Сначала ранил, потом спас, а потом бросил умирать от голода

Охотник из Мамско-Чуйского района подстрелил соседа по угодью за то, что тот позавидовал его добыче

Шкурка баргузинского соболя даже на Маме стоит до пяти тысяч рублей, а на Большой земле и того больше. В тюк соболей Виктор Антипов, будучи в здравом уме и трезвой памяти, оценил жизнь своего давнего знакомого, соседа и охотника Евгения Плотникова. Но убить его глаза в глаза ему не хватило смелости: он несколько раз стрелял ему в спину, а потом просто бросил раненого замерзать в своем зимовье...

Время закрывать капканы

В конце февраля 2001 года стояли трескучие морозы, что для Мамско-Чуйского района не редкость. Зимовье Евгения Плотникова на его охотничьих угодьях стояло в устье речушки Тукулах. Чтобы добраться до него, нужно подняться вверх по течению реки Горной Чуи (больше полусотни километров от рудника "Горно-Чуйский"). Это было время закрывать капканы — конец охотничьего сезона, когда охотники разряжают стоящие на деревьях капканы на соболя, так как у этого пушного зверька начинается сезон гона.

Ранним утром в двадцатых числах февраля Евгений Иннокентьевич готовился к возращению домой с добытым соболем — паковал шкурки в тюк. А сразу после обеда к нему на огонек забрел Виктор Антипов, знакомый охотник из поселка Горно-Чуйского. Его угодья были дальше. Чтобы попасть к себе, Виктор должен был пройти через угодья Плотникова. Поэтому Евгений Иннокентьевич не особенно удивился, хотя и радости особой не высказал. Охотники, скупо переговариваясь, попили чаю. Хотя они и знали друг друга много лет, друзьями они не были, скорее приятельствовали как соседи по угодью.

Ссора вспыхнула внезапно и как-то ни с чего — как говорится, слово за слово. Речь зашла о добытом соболе, и Антипов, менее удачливый охотник, не без издевки предположил:

— А может, тебе не так уж и везет, просто ты охотиться начинаешь раньше, чем сезон открывается?

Тогда и Евгений Иннокентьевич вспомнил старую обиду (у него из капканов не раз пропадали соболя), и он едко ответил:

— Ты-то, конечно, добычливый охотник — чужих соболей с капканов снимать. Ходишь к себе через мой участок. По дороге, видимо, на моих соболей глаз положил. Скажешь, нет?

На севере области, в охотничьих краях, это вопрос самый больной. Охотиться на чужих угодьях — страшный грех, и пойманного с поличным "браконьера" вполне могут просто пристрелить и бросить в тайге. Единственная ситуация, когда допускается добыть зверя на чужой территории, называется "собаке не прикажешь". Если охотник подранил зверя и преследует его с собакой, а живучая добыча перешла в другие охотничьи угодья, то собаке не прикажешь бросить охоту, тогда разрешается догнать и добить подранка.

Однако ссора затихла сама собой. Оба охотника были трезвые, люди уже немолодые, поэтому до мордобоя и вопросов в стиле "Ты меня уважаешь?" дело не дошло. Более того, оба они довольно спокойно переночевали в избушке Плотникова. На следующее утро Евгений Плотников собрался возвращаться на Маму. Он приторочил свой тюк со шкурками к снегоходу "Буран", завел его, уселся поудобнее. И тут за спиной раздались выстрелы...

Смерть Плотникова не наступила по причинам, не зависящим от воли Антипова?

На следствии Виктор Антипов объяснял свой поступок очень туманно: якобы Плотников во вчерашней ссоре оскорбил его сожительницу. Почему лелеял свою обиду вечер, ночь и утро и почему стрелял в спину Плотникову, он объяснить не смог.

..."Буран" Плотникова уже отъезжал, когда Антипов выскочил из зимовья с ружьем ТОЗ-63 и прицельно выстрелил в Плотникова. Дробь попала в поясницу и правый локоть Евгения Иннокентьевича. Раненый упал, снегоход остановился, работая на холостом ходу. Однако Плотников почувствовал, что еще в состоянии двигаться, и, видя, что Антипов бежит к нему с ружьем, вскочил на "Буран" и дал по газам. Антипов бежал за уходящей машиной около ста метров, еще дважды стрелял на бегу, но к, счастью, уже не попал.

...Как было зафиксировано в уголовном деле, "результат в виде наступления смерти Плотникова не наступил по причинам, не зависящим от воли Антипова". Но дальше эта история окончательно запутывается: "Буран" проехал еще около 25 километров, попал в ледовый торос и застрял. К тому времени Плотников окончательно ослабел от потери крови и боли, не смог вытащить и завести "Буран", развел костер и попытался согреться и перевязать раны. У него не было сил искать дрова, поэтому он жег все, что могло гореть. Даже собственные варежки.

И тут невдалеке появился Антипов. Плотников спросил:

— Что, добивать пришел?

Антипов помолчал, а потом, бормоча под нос ругательства, вытащил на ровную дорогу "Буран", но завести не смог и, взвалив Плотникова на себя, тащил его больше двух километров в свое зимовье на берегу реки Сосновки. Кстати, Евгений Иннокентьевич про зимовье не знал. Получается, что смерть Плотникова не наступила именно по причинам, очень даже зависящим от воли Виктора Антипова. Проще говоря, он его попытался убить, а потом спасал от холодной смерти.

В зимовье они прожили еще два дня. Евгений Плотников рассказывал потом, что Антипов держал его под замком и не давал никакой пищи. Потом Антипов совершает очередной нелогичный поступок: он закрывает зимовье с Плотниковым внутри на щеколду и уходит домой, в Горно-Чуйский, прихватив с собой тюк с соболями Плотникова.

...Был последний день февраля. Плотников нашел в своем узилище обломок полотна ножовки, подцепил через дверную щель щеколду и открыл дверь. На обмороженные ноги сапоги не налезали, поэтому по тайге Плотников шел в охотничьих носках (из шкуры животного мехом внутрь). Он добирался до ближайшего поселения девять часов.

Антипова задержали в тот же день. Следствию не удалось доказать, что Виктор Антонов действовал из корыстных побуждений, поэтому за попытку умышленного убийства из неприязненных отношений он получил пять лет строгого режима. Приговор вступил в силу 21 июля 2001 года.

"Комментарий"

По словам заместителя начальника криминальной милиции Мамско-Чуйского РОВД Сергея Мозера, на сегодняшний день все убийства в районе раскрыты, район является одним из не многих "красных", то есть полностью контролируемых сотрудниками правоохранительных органов. Когда район был большим и процветающим, охотников очень часто убивали из-за пушнины. Сейчас такие случаи хоть и редко, но встречаются. Охотники строго блюдут свои участки, и бывали случаи, когда забредших в чужие угодья просто убивали и тут же закапывали. Большинство этих происшествий так и остаются тайной: пропал охотник без вести — кто знает, что там в тайге может случиться; может, его бурундук-людоед загрыз. Самое громкое убийство произошло в середине июня 1992 года, когда охотник Жернаков застрелил на своих охотничьих угодьях четырех рыбаков.

фото Ольги Контышевой

Метки:
baikalpress_id:  3 931