Житель Тельмы делает церкви из консервных банок

За свое необычное увлечение умелец заплатил здоровьем

Тридцать лет своей жизни житель поселка Тельма Геннадий Плюснин потратил на уникальнейшее в своем роде увлечение — изготовление макетов церквей из обыкновенных жестяных консервных банок. Образцы для своих изобретений брал с открыток или фотографий. Так в его доме появились Чекменский, Московский, Киевский, Усольский... В общей сложности шесть храмов. На каждую церковь уходило несколько лет кропотливой, почти ювелирной работы. Тельминский умелец сам не заметил, как начало портиться зрение. Пришлось сделать операцию на глазах. Беда не приходит одна: вскоре у Плюснина случился инсульт, а чуть позже врачи обнаружили рак. "Вредное" увлечение пришлось оставить, но и сейчас Геннадий Павлович не оставляет надежды, что когда-нибудь исполнится его мечта и он все-таки сделает из жести точную копию собора Василия Блаженного.

Все началось с хвастливого соседа

Кем только не работал за свою жизнь Геннадий Плюснин: и электриком, и сварщиком, и комбайнером; работал в милиции и даже проучился два года в Иркутском лингвистическом университете. Но когда однажды к нему пришел сосед и начал рассказывать о том, что сделал у себя дома жестяную копию тельминской Казанской церкви, то Геннадий призадумался. Сосед хвастался: мол, когда умру, хоть что-то после меня останется, моими руками сделанное. Плюснин слушал-слушал и решил тоже попробовать сделать жестяной макет церкви, расположенной в Тельме.

— У него плоховато со зрением было. Церковь не та получилась. Я подумал: почему я не могу? И решил тоже сделать.

Собрал пустые консервные банки из-под тушенки и сгущенки, взял в руки нож и паяльник и начал работу. На все ушло целых два года — именно столько времени в среднем занимает изготовление одного макета.

Геннадий рассказывает, что работал в основном по вечерам, а бывало, и целым ночами сидел над своими изобретениями. Приходилось использовать кислоту, олово, чтобы припаять самые маленькие детальки. Старался, чтобы каждая церковь была максимально похожа на оригинал.

Но изготовить и спаять жестяные детали — это только полдела, нужно еще храм разукрасить, причем именно в такие цвета, как на открытке или на фотографии. Раскрашивать макеты Геннадию помогала супруга Лидия Савельевна.

— Красок у нас дорогих нет. Смешиваем все, что есть дома, пока не получится тот цвет, который нужен, — рассказывает жена тельминского умельца. — Вот сейчас на нескольких церквах краска посыпалась, надо перекрашивать, но денег на это у нас нет.

Последняя сделанная церковь — копия храма, находящегося в Киеве. Его фотографию привезла соседка из поездки на Украину. За два с половиной года Геннадий с необычайной точностью изготовил изображенный на картинке киевский храм.

За необычное увлечение поплатился здоровьем

Умельцев, подобно тельминскому, в России, не так уж много. Есть один в Нижнем Новгороде, вот только свои макеты он изготавливает из обыкновенного картона. А это уж совсем другое — паять жесть, работать с кислотами и химикатами не надо.

Ювелирный характер работы и ночи, проведенные над изготовлением очередной церкви, привели к тому, что у Геннадия Плюснина испортилось зрение, а потом и вовсе началась катаракта. Пришлось делать операцию. Тринадцать лет назад после инсульта жителю Тельмы дали инвалидность (заболели ноги). А не так давно врачи обнаружили у него еще одну страшную болезнь — рак кишечника. Пришлось делать операцию.

— Видимо, сказались на мне все эти кислоты, химикаты и краски с которыми приходилось работать, — заключает Геннадий Павлович.

Сейчас сил продолжать изготовление церквей у Плюснина нет, операции следуют одна за другой. Денег-то на лечение не хватает, не то что на необходимые детали и материалы. Церкви, которые в доме Плюсниных стоят во всех комнатах, неоднократно выставляли в различных городских и областных музеях, возили на выставки. Все это, по словам Лидии Плюсниной, не слишком хорошо сказалось на сохранности изделий.

— Перевозили их в обыкновенных машинах, даже не заворачивали, — рассказывает Лидия Савельевна. — А когда обратно возвращали из музеев, смотрим: то тут краска потрескалась, то там купол отвалился. Теперь надо реставрировать. А как, если денег-то нет?

Еще некоторое время назад Плюснины ни под каким предлогом не хотели продавать свое церковное богатство. Но теперь, когда у тельминского умельца обнаружилась страшная болезнь и понадобились большие деньги на срочные операции, семейная чета готова расстаться с необычными творениями, лишь бы спасти жизнь мастеру.

— Может, какой музей на Байкале их у нас приобрел бы? — рассуждает Лидия Плюснина. — Туристам и иностранцам интересно будет на такое чудо поглядеть.

Но оторванный от своего любимого увлечения Геннадий Плюснин не отчаивается. Может, когда-нибудь ему удастся преодолеть свою болезнь, и тогда он наконец-таки примется за исполнение своей мечты — изготовление макета собора Василия Блаженного.


Метки:
baikalpress_id:  20 416
Загрузка...