Барин из поселка Мишелевка осужден на 12 лет

Бывший участковый Юрий Смаржевский держал в страхе односельчан, принародно совершая тяжкие преступления

Оперативники областного УБОП называют Юрия Смаржевского криминальным авторитетом. Меньше двух лет он был в Мишелевке участковым, пока его не уволили по дискредитирующим основаниям. Однако вкус власти для него оказался настолько сладким, что и без красных корочек Смаржевский, прозванный в народе главой администрации (вторая кличка — Барин), вершил судьбы односельчан. Согласно оперативным разработкам УБОП, на протяжении нескольких лет бывший участковый совершал тяжкие и особо тяжкие преступления в Усольском и Черемховском районах, причем абсолютно безнаказанно, так как имел коррумпированные связи в правоохранительных органах и властных структурах. Дошло до того, что в апреле 2004 года он инсценировал нападение на собственный дом и попытался застрелить четырех парней. В этой бойне получил тяжелое увечье случайно оказавшийся поблизости майор местной воинской части. Заслушав приговор по этому делу, "хозяин" Мишелевки разрыдался в зале суда.

Что помогало ему избегать уголовной ответственности?

В поле зрения оперативников УБОП Юрий Смаржевский, 1961 года рождения, попал, будучи сотрудником милиции.

— В 1996 году прокуратура города Черемхово возбудила в отношении Смаржевского уголовное дело по фактам угонов автотранспорта, хищений из воинских частей и краж крупнорогатого скота, — рассказывает оперуполномоченный УБОП. — Дело было прекращено, так как все его пять томов были утрачены. По данному факту проводилась проверка, ответственные лица получили взыскания, но сам Смаржевский уголовной ответственности избежал.

Вторая попытка посадить Смаржевского в тюрьму также потерпела фиаско.

— В 2002 году ему предъявили обвинение в похищении автомобиля мошенническим путем, — продолжает оперативник. — Однако спустя полгода дело было закрыто — на наш взгляд, по надуманным основаниям. Наверное, излишне напоминать, что делает с преступником чувство безнаказанности.

Две рельсы как камень преткновения

25 апреля 2004 года один из односельчан Смаржевского доложил Барину, что трое неместных парней (как позднее выяснилось, из поселка Белореченска) режут автогеном две железнодорожные рельсы, которые уже лет пять ржавели на одном из местных пустырей.

— Смаржевский решил наказать сборщиков металлолома, так как считал себя полноправным хозяином всего, что находится на территории поселка, — комментирует старший следователь следственного управления прокуратуры Иркутской области Евгений Зобов (это уголовное дело Евгений Александрович принял в производство в мае 2004 года, будучи в должности старшего следователя прокуратуры г. Усолья-Сибирского). — Но основной мотив преступления все-таки корыстный. Смаржевский стремился извлекать выгоду из любой конфликтной ситуации — такова одна из главных черт его характера.

Было около полудня, но Смаржевский уже успел напиться. К пустырю он подъехал в разгар сварочных работ. Барин вышел из кабины с охотничьем ружьем и, не давая молодым людям опомниться, начал бить одного из них прикладом по голове и рукам. Эти действия Смаржевского позднее были квалифицированы следствием как причинение вреда здоровью средней тяжести (кроме травм головы потерпевший получил открытый перелом пальца, в тот же день он был прооперирован). Все происходило на глазах у местных жителей, но никто пьяного односельчанина по уже названным причинам остановить не попытался.

Отведя душу, Смаржевский перешел к сути своей претензии. Он объяснил залетным парням, что рельсы принадлежали ему, потребовал, чтобы взамен изрезанных ему вернули целые, а японский мини-грузовик, на котором приехали сборщики металлолома, он, дескать, оставляет себе в залог. Все это время мишелевский Барин держал потерпевших на прицеле двустволки. Так состав преступления пополнился статьей 166 ч. 4 УК РФ ("Неправомерное завладение автомобилем без цели хищения с применением насилия, опасного для жизни и здоровья").

Тем же вечером белореченские приехали в Мишелевку с новыми рельсами, но забрать свой грузовик сразу не смогли (на иномарке отсутствовал аккумулятор, зеркала, а колеса оказались проколотыми, также из кузова пропал сварочный аппарат). Парням пришлось вызвать на место эвакуатор.

— Доподлинно не известно, кто повредил грузовик, ведь после инцидента Смаржевский бросил его у реки Белой, — продолжает следователь Евгений Зобов. — Но Смаржевский обещал парням разобраться и обязать тех, кто это сделал, вернуть похищенное.

Радушно встретил и повел к месту расправы

Как и договаривались, потерпевшие приехали в Мишелевку вечером 29 апреля. Дома Смаржевского не оказалось, четверка друзей отправилась разыскивать "барина" на стройке принадлежащего ему рынка.

— Молодым людям Смаржевский велел подъехать к нему домой через два часа, — рассказывает старший следователь СУ областной прокуратуры Евгений Зобов. — Но сам отправился туда гораздо раньше, чтобы приготовиться к совершению преступления. Дело в том, что у него возник умысел на инсценировку нападения на свой дом и убийство потерпевших из личной неприязни к ним. Чтобы обеспечить себе алиби, Смаржевский позвал к себе домой в качестве свидетеля наемного рабочего с рынка, а также ранее судимого батрака, который работал у него в огороде за еду. Обоим мужчинам он велел находиться в летней кухне, здесь же за печкой спрятал карабин "Сайга", снаряженный десятью патронами калибра 7,62 мм.

Потерпевшие подъехали к дому Смаржевского в 11 часов ночи на автомобиле "Тойота-Королла", один из них остался охранять машину (история с грузовиком научила молодых людей быть начеку), а трое его друзей подошли к воротам и позвонили. Хозяин встретил их вполне дружелюбно, пригласил войти и повел к месту расправы.

— Когда молодые люди зашли вслед за Смаржевским в помещение летней кухни, хозяин вытащил карабин и открыл стрельбу, — продолжает Евгений Александрович. — Стрелял явно на поражение — отметины пуль в стене были обнаружены на высоте 170—180 сантиметров. А то, что он ни в кого не попал, — чистая случайность.

Молодые люди побежали обратно к машине, их приятеля там уже не было (услышав выстрелы и решив, что друзья уже погибли, он сиганул в лес и потом всю ночь шел по тайге домой в Усолье). Парни сели в машину и дали по газам, Смаржевский еще несколько раз выстрелил в машину, но так никого и не зацепил, потому что иномарка была на ходу. И тут раздосадованный стрелок услышал сзади скрип дохлого стартера...

Здоровый мужчина стал инвалидом

...Майор местной воинской части подъехал к дому Смаржевского на "Жигулях" почти одновременно с молодыми людьми. Он хотел попросить у зажиточного хозяина крановую установку (в части что-то строили), но когда увидел, что парни входят во двор, решил подождать, когда Смаржевский с ними поговорит.

— Услышав первые выстрелы, майор попытался уехать, но система зажигания его машины оказалась неисправной, — комментирует Евгений Зобов. — Когда Смаржевский услышал звук работающего стартера, он развернулся и прицельно выстрелил в сидящего за рулем мужчину. Он не знал, что это его знакомый майор, так как мужчина сидел к нему спиной. Ранение шеи оказалось сквозным, пуля повредила голосовые связки, раздробила нижнюю челюсть. Абсолютно здоровый мужчина стал инвалидом — теперь он не может говорить.

Спасением жизни майор обязан одному из свидетелей инсценировки нападения, который настоял, чтобы для раненого все-таки вызвали скорую помощь.

— Когда на месте происшествия работала следственно-оперативная группа, Смаржевский, уже договорившийся со своей женой и свидетелями, какие они будут давать показания, указал эксперту-криминалисту на охотничий нож, который лежал возле "Жигулей" потерпевшего майора, — рассказывает следователь прокуратуры. — Впоследствии нами было установлено, что этот нож Смаржевский сам же и подбросил.

Следственным путем (по делу было проведено порядка 15 судебных экспертиз) было установлено, что нападение на дом Смаржевского инсценировано самим хозяином. Первоначально обвиняемый был отпущен под подписку о невыезде, что позволило ему в течение месяца манипулировать свидетелями.

— Сторона защиты выдвигала пять различных версий, — рассказывает Евгений Зобов. — Шесть человек были уличены в лжесвидетельстве. Один из свидетелей, однажды дав показания против Смаржевского, бесследно исчез, видимо, побоявшись расправы. И тем не менее доказательная база была собрана, дело передали в областной суд. Судебное следствие длилось три месяца, за неправомерное затягивание процесса адвокат Смаржевского была привлечена к дисциплинарной ответственности — случай беспрецедентный.

10 октября этого года Иркутский областной суд приговорили Смаржевского к 12 годам строгого режима.

— Подсудимый зарыдал, когда услышал приговор, — говорит следователь Евгений Зобов. — Он явно рассчитывал на более мягкое наказание.

Метки:
Загрузка...