Сироту из Иркутска забыли в больнице

О девочке-инвалиде работники органов социальной защиты Иркутской области не вспоминали пять лет

Тринадцатилетнюю Аню Федоренко в Ивано-Матренинскую детскую больницу привезла Наталья Перетолчина, начальник отдела по делам несовершеннолетних Куйбышевского района. У девочки умерли все близкие, и после медицинского обследования ее должны были поместить в специальное детское учреждение. Однако ни через несколько дней, как было обещано, ни через год ребенка из больницы не забрали. Как говорят врачи, об Анне чиновники благополучно забыли. На долгих пять лет.

Страшные болезни, скорее всего, оказались врожденными

Удары судьбы стали сыпаться на Аню сразу после ее рождения. Мать отказалась от девочки, и ее воспитанием занялись отец и бабушка.

Поначалу жизнь этой небольшой семьи текла спокойно и размеренно. Владимир, папа девочки, работал, бабушка занималась любимой внучкой. Аня родилась здоровой и хорошенькой, развивалась как положено. В те времена никто не смог бы предугадать, что этому ребенку суждено перенести много несчастий.

Однажды трехлетняя Анюта, гуляя во дворике своего частного дома, открыла калитку и вышла на улицу. Почти сразу бабушка услышала душераздирающий крик внучки и бросилась на помощь. Малышка была вся в крови. Ее терзала огромная бродячая собака. Бабушка отогнала собаку и вызвала машину скорой помощи. Раны зажили, но ребенок никак не мог выйти из шокового состояния. Так Аня впервые попала в отделение для детей с нарушением психики с диагнозом "менингоэнцефалит". Позднее врачи поставят еще диагнозы "эпилепсия" и "олигофрения".

— Скорее всего, болезнь была врожденной. Ведь мать девочки к моменту ее рождения вовсю пила горькую. Но заболевание могло и не выйти наружу. Укусы собаки спровоцировали осложнения и приступы. Отец и бабушка Ани действительно очень любили ее. И когда время от времени девочке приходилось лежать у нас в отделении, все время были рядом с ней. К сожалению, ее заболевание неизлечимо, — говорит Фатима Сергеева, старшая медсестра нервного отделения Ивано-Матренинской больницы.

Бабушка и отец умерли один за другим

Шли годы. Родственникам Ани пришлось посвятить ей все свое время. Владимир так и не смог жениться — кому нужен такой привесок? Болезнь протекала сложно, приступы становились все тяжелее. И Владимир сломался, начал пить.

— Мне было по-человечески его жаль. Такой красивый, добрый мужчина. Но он попросту не выдержал напряжения. Не смог противостоять сложностям, трагическому стечению обстоятельств. А вот бабушка сопротивлялась до последнего. Но она была уже старенькая, и эта ноша была ей не по силам. Они умерли почти друг за другом. Сначала бабушка, через несколько месяцев — отец. Так Аня попала к нам на постоянное место жительства. Когда Наталья Перетолчина привезла к нам ее, слезно умоляла: только на две недельки возьмите, а потом мы ребенка пристроим. Это было в 2000 году, — вспоминает Фатима Михасовна.

Аня осталась в больнице на пять лет

Так Аня Федоренко стала жить в больнице. В обычной палате, где одни дети сменялись другими. И так из года в год. Прогулок в расписании обычного стационара не значится. Месяцами ребенок не дышал свежим воздухом. Если бы не сердобольные врачи и медсестры больницы, то девочка годами могла бы не видеть белого света. Кроме них о девочке также заботятся в церкви при Ивано-Матренинской больнице и некоторые посетители отделения. Приносят ей одежду, игрушки, вкусненькое. Государство от забот об Ане устранилось.

— Все эти пять лет мы не получали на девочку никаких денежных средств. Все годы нас успокаивали: подождите еще немного. Так ребенка ни на какие дотации и не поставили. Вообще, ее судьбой никто из чиновников не интересовался. Если бы мы их не тревожили, они о ней вообще бы не вспоминали, — рассказывает Анна Леонова, юрист-консультант Ивано-Матренинской больницы.

Когда работники больницы поняли, что за Аней никто возвращаться не собирается, они стали самостоятельно собирать документы для устройства ее в детский дом. Первым делом обратились в отдел опеки и попечительства Правобережного округа Иркутска, который некоторое время спустя вынес распоряжение об определении Анны в детское государственное учреждение. Затем обратились в областную соцзащиту, чтобы выдали путевку и выделили место в доме-интернате N 1 Иркутска. Но, когда, казалось бы, все было решено, дом-интернат отказался взять девочку.

— В телефонном разговоре нам отказали, ссылаясь на медицинские показания, хотя это учреждение создано именно для таких детей. Но нам ответили, что необходимо подлечить Аню, прежде чем определять к ним. Мы в который раз провели курс лечения и повторно обратились в соцзащиту. Да и вообще, к кому мы только не обращались: и к Нине Алаевой, начальнику департамента по делам горожан Иркутска, и к Ирине Губановой, начальнику департамента здравоохранения, и к многим другим. В конце концов Семен Круть, начальник соцзащиты области, пообещал, что будет выделено место в строящемся доме-интернате Братска. Но буквально месяц назад, когда учреждение было достроено, нам снова отказали. Причем не объяснив причин, — говорит Анна Леонова.

Исчерпав все свое терпение, врачи обратились в СМИ. Узнав об этом, чиновники среагировали быстро. Тут же была выделена путевка в дом-интернат Братска. Правда, из соцзащиты области до сих пор нет никакой реакции. Но перед врачами встала новая проблема: нет денег на билеты до Братска. Однако, по мнению врачей, это уже намного легче решить.

Хочу любить и быть любимой!

В этом году Ане Федоренко исполнилось 17 лет. За последние годы отделение Ивано-Матренинской больницы стало для нее родным домом. Узнав о предстоящем переезде, Аня долго плакала.

— Я всю жизнь прожила в Иркутске и не хочу уезжать в другой город, — говорит она. — И еще — у меня здесь живет друг.

— Где — здесь? В больнице?

— Познакомились мы в больнице. А живет Андрей в Ново-Ленино. Мы дружим уже несколько лет. Он часто приезжает ко мне в гости, привозит подарки. А когда у него был выпускной вечер, его родители брали меня с собой на праздник.

— Но ведь в Братске у тебя появятся новые друзья...

— Мне никто другой не нужен. Я люблю Андрея. И я очень привязалась к больнице. Иногда я тут помогала ухаживать за другими детьми. Вот тут был один маленький мальчик Толя. Так он мне как родной брат стал, очень меня полюбил.

В доме-интернате Братска Аня проведет всего год, до своего восемнадцатилетия. Сегодня врачи успокаивают ее, объясняют, что через год она вернется в Иркутск. Увы, скорее всего, этого не произойдет.

— Аня не способна к самостоятельной жизни. При ее заболевании это невозможно. Что она будет делать, если случится эпилептический приступ? Упадет и будет лежать, никто не поможет. Хотя она все понимает, умеет дружить, — говорит Фатима Михасовна.

К сожалению, будущее у девочки отнюдь не светлое. Скорее всего, всю свою жизнь она проведет в специальном учреждении, но уже для взрослых. А сейчас она мечтает выйти замуж и родить ребенка, жить своей семьей. Мечтает любить и быть любимой.

Метки:
baikalpress_id:  3 831