Бурятские и эвенкийские казаки

Историю возникновения бурятского и эвенкийского казачества, наверное, следует начать с 1727 года, когда на реке Буре в Северной Монголии российский дипломат Савва Рагузинский заключил с китайским правительством договор о разграничении земель и пограничных правилах. После заключения Буринского договора усилилась охрана границ России с Китаем и Монголией. Пограничные места охраняли русские солдаты, казаки, бурятские и эвенкийские дружины. В 1731 году вооруженные силы, расположенные в Забайкальском крае, состояли из пехотного полка, роты драгун и пяти тысяч бурятских и эвенкийских конников. Отряды забайкальских бурят и эвенков сыграли значительную роль в закреплении и охране юго-восточных границ России.

На службе у России

Еще перед заключением Буринского договора многие забайкальские буряты и эвенки вместе с русскими солдатами и казаками несли пограничную службу. При встрече графа Рагузинского с китайскими послами на р. Буре бурятский отряд в 400 человек стоял во фронте в числе русских войск. В напряженной политической обстановке, угрожающей военными и дипломатическими осложнениями с Китаем, русское посольство стремилось стянуть к границе как можно больше вооруженных сил и показать китайскому правительству свою готовность охранять пограничные места. В составе этих сил были буряты и эвенки. Появление бурятского отряда в рядах русских войск произвело большое впечатление на китайских послов. Вместе с русскими буряты и эвенки стойко охраняли пограничные земли, которые были для них родными.

В своем донесении о ходе переговоров в 1727 году посол Рагузинский дал высокую оценку действию бурят при пограничной службе:

"Служат верою России, не уступая природным россиянам; своим оружием и кочеванием границу распространяли, мунгальской землицы великою частью завладели, на границе с великим чаянием и верностью были дброоружны и доброконны, держали оную почти по всему расстоянию в многолюдстве, прикрытием границ и разъездами служили без жалования с добрым сердцем и учтивостью, на которых я имел большую надежду, видя их храбрость и добросердие".

Такую же пограничную службу несли забайкальские эвенки.

В 1728 году был опубликован по представлению графа Рагузинского указ о выдаче восемнадцати бурятским родам Селенгинского и Нерченского дистриктов (уездов) особых знамен "за их прилежную службу". Эти знамена были выданы в сентябре 1735 года семи пограничным родам селенгинских и одиннадцати родам хоринских бурят. По получении знамен буряты обязывались ревностно нести пограничную службу и выставлять рабочих для постройки крепостей. В случае войны или набегов из-за границы буряты и эвенки были обязаны выставлять войска по первому требованию главного пограничного начальника.

Гарнизоны пограничных крепостей (Селенгинской, Троицкосавской, Цурухайтуйской, Горбичевской и других) состояли из русских солдат и казаков. На самой границе были расположены караулы, представлявшие небольшие остроги, обнесенные частоколами. В караулах стояли бурятские и эвенкийские отряды.

Буряты и эвенки по примеру русских воинов были храбры и усердны в охране границы: охраняя ее, они защищали свои земли от набегов со стороны зарубежных неприятелей.

Политика царского правительства в области привлечения бурят и эвенков в качестве вооруженной силы отличалась двойственностью. С одной стороны во избежание волнений и восстаний среди "ясачных мужиков" было запрещено продавать им огнестрельное оружие, принимать их в солдаты. С другой стороны, малочисленность войск в Забайкалье заставляла власть привлекать их к охране границы. Характерно, что казаки из бурят и эвенков почти до 40-х годов XIX столетия не получали огнестрельного оружия, но были вооружены луками со стрелами, копьями и саблями.

После Буринского договора пограничные местности были подчинены в военном и административном отношениях коменданту крепости в Селенгинске, который ведал также отношениями с китайскими и монгольскими пограничными властями. Граница делилась на два отдела: первый к востоку от Кяхты, второй к западу от этого пункта. Каждый отдел находился под начальством дозорщика, который действовал на основании особой инструкции пограничным дозорщикам, составленной графом Владиславичем-Рагузинским в 1727 году. Кроме пограничной стражи в ведении дозорщиков состояли бурятские и эвенкийские роды, кочевавшие у границы.

В первой половине XVII века в пятнадцати пограничных караулах служили отряды бурят из селенгинских родов: Цонголова, Ашехабатского, Табангутского, Сартольского, Атаганова и других, а также из одиннадцати хоринских родов. В каждом карауле находилось от 5 до 10 юрт. В десяти пунктах несли караульную службу восемь эвенкийских родов Восточного Забайкалья — конурский, намяцкий, болоцкий, челкагирский, уляцкий, баликагирский, гунов, ульзуцкий и култукские эвенки.

Тунгусский полк Гантимурова

В 60-х годах XVII века бурятские и эвенкийские (тунгусские) дружинники реорганизуются в воинские соединения. В 1760 году был учрежден Тунгусский пятисотенный конный полк. Казаки, служившие в нем, освобождались от платежа ясака и получали 6 рублей жалования в год. Срок службы не был определен, увольнялись в отставку только дряхлые и неспособные. Вооружение казаков состояло из сабли, лука и пятидесяти стрел, одежда была национальная, "по обычаю и состоянию каждого казака". Казаку выдавались две лошади — одна от его сородичей, другая от хоринских бурят. Управление пограничной линией, по которой несли караулы казаки тунгусского полка, ведал князь Гантимуров, подчинявшийся пограничной канцелярии.

Князья Гантимуровы считались самыми знатными и влиятельными среди эвенкийских начальников. Они управляли степными тунгусами Забайкалья со второй половины XVII века. В ведении Тайши Гантимурова находилось пятнадцать родов. Его постоянная резиденция помещалась на реке Ингоде.

Бурятская конница

В 1764 году были сформированы 4 бурятских полка, имевшие по 6 стен в каждом: Ашехабатский, Сартолов, Цонголов, Атаганов. Сначала зачисление в эти полки считалось добровольным. Желающих зачислиться в казаки оказалось больше, чем было нужно по штату. Это объяснялось стремлением освободиться от уплаты ясака и желанием защищать свои земли от вражеских набегов.

Добровольное зачисление в бурятские казачьи полки перешло в дальнейшем в воинскую повинность. Служба производилась с перерывами: 1 год службы — 3 года льготных. Оружием и лошадьми казаки снабжались от своих обществ за счет специальных денежных сборов.

Военная служба считалась обязательной для всех бурят, причисленных к казачьему сословью, но фактически богатые и зажиточные могли освободиться от нее, они нанимали неимущих к несению службы вместо себя.

Во главе бурятского казачьего войска стояли выборные начальники: атаман, четыре полковых есаула, сотники, пятидесятники и десятники. Все они подчинялись пограничному начальству. Фактически главные командные должности сосредотачивались в руках бурятского нойонства. Первым атаманом был зайсан ашехабатского рода Бадулаев. После его увольнения в отставку в 1802 году атаманом стал его сын Гомбо Церенов. В дальнейшем главные атаманы назначались по наследству.

Бурятские и тунгусские казачьи полки как особые воинские единицы просуществовали до 50-х годов XIX века, а затем были включены в состав Забайкальского казачьего войска.

Метки:
baikalpress_id:  21 249