Сердечные люди

Репортаж из сердца областной клинической больницы — операционной отделения кардиохирургии

Если принять на веру слова поэта о том, что сердце — пламенный мотор, то врачей-кардиологов можно считать механиками, которые следят за работой этого мотора. Но кто же тогда кардиохирург? По меньшей мере волшебник, который должен суметь отремонтировать мотор на полном ходу. Один из таких чудо-умельцев — Алексей Владимирович Дудник, сердечно-сосудистый хирург, специалист по лечению нарушений ритма сердца. В Иркутской ОКБ он координирует принципиально новое для региона направление — электрофизиологические исследования сердца (ЭФИ), а также занимается имплантацией электрокардиостимуляторов.

Именно эту операцию мне и предстояло увидеть своими глазами. Из предварительной беседы с Алексеем Владимировичем я понял, что в тело больного должен быть вживлен прибор, который возьмет на себя некоторые функции больного сердца.

Дверь операционной. Вполне понятный мандраж. Неведомый прибор рисуется мне этаким электрическим сердцем на батарейках, а услужливое воображение тут же воскрешает образы не то Терминатора, не то Железного дровосека. Белый кафель, слепящие лампы, стеклянные двери. Приходится облачаться в стерильный хирургический костюм, надеть маску и колпак. Поверх, словно латы, тяжелый фартук, который будет защищать от рентгеновского излучения. Перед тем как откроются последние двери и мы окажемся у хирургического стола, предстоит замыться, то есть тщательно отмыть руки, а потом три минуты полоскать их в трехпроцентном растворе муравьиной кислоты. Только после этого надевается хирургический халат, который завязывается сзади, и резиновые перчатки. На операционном столе пожилая женщина.

Про электрическое сердце

— Ишемическая болезнь, полная предсердно-желудочковая блокада, желудочковая тахикардия, — поясняет хирург.

Это значит, что сердце пациентки сокращается 30—35 раз в минуту (при норме 70). Соответственно, намного ниже нормы артериальное давление, и даже при незначительной нагрузке больная падает в обмороки. Для человека с таким диагнозом установка электростимулятора — едва ли не единственный шанс на спасение.

Но еще страшнее фибрилляция желудочков: при подобном приступе желудочки сбиваются с ритма и начинают сокращаться хаотично. Выброс крови практически прекращается, наступает смерть. То самое электрическое сердце на практике оказывается небольшой плоской коробочкой, от которой отходит длинный электрод, который через периферические вены вводится в сердце. Умный прибор, имплантированный в мышечное ложе на грудной клетке под местной анестезией, будет анализировать частоту и порядок сокращения сердечной мышцы и при необходимости стимулировать и координировать ее работу электрическими импульсами в течение последующих 7—10 лет (см. фото).

Боги операционной

Что можно сказать об операции? Когда под скальпелем хирурга расступается кожа и подвижные пальцы проникают в рану, возникает смешанное чувство: будто видишь перед собой не то святотатство, когда кто-то покушается на неприкосновенное, не то священнодействие, приоткрывающее тайны посвященных. Зонд входит в вену, и на мониторе видно, как прокладывает он путь к сокращающейся сердечной мышце.

Пожилая пациентка перенесла несколько инфарктов, в ее изношенном сердце непросто найти чувствительную зону, на которую будет воздействовать электрокардиостимулятор. В подавляющем большинстве случаев все проходит гладко, с гарантированным результатом. Обычно операция занимает меньше часа.

В минуту аппарат устанавливается под кожей, в подвижных пальцах игла и нить. Узлы вяжутся наметанным быстрым движением, за которым почти невозможно уследить. Возможно, уже через несколько дней наша пациентка, которая практически пережила клиническую смерть, так же ловко будет набирать петли на вязальную спицу, чтобы за вязкой носков внукам скоротать время в больничной палате.

Сердечные разговоры

Больная на каталке отправляется в реанимационную палату. На сегодня запланирована еще одна операция, но у нас есть немного времени, чтобы передохнуть и поговорить.

— У хирургов есть какие-то профессиональные приметы, приносящие удачу?

— С одной стороны, работа хирурга менее всего располагает к мистике. Врачи первыми посягнули на неприкосновенность божественного творения, доказав, что это вмешательство в ряде случаев просто необходимо. Но ряд неписаных правил все же есть. Например, не принято вывозить больного на каталке ногами вперед. Также вы не увидите хирургов, сидящих на столе, — плохая примета. Но все-таки удача хирурга не в расположении звезд, а в его голове, его руках и в его сердце, если хотите.

— Эмоции, — говорит доктор, — лучше всего оставлять за дверью операционной. Любая операция — риск, но риск осознанный. Каждый человеческий организм, несмотря на то что создан по образу и подобию, уникален. А потому на сто процентов предугадать, с чем именно придется столкнуться, получается не всегда. Задача хирурга — быть готовым ко всему. Но это такая же повседневная работа, как и любая другая. Разве не так?

Победить аритмию без операции?

— Работа настолько повседневная, что через год-два скучать начинаешь?

— Тут не соглашусь. Медицина — очень динамичная наука, постоянно что-то новое. Например, на базе нашего кардиологического отделения с июля этого года проводятся электрофизиологические исследования сердца (ЭФИ) — это наиболее передовой метод диагностики нарушений сердечного ритма. Суть его в том, что через бедренные сосуды или подключичную вену мы вводим в сердце специальные катетеры-электроды, с помощью которых исследуем внутрисердечные потенциалы. В большинстве случаев ЭФИ позволяет получить исчерпывающие данные и выбрать оптимальный для больного метод лечения. После диагностики мы можем провести лечебное воздействие — радиочастотную аблацию. На зону сердца, которая отвечает за появление и поддержание аритмии, мы воздействуем радиочастотными импульсами. При тахикардии нормальный сердечный ритм после этой процедуры восстанавливается в подавляющем большинстве случаев. Не нужна операция, не нужно длительное медикаментозное лечение, которое имеет ряд побочных эффектов.

В России не так много городов, где имеется соответствующее оборудование для ЭФИ (ближайший центр в Новосибирске), так что иркутянам повезло.

Для больных все бесплатно. И дорогостоящие аппараты, и процедуры, и диагностику оплачивает больница. Руководство ОКБ, не считаясь с расходами, старается идти в ногу с общероссийскими и общемировыми достижениями медицинской науки.

Справка "СМ Номер один"

200 тысяч россиян ежегодно умирают от болезней сердца. Сегодня смертность от сердечно-сосудистых заболеваний во всем мире занимает первое место. В России этот показатель равняется 55%. По данным Научного центра сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н.Бакулева, ежегодно в России от внезапной "сердечной смерти" погибают не менее 200 000 человек. В течение последних лет тенденции к снижению смертности от этой патологии, к сожалению, не наблюдается. Одной из причин самого грозного осложнения сердечно-сосудистых заболеваний — внезапной смерти — являются нарушения ритма сердца. Именно на жизнеопасные аритмии приходится 25% вызовов кардиологических бригад скорой медицинской помощи.

Метки:
baikalpress_id:  3 935