он отправился на пять лет на нары.

Синяки на лице через двадцать лет правильной жизни

Выйдя на свободу, он опять остался жить в Ангарске, все в том же общежитии. И был он уже так потерт жизнью, что на вид ему давали все 50, хотя ему еще не исполнилось и 40. Несмотря на нелюбовь к женскому полу, он тем не менее через год сошелся с женщиной, которая была старше его почти на десять лет. У его сожительницы был взрослый сын, который пытался построить бывшего зека, но тот, несмотря на возраст, оказался проворней. Итогом этой разборки стала смерть одного и заключение на десять лет другого. Так что в очередной раз вышел на свободу Самисадов только в 1977 году, когда ему уже перевалило за 50.

Будучи уже зрелым человеком, Самисадов решил вести правильный образ жизни. Он добросовестно работал в строительной организации, и через некоторое время ему выделили комнату в семейном общежитии. В 55 лет он женился в третий раз, на этот раз на женщине, которая была моложе его почти на десять лет. Несмотря на то что оба были в возрасте, через год у них родился сын, а затем и дочь. Жили Самисадовы, как и большинство советских людей, очень скромно, от получки до получки, но зато через десять лет, на излете советской власти, им все же дали трехкомнатную квартиру в новой девятиэтажке.

Сын их вырос и на момент описываемых событий служил в армии, а дочь, которой только-только исполнилось 18 лет, стала наркоманкой. На этой почве супруги стали частенько выпивать, между пожилыми родителям очень часто возникали ссоры. Жена винила мужа и его тюремное прошлое, а муж — жену и ее вечно пьяных родственников. В последнее время ссоры перерастали в прямые столкновения. Верх в них, как правило, брала более молодая жена. Так что соседи частенько видели пожилого мужчину с синяками на лице.

Чистосердечное признание и еще десять лет тюрьмы

...Оперативники прикинули, что, скорее всего, необъяснимое засорение труб произошло в квартире, где, по словам соседей, проживала пожилая семейная пара. Так как дверь никто не открывал, то ее пришлось взламывать при помощи все тех же сантехников. В ванной комнате милиционеры без труда нашли обезглавленное тело 63-летней хозяйки. От ее туловища были также отрезаны руки и ноги, но конечности, в отличие от головы, все еще находились в доме. С места происшествия сотрудники милиции изъяли окровавленный нож и молоток, которые, как потом выяснилось, и послужили орудиями зверского убийства.

Единственным подозреваемым в совершении этого преступления оказался муж убитой женщины, за которым, как оказалось, тянулся длинный уголовный шлейф. Вскоре 74-летнего пенсионера, который непродолжительное время скрывался у знакомых, задержали и доставили в райотдел. Старик понял, что лгать следователям нет смысла, и чистосердечно признался в содеянном.

Оказалось, что еще в субботу они с женой, как всегда, сильно поссорились во время застолья. В приступе гнева пьяный пенсионер схватил молоток и ударил им супругу по голове. Черепно-мозговая травма оказалась смертельной. Мужчина, не хотевший снова на нары, решил попросту избавиться от трупа, но целиком унести тело бывшей супруги старик не смог. Поэтому он додумался разрезать его на мелкие куски и бросить в унитаз. Голову убийца успел утопить в пойме реки Китой, и найти ее так и не удалось.

Время до обнаружения трупа прошло немного, станки не успели сильно разложиться и характерного запаха еще не издавали. Не засорись канализация, престарелый душегуб успел бы избавиться от улик. Расчет его был на то, что жили они с супругой вдвоем и пропажу пожилой женщины заметили бы нескоро.

Суд, рассмотрев все обстоятельства дела и учитывая полное раскаяние подсудимого, приговорил пожилого человека к десяти годам лишения свободы, так что закончить свой жизненный путь ему, скорей всего, придется за колючей проволокой.

Имя и фамилия изменены.

Метки:
baikalpress_id:  4 100