Воинственные братские племена

Встретили русских казаков на Ангаре и Лене

В конце XVI века к российскому государству были присоединены огромные пространства Сибири, простиравшиеся от Урала до Енисея. Однако на этом русские землепроходцы не остановились. Слухи о сказочных богатствах лежащих далее к востоку земель привлекли их внимание, и продвижение продолжалось. Отряды казаков и служилых, ватаги промышленных людей неуклонно двигались все дальше в неизвестные края — навстречу солнцу. Так же как и в Западной Сибири, на пути своего продвижения они ставили новые остроги, служившие опорными пунктами для закрепления и освоения края и продвижения вперед.

Неизвестный народ

Появившись на берегах Енисея, русские служилые люди в 1609 году впервые получили сведения о неизвестном им до этого народе — братах (бурятах). Томские и енисейские воеводы, стремясь получить более точную информацию о неизвестном народе, отправили разведывательные отряды казаков в "братскую землицу". Начальникам этих отрядов давался наказ собрать самые точные сведения о состоянии "братской земли", о ее экономике, вооруженных силах, количестве населения. При этом служилые люди должны были привести бурят в подданство и взять с них ясак, действуя "лаской и приветом, а не жесточью, оказывать им государеву милость", давать жалование "лутчим людям".

Однако первые разведывательные отряды казаков не дошли до бурятских кочевий. Тем не менее некоторые из них, как, например, В.Тюменцев и Максим Перфильев, по-видимому через тунгусов получили достоверные и подробные сведения о "братской земле", которая, по их рассказам, была богатой и многолюдной.

Эти сообщения были встречены с большим интересом в Енисейске, тем более что информировавшие Перфильева шаманские люди (один из эвенкийских родов) говорили: "Ждут брацкие люди к себе государевых служилых людей, а хотят тебе, великому государю, брацкие люди поклониться и ясак платить, и со служилыми людьми торговаться". Это неожиданное известие открывало возможность мирного присоединения бурятских племен к российскому государству, и енисейские власти не замедлили воспользоваться столь благоприятной обстановкой.

Под защиту "белого царя"

В 1628 году из Енисейска был отправлен отряд сотника Петра Бекетова для ясачного сбора и постройки острога. Ему удалось благополучно преодолеть Шаманские пороги на Ангаре. Миновав это страшное препятствие, Бекетов поднялся до устья реки Оки. Буряты, жившие в этом районе, добровольно согласились принять российское подданство и уплатить ясак.

Таким образом, экспедиция Петра Бекетова положила начало непосредственным отношениям русских с бурятами. Знаменательно то, что это первое знакомство происходило в мирной и дружественной обстановке.

Бурятские племена веками находились в близком соседстве с владениями воинственных и алчных монгольских и ойратских феодалов. Войска этих "степных рыцарей", жадных до чужого добра, нередко нападали на бурят, притесняли их, грабили и убивали, а иногда стремились закабалить и сделать своими данниками. Появление в пределах Восточной Сибири военных сил могущественного русского государства вызывало у бурят надежду, что именно здесь у русских, у войск "белого царя", они могут найти прочную защиту от набегов зарубежных ханов и князей.

Нельзя не учитывать наконец и того, что русское правительство не вмешивалось во внутреннюю жизнь присоединенных племен, не стремилось изменить сложившиеся у них обычаи и порядки. Верхушку бурятских племен такое поведение русских властей тоже вполне устраивало.

В Енисейске добровольное вступление в подданство бурятских князцов было знаменовано необычным торжеством. Воевода Аргамаков пригласил Бекетова и его людей обедать. Последние поднесли воеводе роскошную беличью шубу, опушенную соболями.

Авантюристы и разбойники

Столь быстро и легко установившиеся дружественные отношения между русскими служилыми людьми и бурятами, впрочем, были значительно испорчены деятельностью отдельных авантюристов. Как известно, Бекетов видел у бурятских князцов серебряные украшения на одежде, на конной сбруе и серебряную утварь. На этом основании среди сибирских правящих кругов распространилось убеждение, что "серебро в бурятской земле родится".

Это общераспространенное заблуждение послужило причиной организации новой экспедиции со специальной целью выяснить месторождение серебряных руд. Руководство экспедицией было поручено Якову Хрипунову. К отряду Хрипунова был прикомандирован плавильщик и серебряных дел мастер из Московской оружейной палаты. Хрипунов отправился из Енисейска в 1629 году. Почти одновременно с ним был отправлен из Красноярска другой отряд на Ангару. Экспедиция Хрипунова закончилась неудачей. Месторождений серебра не нашли, а сам Хрипунов умер на обратном пути.

Как выяснилось потом, Я.Хрипунов и его сообщники вместо добычи не существовавшего серебра занялись грабежом мирных бурятских улусов, добровольно подчинившихся русской власти. Грубые бесчинства и набеги участников экспедиции Хрипунова, таких же, как и он сам, жадных до добычи и неразборчивых в средствах авантюристов, нарушили добрые отношения с бурятами.

Положение осложнилось еще и тем, что разгорелось соперничество между енисейскими служилыми людьми и красноярцами, которые тоже попытались проникнуть в "брацкую землю" и взять ясак с ангарских бурят. Узнав о происходивших на Ангаре событиях, енисейский воевода решил послать весной 1630 года в бурятскую землю Вихоря Савина с тем, чтобы он наладил прежние добрые отношения с бурятами. Вихорю Савину было предписано привести отказавшихся платить ясак бурят к покорности не оружием, а "лаской и приветом". Однако поручение Савина не имело удачи. Сам Савин был схвачен и убит князцом Баяраканом, мстившим за прежние обиды.

Правительство было заинтересовано в увеличении сбора ясака и расширении своих границ, в увеличении новых подданных. Поэтому в наказах из Сибирского приказа казакам, несмотря на убийство Савина, решительно запрещалось прибегать к насилиям, которые могли оттолкнуть бурят от России или привести их к разорению.

Погребальный костер для русских

Сложное дело возобновления связей с отпавшими от "царской руки" бурятскими племенами было поручено Максиму Перфильеву. Умный, энергичный и хорошо знающий бурят Перфильев успешно выполнил поставленную перед ним задачу. Об этом свидетельствует тот факт, что он построил наконец первый острог уже не вблизи бурятской земли, а в стране самих ангарских бурят, ниже устья реки Оки. Это было в 1631 году. Новый острог получил называние Братского — соответственно слову "браты", как называли в то время русские бурят.

Отношения с бурятскими князцами вскоре снова ухудшились. На этот раз для умиротворения их был в 1634 году послан в Братский острог Д.Васильев, который богатыми подарками должен был склонить к покорности князцов, но ему не удалось установить мирных отношений.

В 1636 году бурятские князцы напали на острог, перебили гарнизон из 62 человек и сожгли острог. Отряд енисейского сына боярского Николая Радуковского, выступивший из Енисейска в том же году для ясачного сбора и усмирения бурятских князцов, вновь построил Братский острог, но уже в другом месте, в устье реки Оки. Радуковскому, впрочем, не удалось усмирить "немирных и непослушных князцов" по Оке и Ангаре, истребивших гарнизон первого Братского острога. Бурятские князцы были предупреждены о движении отряда Радуковского, так как пять бурятских юрт находились тогда в карауле повыше Падунского порога. Радуковский захватил те пять юрт, но не всех людей. Преследовать отошедших князцов Радуковский не отважился.

Последующий ход событий на Оке нашел интересное отражение в фольклоре. Как говорят бурятские предания, после вооруженного столкновения 1636 года бурятские воины собрали тела убитых и вместе с их оружием возложили на погребальный костер. Когда костер вспыхнул, заряженные казачьи ружья разорвались, ранив стоявших поблизости бурят. Это навело на них большой страх. Когда шаманы стали по этому случаю камлать, они сказали: "Тайгу топором не вырубить, земных (русских) людей из лука не перестрелять".

Война и мир

В 1641 году с появлением казаков в верховьях Лены был построен пятидесятником Мартыном Васильевым Верхоленский острог.

На реке Лене произошло несколько стычек казаков с бурятами, в которых большую храбрость проявил гордый эхиртский князец Чепчугуй, сгоревший в своей юрте, но не сдавшийся. Чепчугуй, очевидно, не хотел платить ясак, а также не желал попуститься властью над сородичами и данниками. Однако ленские и кудинские буряты скоро поняли, что с казаками следует помириться. Согласно преданиям, большое значение здесь имел мудрый совет влиятельного шамана Ойленго Босердоева без дальнейшей борьбы подчиниться русским властям. Ленско-кудинские буряты последовали этому совету.

В 1643 году из Верхоленского острога был отправлен на Байкал отряд из 74 служилых людей под начальством пятидесятника Курбата Иванова. Дойдя до Байкала, Курбат Иванов приступил к постройке судов. Пока шла подготовка к плаванию по озеру, К.Иванов отправил посланцев к бурятскому князцу Обугадею, требуя уплаты ясака. Обугадей ответил, что он принесет ясак с себя и улусных людей осенью. Таким образом, и в этом случае приведение Обугадея с его улусными людьми в русское подданство произошло мирным путем.

"Я, — сообщал Курбат, — тех братских людей и не воевал, но сделав струги, перевезся с ратными людьми на Ольхон-остров".

На острове Ольхон отряд Курбата Иванова ожидал далеко не дружественный прием. Островное население встретило их с оружием в руках. Бурятские воины засели в "каменных городках" и стали биться со служилыми людьми. Ольхонцы не выдержали "огненного боя" и вынуждены были побежать. Бежали главным образом "лутчие люди", бросив "черный народ" на произвол судьбы. После этой непродолжительной стычки ольхонские буряты (хоринцы) согласились платить ясак.

В 1647 году Иван Похабов заложил Осинский острог на одноименном острове на реке Ангаре, против устья реки Унги. В следующем году красноярцы основали Удинский острог (ныне город Нижнеудинск), а в 1652 году на острове Дьячем был основан сначала в виде простого зимовья Иркутский острог, вскоре превратившийся в важнейший административный, военно-политический и экономический центр Восточной Сибири. Таким образом, к середине столетия Западная Бурятия в основном была присоединена без сколько-нибудь значительных усилий к российскому государству.

Подпись: "Тайгу топором не вырубить, земных (русских) из лука не перестрелять", — сказал шаман. Ангарские, ленские и кудинские буряты последовали этому совету.

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments