Бывшему скотнику, поехавшему за пенсией, ампутировали ногу

Несколько месяцев пожилой мужчина жил на улицах Черемхово, пока у него не началась гангрена

В какую историю на самом деле попал житель деревни Поздеево Черемховского района Николай Герасименко, никому из людей, взявшихся устроить его судьбу, неизвестно. Его нашли на улице добрые люди, они же с грехом пополам добились, чтоб суровая скорая увезла шестидесятилетнего уже умирающего мужчину в больницу.

Пенсионерка Нина Харабарова впервые увидела Николая Герасименко два месяца назад. Он спал под тополями недалеко от остановки, где пенсионерка торгует всякой мелочью и газетами.

— Я заметила его случайно — шла как-то раненько на работу, он под тополями спит. Закашлялся весь. Я ему: "Ты что, замерз? Может, пальто принести?" А он молчит. Потом сказал, что лучше поесть чего-нибудь. Тогда хлеба взяла, колбасы, курева ему.

На алкаша мужчина был совсем не похож — не пил. Просто идти было некуда. Нина Павловна Харабарова со своей соседкой по торговле — молодой женщиной-мороженщицей — подкармливали бедолагу.

— А почему он на улице-то оказался? Не рассказывал он вам? — интересуюсь у пенсионерки.

— Да он из деревни приехал пенсию хлопотать. И застрял. А уехать не мог.

Однажды у мужчины ухудшилось самочувствие. Сильно заболела нога. Женщины вызвали скорую. Они ожидали, что изможденного человека, которому к тому же приходится спать прямо на остановке, медики заберут в больницу. Но ему только сделали укол.

— Наверное, снотворное вкололи, потому что после он очень-очень долго спал.

Укол не помог, и Николаю Васильевичу становилось все хуже. Пришлось вызывать скорую во второй раз. Она тоже отказалась везти Герасименко в больницу.

— Я им говорю: "Ну, сделайте тогда ему укол, чтобы он умер! Некуда человеку деваться!" — продолжает рассказ Нина Харабарова. — Тогда его все-таки увезли.

Но было уже поздно: у него началась гангрена, последствия атеросклероза. Пришлось ногу отнять. Но теперь он вылечился, все сроки держать его в больнице вышли.

— Он, если можно так выразиться, поставлен на ноги, но куда его девать? Конечно, в больнице его всегда накормят. Но ведь больница не может содержать человека по так называемым социальным показаниям. Это не единственный случай; таких, как он, больных и бездомных, слишком много, — говорит главный врач городской больницы Черемхово.

Сам Николай Васильевич сейчас согласен на любой приют и пристанище, только бы не на улице. А что ему еще желать — теперь он безногий инвалид без родственников, деваться ему некуда. Сейчас пока лежит в тепле и даже в сытости в больничном коридоре и рад этому.

Николай Герасименко охотно общается с журналистами. История его жизни незамысловата. Родился он в Украине. Отец его в 1949 году снялся с места и повез семью на переселение в Приморский край. Потом — в Казахстан. Потом — в Сибирь. В 1960 году семья нашла пристанище в Поздеево.

После того как в 1982 году умерла мать, Николай остался одиноким.

— Дети у меня были. Две дочери. Да неизвестно, где они теперь. Есть родственники в Приморье — сестра и двое братьев. С сестрой маленько переписываюсь. Да куда я им, у них денег тоже нет...

Пока кое-как перебивался совхоз, Николай Герасименко тоже перебивался, жил в совхозной квартире и работал скотником. Причиной своего появления в Черемхово он называет хлопоты пенсии: когда вышел пенсионный возраст, надо было ехать в город оформлять документы.

— В конце июля приехал в Черемхово. На остановках ночевал, на скамейках. Сначала на вокзале, но оттуда выгнали. Жил на что? Люди подавали. Да вот нога начала болеть. Я когда еще работал, она болела, простужена была. Обутки-то рваные зимой... А тут вдруг посинела вся.

— Почему первая скорая вас не забрала?

— Побрезговали, может, врачи. Ногу мотреть даже не стали.

— А отчего ж вы сразу в Поздеево не вернулись?

— Так не ходит транспорт туда-сюда. В Поздеево вообще не ходит. А пешком до трассы шесть километров. Деревня как в лесу.

О возвращении в родное Поздеево он даже боится думать. Потому что и дом растащили, и скотину он всю продал, и даже картошку в этот раз не посадил. Хотя на что ему эта картошка, если он без ноги.

В центре социального обслуживания Черемховского района уверены, что гражданин Николай Васильевич Герасименко покинул родное поздеевское гнездо уже года два назад. Соцзащита обратила внимание на пожилого человека, когда Нина Харабарова, устав надеяться на чью-то помощь, обратилась к журналистам. И Гелена Надеждина из "Черемховских новостей" инициировала вмешательство администрации в судьбу хоть и непьющего, но все же фактически полубомжа. Директор социального центра Светлана Плясова занялась устройством Герасименко в социальное учреждение.

— Мы связывались с сельской администрацией, узнавали. Два года назад он выехал с территории Поздеева. А односельчане, которые видели его время от времени в городе, утверждают, что он был хорошо одет и ухожен. Назад возвращаться не собирался. Решили, что он подженился в городе. А сейчас возвращаться ему некуда, четырехквартирный дом, где была его квартира, растащили. Мы его забираем в Голуметский дом-интернат.

Что же действительно приключилось с Николаем Герасименко? Возникает масса версий. Возможно, он неплохо жил где-то в семье в Черемхово, но что-то произошло, и мужчина оказался на улице. Возможно, он попал в передрягу. Может быть, его ударили по голове, и в памяти все смешалось. А может, просто не хочет говорить о том, что с ним случилось. Но, как бы то ни было, он растерян, вряд ли как-нибудь видит свое будущее и готов ко всему:

— Я даже не представляю, что дальше. То ли на небеса уже...

Метки:
baikalpress_id:  3 781