"Что-то с памятью моей стало..."

Передо мной "СМ Номер один" от 18 августа 2005 года, статья под интригующим названием "Село Бельск заселили колдуны и домовые". Со страницы смотрят на читателей бывшая заведующая библиотекой села Нелли Васильевна Задорина, которая, как напечатано под портретом, "помнит колокольный звон местной церкви" (сразу оговорюсь: не может она его помнить, так как, когда колокола звонили, она еще не родилась, а в Бельск она приехала работать уже взрослым человеком), и Светлана Бронникова, бывшая учительница Бельской школы, в которой я работаю, ну и, мол, которая тоже уверена, что бельские знахари хорошо лечат (откуда такая уверенность? Часто к их помощи прибегает?). Вот этим людям, включая журналиста, я и обязана тем, что пишу это письмо.

В начале статьи краткий исторический экскурс, ничего нового. О былом могуществе исторического села Бельск уже много писалось, и лучше, интереснее, чем в книге Татьяны Ковальской (талантливый человек, читала ее статьи, очерки, стихи) "Бельск — село заповедное" и в новой книге "Очерки истории Черемховского района" Николая Зубарева (книга краеведа Николая Зубарева "Очерки истории Черемховского района", вышедшая в издательском центре журнала "Сибирь". — Прим. ред.), не расскажешь.

Теперь два слова о том, что "река забирает паромщиков". Мистика здесь ни при чем. Действительно, причина — пьянство и элементарное несоблюдение правил безопасности. А аварии и несчастные случаи бывают и на других паромах. Содержание паромной переправы требует затрат и культуры пользования. Но это уже проблема местной администрации. (Вот об этом бы написать! Дети из-за реки, из-за парома по причине то ледостава, то ледохода не учатся по 2—3 месяца.)

А вот на том, что задело за живое, что коснулось меня лично и моих родственников, детей, хотелось бы остановиться поподробнее. Это часть статьи о "персоне ныне покойного Вити Сумкина". Я бы, может, по складу своего характера, прочитав эту несусветную ложь и чушь, просто нарыдалась бы в подушку, но моя золовка, сестра упомянутого Виктора, которая была настолько потрясена прочитанным, что ей просто плохо стало, она-то и убедила меня писать и требовать опровержения и все в этом духе.

Что же нас так возмутило? Во-первых, вообще-то некрасиво (а прямо сказать — это показатель бескультурья и невоспитанности) называть человека, которому далеко за 50, тем более недавно умершего (10 мая, в родительский день), как мальчишку, просто Витей. Как у каждого человека, у него тоже есть имя, данное ему при рождении, записанное в паспорте: Сумкин Виктор Николаевич.

Главное, чем возмущены соседи, коллеги (мои) по работе, родные, — это то, как в нескольких строках смогли с такой легкостью и пренебрежительностью исказить факты биографии человека, откровенно оболгать, извалять в грязи (а ведь в народе говорят: о мертвых не говори лучше ничего, но не говори плохо). Не берусь пока судить корреспондента "СМ Номер один", но наши земляки постыдились бы памяти покойного, односельчан, друзей Сумкина В.Н., с которыми он когда-то работал, а также родных, детей. Получилось у них как в известной песне: "Что-то с памятью моей стало, то, что было не со мной, помню...".

В статье говорится: "Науку... получил от матери". Да ни при чем здесь давно покойная Наталья Герасимовна. Она была неграмотная женщина, хорошая мать и хозяйка, но совершенно далекая от всяких знахарских дел, насколько я ее знаю и как рассказывали ее дочери. А Виктору передала некоторые свои знания, как он рассказывал, бабушка его школьного товарища. Он долго их скрывал и только уж в приличном возрасте очень редко, когда его просили, ездил к некоторым хозяевам, если у них что-то не ладилось со скотиной. При этом никаких таких предсказаний, кто навел порчу, он не давал.

Получалось у него сводить бородавки, поправлять голову, если человек стряхнул, людям становилось лучше. Но обращались к нему только близкие и родные, соседи — и очень редко.

А вот насчет совести фраза, что "гражданин Сумкин (вообще-то почетное слово "гражданин" у нас принято употреблять чаще при проверке паспортов, в милиции или суде, а здесь уместнее было бы употребить "житель села" или по имени-отчеству) по жизни ничем не занимался, разве что в клубе на баяне иногда подрабатывал", не знаю. Но пусть Бог ему будет судья, а я не прощу, как жена и сестра его родная старшая тоже, и сыновья, наверное, еще и не читали статью.

У Виктора Николаевича Сумкина трудовой стаж свыше 30 лет. Еще мальчишкой он начал работать в клубе баянистом (не подрабатывать!), первая запись в трудовой книжке: "Принят художественным руководителем в Бельский ДК" — от 01.04.65, тогда ему было 16 лет. Служил Виктор в морфлоте, а после службы вернулся на работу в ДК, где работал художественным руководителем при директоре Давыденко И.Т., а потом и директором ДК. В то время лучше его никто в Бельске на баяне не играл. И оркестра, как организованного им "живого", в котором играли и саксофон, и труба, и аккордеон, тоже в Бельске не было. И вышеупомянутая Нелли Васильевна с мужем Иваном, другом Виктора, в молодые годы много раз вальсировали в старом Бельском ДК под баян Сумкина. Вальс — это был его конек, он играл их много, каскадом, один за другим. Тогда танцы были другие, под баян — Н.В. ли этого не помнить?! Когда Виктор работал в ДК, она была библиотекарем. Работали в одном здании.

Затем Сумкин В.Н. Работал в организации Водстрой в г. Иркутске, в то время в Бельске начали строить водопровод, чему сельчане были очень рады, ведь раньше люди пользовались колодцами или возили воду зимой и летом из реки.

Несколько лет работал Сумкин киномехаником. Было время, когда все ходили в кино. Специально учился на курсах в Иркутском кинотехникуме. Не буду пересказывать всю трудовую книжку, а она у него оказалась пухлая, скажу лишь, что последних много лет он проработал в котельной Бельской школы. Работа физически тяжелая, вредная. Стал болеть, сказывались прошлые травмы и болячки. Я сама убедила его уволиться и заниматься домашним хозяйством, так как стажа для пенсии было уже достаточно, а здоровье сильно подорвано. Так что по советским временам тунеядцем, как выражается автор, он не был. Всякий раз, когда по какой-то причине приходилось увольняться, он побыстрее (или заранее) искал новую работу, чтобы не сидеть на шее у жены и поддерживать семью и детей.

Вот уж какой талант передавался в семье, так это музыкальные способности: от отца Николая Николаевича, который играл на гармошке, был душой компании, — к сыну Виктору и дочери Валентине. Музыкальны и наши дети. Оба сына служили в армии, имеют семьи, детей и серьезную ответственную работу. Виктор был дедушкой троих внучат, и они его очень любили.

И последнее. "Было у него две сестры", — пишут авторы. А как я понимаю, да и многих читательниц это покоробило, о живом человеке в прошедшем времени не говорят. Получается, что сестер уже нет на свете. Действительно, младшая Валентина Николаевна, учитель музыки, частушечница, мать троих детей, рано ушла из жизни, не дожив до 50 лет. Но старшая Людмила Николаевна живет и здравствует, слава Богу, по сей день. Свыше 40 лет своей жизни отдала она школе, начав вожатой, а после окончания института вела географию и много лет до пенсионного возраста была директором Бельской школы. При ней строилась и начинала работу новая школа. Нет человека в Бельске, который бы ее не знал. Прекрасная хозяйка, мать двух сыновей, бабушка четырех внуков, именно она, моя золовка, прочитав статью, сказала: "Что же, меня уже нет? Похоронили? Каково?"

В заключение хочу сказать: ваша газета не какая-нибудь бульварная сплетница, а уважаемое издание. А писать-то есть о чем, ведь интересных людей много. Только писать надо правду, чтобы люди читали, верили. Авторитет газеты от этого возрастет.

Метки:
baikalpress_id:  3 687
Загрузка...