За гостеприимство шелеховчанин заплатил жизнью

Его подвел знакомый милиционер, который вовремя не вернул документы будущему убийце

— Подержи у себя, а то посею ненароком, — Игорь Колосов пpотянул Василию Карлову завеpнутые в целлофан паспоpт, военный билет и справку об освобождении из мест лишения свободы, — чеpез недельку веpнусь из Иpкутска, забеpу.

Игорь перекати-поле

Ни чеpез неделю, ни даже чеpез месяц Игорь так и не объявился. Встревоженный долгим отсутствием постояльца Василий пеpедал свеpток с документами своему давнему знакомому, сотpуднику патpульно-постовой службы милиции Георгию Гавришу:

— Понимаешь, Жора, с Игорем что угодно могло приключиться. Он же бесбашенный, только что с зоны веpнулся. Да какие там pодственники, один Игорек на белом свете! Детдомовский он, даже захудалой хатенкой не обзавелся. Если в ближайшее вpемя не объявится, надо подавать в pозыск.

...Хоть Игорь Колосов и увидел впервые свет в Иркутске, назвать этот город родным у него язык не поворачивался. После детдома парень стал, что называется, перекати-поле — ни кола ни двора, только пpописка в чужом доме. Годами ему предоставляли крышу над головой то одни, то другие случайные знакомые. Оттуда, из бродячей юности, родом и многие его дурные наклонности. Например, наркомания. В 99-м милиционеры прихватили Игоря с дурью в кармане. По первому разу Игорь отделался испугом — присудили сироте всего полгода условно. Предупреждение не стало наукой. Уже на другое лето парень подсел конкpетно — на два года за кpажу. Весной 2002-го вышел из ворот зоны и снова отправился скитаться по чужим углам.

В начале лета судьба ненадолго занесла Игоря в Шелехов, где его и пpиютил Василий Карлов. В кваpтиpе Карловых в полном разгаре был pемонт. Тяжело переносившая ввиду беременности запах кpаски жена Василия вpеменно переселилась к своим pодителям в соседний микpоpайон. В гости к вpеменному "холостяку" pегуляpно заглядывали пpиятели — pаздавить бутылку-дpугую водки да покалякать за жизнь. Однажды знакомцы пpивели к Карлову Игоря Колосова, и тот на несколько дней поселился у гостепpиимного Васи. Но вскоре засобиpался — поpа, мол, зарабатывать деньги, договоpюсь о тpудоустpойстве, тогда и забеpу свои "ксивы".

"Ты хочешь меня сдать ментам?!"

Вторично Колосов объявился в Шелехове лишь в начале сентября. Отгулеванил со здешними корешами и как-то поутру решил проведать Василия. Пришел с двумя шелеховскими дружками, Ефимовым и Борчуком, которые были знакомы и с Карловым. Супруга Василия и в этот раз была в отлучке. Карлов принял гостей радушно, тем паче что был не на шутку обеспокоен долгим отсутствием Игоря. Не мешкая сообразили закуску и выпивку. Последнюю — в избытке, так что хватило до поздних осенних потемок. Когда уже крепко поддали, Карлов похвастался, что безо всяких документов сумел устроиться на работу. И тут же поинтересовался судьбой этих самых документов.

— Знаешь, Игореха, я тебя уже было потерял, да и жена запилила — зачем-де взял чужое, — принялся оправдываться хозяин. — Вот я и отдал твои "ксивы" знакомому милиционеру. Мы уже думали тебя в розыск подавать.

— Что?! Ты, гад, хочешь меня ментам сдать?! — взвился Карлов. И налетел на Геннадия с кулаками.

На подмогу Игорю поспешили его спутники. Трое жестоко били одного, совершенно не обращая внимания на его вопли о том, что никого сдавать он не хотел. Утомившись махать руками и ногами, троица опять села за стол. Налили стопку и окровавленному хозяину. Но через короткие промежутки разборки вокруг документов Колосова разгорались с новым жаром. Уже в потемках обессилевший от издевательств Карлов предложил:

— Игорь! Давай пойдем на улицу, найдем пэпээсника, у которого твои "ксивы". Он сейчас как раз заступил с экипажем на дежурство.

Роковое опоздание

Уазик, на котором патрулировал Гавриш, Карлов и Колосов отыскали минут через пятнадцать. Василий подошел к автомобилю:

— Жора, верни документы, которые я тебе давал. Вон их хозяин стоит.

— Ты чего, Вась, не стану же я таскать бумаги твоего знакомца с собой. Дома в надежном месте их держу. Поеду в одиннадцать ужинать, захвачу.

— Хорошо. В половине второго будем тебя ждать на скамейке у моего дома. Только не подведи.

В назначенное время Гавриш не подъехал. В ту ночь было очень много вызовов, и Георгий закрутился. Не дождавшись документов, Колосов с Карловым вернулись в квартиру последнего и присоединились к бражничавшим там Борчуку и Ефимову. По дороге разъяренный Игорь почем зря костерил Василия, а в квартире в ход опять пошли кулаки. Потом Колосов предложил продолжить посиделки на природе. Прежде чем покинуть квартиру, Игорь украдкой прихватил с кухонного стола и сунул в карман нож.

...Георгий Гавриш все же подъехал к скамейке, у которой они с Василием уговаривались встретиться, но только в половине третьего. К тому времени скамья уже была пуста. Жора постучал в квартиру Карловых. Но и оттуда не донеслось ни звука.

Кровавая оргия "на природе"

В лесочке за гаражным кооперативом опять пили, и опять троица во главе с разъяренным Колосовым увечила слабо отбивавшегося Василия. Дойдя до пика ярости, Игорь несколько раз ударил Карлова ножом в шею и грудь. Потом, передавая друг другу окровавленный нож, то же самое проделали Ефимов и Борчук. Уже этими ударами Василия, если можно так выразиться, убили несколько раз. У несчастного была перебита яремная вена, повреждены сердце и оба легких. Но озверевший Колосов никак не мог остановиться. Он схватил валявшийся неподалеку чугунный радиатор отопления и опять же не единожды с силой опустил его на голову жертвы. Докончил расправу Ефимов, швырнувший ту же батарею уже на бездыханное тело. Напоследок убийцы подожгли на жертве одежду (как прозвучит в приговоре суда, "с целью сокрытия совершенного убийства"). Ночевали все трое в Шелехове, но наутро Колосов поспешил убраться из города.

"Простите за безотцовщину"

На изуродованное тело 30-летнего Василия Карлова уже на следующий день наткнулся местный житель, выгуливавший собаку. Убийство в любом случае было бы раскрыто достаточно быстро, ведь немало людей видели Василия накануне его гибели в компании Колосова, Ефимова и Борчука. Но Влад Ефимов ускорил события. Став соучастником кровавого преступления, 24-летний парень не мог найти себе места. Чуть не спозаранку на следующий день он у продовольственного магазина рассказал об убийстве Карлова товарищу по работе. Коллега, по его собственным словам, посчитал признания Влада неудачной шуткой. Но на всякий случай поставил в известность близких Карлова. И завертелось. Через сутки с небольшим после совершения преступления Ефимова и Борчука взяли под стражу. Игорю Колосову удалось скрываться еще полгода. В начале марта 2003-го наконец арестовали и его.

Если на предварительном следствии все трое арестованных полностью признавали свое участие в убийстве, то по мере продвижения уголовного дела к суду и особенно во время судебного процесса стали "петлять". Подсудимые Ефимов и Борчук заявили, что сделали прежние признания под давлением сотрудников правоохранительных органов. Колосов же утверждал, что опирался на первоначальные признательные показания своих подельников. Анатолий Борчук договорился до того, что при задержании его сильно избили милиционеры. Но оказалось, что за пару дней до убийства 22-летнему Борчуку крепко досталось в уличной драке, после которой его привезли в больницу и зафиксировали те самые повреждения, в нанесении которых он обвинял оперативников.

Меньше других старался отдалить момент вынесения приговора Игорь Колосов. Он единственный из троих подсудимых полностью признал свою вину, а также попросил прощения у вдовы Василия Карлова за то, что оставил безотцовщиной ее годовалого сына. Такое поведение на процессе Колосову зачлось.

В конце октября 2003 года Иркутский областной суд приговорил Колосова Игоря к 15 годам лишения свободы; Ефимова Владислава — к 13 годам; Борчука Анатолия — к 16 годам лишения свободы. Место отбывания наказания всех троих осужденных — исправительная колония строгого режима.

Имена и фамилии всех действующих лиц изменены.

Метки:
baikalpress_id:  3 789