Двойное убийство в поселке Дзержинск

Бывший сослуживец зарубил топором своего приятеля и его престарелую бабушку

Сообщение о том, что на окраине Иркутске в поселке Дзержинск горит дом, поступило в пожарную охрану 3 мая примерно в половине второго ночи. Подъезжая к дому по указанному адресу, спасатели увидели, что из одноэтажного частного дома валит густой черный дым, но открытого пламени видно не было. Командир отделения дал команду на боевое развертывание непосредственно от автоцистерны. Через несколько минут огонь был полностью потушен. Осматривая место происшествия, пожарные обнаружили в очаге два трупа — мужчины и пожилой женщины. Так как на телах погибших были явные признаки насильственной смерти, на место происшествия вызвали сотрудников Иркутского РОВД и прокуратуры.

Конфетная дружба деда и салаги

Дмитрий Передудин родился и вырос в Иркутске в семье простых рабочих. С учебой в школе у него как-то не заладилось. Поэтому, кое-как окончив девять классов, он отправился продолжать образование в одно из профессионально-технических училищ. После его окончания, поработав с полгодика по специальности, Митя загремел в армию. Служить, после учебки он попал в войска ПВО. Служба его состояла в основном из боевых дежурств по охране объектов. Однажды, будучи в карауле, он увидел солдат, которые воровали в офицерском буфете конфеты и печенье, но шума подымать не стал. На следующий день, когда кража вскрылась, его пытали по этому поводу, как говорится, с пристрастием. Но молодой боец не выдал старослужащих, и за это впоследствии был ими обласкан.

Так у рядового Передудина завязалась дружба с младшим сержантом Русланом Зовиным. "Дед" Руся взял под свое крыло салагу Митрия и не позволял никому его обижать. Этому способствовало землячество. Как оказалось, Зовин был призван на службу тоже из Иркутской области — из Тайшета.

Прошла зима, и сержант Зовин, покровитель ефрейтора Передудина, ушел на дембель. Но дело было сделано, и Дмитрий, попавший в казарменную элиту, служил без особых притеснений со стороны старослужащих. Вполне естественно, что, встретив Зовина на гражданке через десять лет после демобилизации, Дмитрий не мог отказать своему армейскому покровителю в гостеприимстве.

Жизнь не заладилась у обоих

Встреча бывших сослуживцев произошла совершенно случайно в одной из иркутских забегаловок. Дмитрий зашел туда пропустить рюмку-другую после покупок на Центральном рынке. Передудин уже собирался уходить, когда к его столику с подносом в руках подошел какой-то неопрятно одетый мужчина. Хриплым голосом незнакомец спросил:

— Свободно?

— Садись, — ответил Дмитрий и только после этого посмотрел на него.

Что-то очень знакомое и даже родное напомнило ему это лицо.

А бомж, не обращая внимания на Передудина, осушил рюмку водки и принялся жадно закусывать. Встретившись взглядом со случайным соседом, он вымолвил:

— Митрий, что ли?

— Да, Дмитрий, — ответил еще ничего не понявший Перегудин. Но тут его озарило, и он широко улыбнулся:
— Неужели Руслан?

Естественно, что по такому поводу Дмитрий заказал целую бутылку водки, потом еще немножко, и встреча армейских друзей-товарищей затянулась. После воспоминаний об армии перешли к разговорам о жизни на гражданке. И здесь выяснилось, что она не заладилась у обоих.

Зовин рассказал, что после демобилизации в 1989 году он вернулся домой в Тайшет. Устроился на неплохую работу и через два года женился. Еще примерно через год у него родилась дочь, а затем и сын. И все бы ничего, но здесь наступили тяжелые времена. Предприятие обанкротилось, и он, потеряв работу и средства к существованию, начал выпивать. Через год после этого от него ушла жена, и он, потеряв всякую опору в этой жизни, запил окончательно. После смерти матери Зовин за бесценок продал квартиру и перебрался в неблагоустроенную комнату, а оттуда его уже просто вышвырнули на улицу. Так он оказался в Иркутске, где пришлось существовать, перебиваясь случайными заработками.

Рассказал о своей жизни и Дмитрий. Оказалось, что и его жизнь не баловала все это время. Отец и мать погибли в автомобильной катастрофе, а их квартиру приватизировала на свое имя старшая сестра, и вскоре ее муж предложили Передудину поселиться к престарелой бабушке в поселок Дзержинск. Там он и жил с 89-летней старушкой, подрабатывая истопником в местной котельной.

Естественно, Дмитрий не отказал армейскому другу в крове, благо дом у его бабушки был просторным. Так Зовин поселился у друга, а через некоторое время Передудин его и на работу устроил к себе — помощником кочегара. С этого времени более-менее спокойная жизнь престарелой женщины закончилась, так как друзья частенько, когда были деньги, устраивали попойки.

Не смог просить обиду

...На место пожара сразу же прибыла следственно-оперативная бригада. Эксперт-криминалист без труда установил, что мужчина и пожилая женщина были зарублены топором (предполагаемое орудие преступления валялось здесь же). Стало вполне очевидным, что поджог был устроен с целью скрытия следов этого кровавого преступления. После опроса соседей милиционеры установили подозреваемого. Односельчане рассказали, что приблизительно три месяца назад в доме 89-летней женщины вместе с ее 28-летним внуком Дмитрием жил 29-летний друг последнего Руслан. По одному из найденных в доме документов выяснилось, что неожиданно пропавший сразу после пожара друг погибшего имеет прописку в Тайшете. Но на милицейский запрос оттуда пришел ответ, что Руслан Зовин вот уже несколько лет в Тайшете не проживает; где он есть, одному Богу известно.

Задержали Руслана совершенно случайно во время проверки одного из подвалов, где обычно обитали бездомные. Сначала Зовин не сознавался в содеянном. Но после того, как ему предъявили отпечатки пальцев с топорища орудия убийства, он спокойно рассказал о случившемся.

В тот роковой вечер Передудин и Зовин допоздна пили водку и, как это нередко случалось, повздорили. В чем был предмет спора, Руслан так и не смог вспомнить, однако настаивал, что первым драку затеял сам хозяин дома.

— Помахали кулаками, потом успокоились, рассказывал оперативникам подозреваемый. — Дима, лег спать...

Но его старший армейский друг все никак не мог справиться с приступом ярости. Он слонялся по углам, накручивая свою обиду, и тут ему на глаза ему попался топор.

— Я взял его и, ничего не соображая, ударил спящего Дмитрия по голове, — говорил убийца. — Если бы он не поднялся, то я бы на этом и прекратил, но он поднял голову, она вся в крови была, и стал меня обзывать. Поэтому я стал бить его, как долго — не помню.

— А бабушку-то зачем убил? — спросил один из милиционеров.

— Почувствовал за спиной чей-то взгляд. Поворачиваюсь, а она стоит в дверном проеме и смотрит не мигая. Ну я и ее...

...После этого Зовин собрал свои вещи, добрался до железнодорожного вокзала и, выпив пива, купил билет до Тайшета, но тут его осенило... Около часа ночи убийца вернулся в дом, обложил тела своих жертв тряпьем и поджег. Возгорание заметили соседи убитых, и пожар успели потушить.

Суд, учитывая все обстоятельства дела, приговорил убийцу к 20 годам лишения свободы.

Имена и фамилии изменены.

Фото автора

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments