Иностранные дипломаты в Иркутске

Занимались шпионажем, коммерцией и организацией заговоров

Сведения о том, что в дореволюционном Иркутске существовала широкая сеть иностранных консульских служб, почти прошла мимо внимания местных историков, хотя этот факт подтвержден документальными источниками. Четыре адреса, по которым располагались американская, английская, японская и китайская дипломатия в Иркутске, удалось установить с максимальной точностью. Местонахождение датской консульской службы можно предположить только в виде версии, имеющей под собой правдоподобное обоснование. Где находились итальянское и шведское дипломатические представительства, а также чем они занимались в Иркутске, требует дальнейших уточнений.

Датчане

Первыми в Иркутске появились датские дипломаты. Они обосновались в наших краях в начале прошлого века, и связано это было с проведением телеграфного сообщения из Китая в Западную Европу. Телеграфная линия не могла миновать Иркутск, и одна из датских фирм построила у нас телеграфную эксплуатационную станцию. Располагалась она там, где сейчас находится Иркутский телеграф, на площади Труда, рядом с цирком, а по дореволюционным адресным книгам — на Ивановской площади. Чуть позже при датском телеграфе (так предпочитали называть его иркутяне) возникла торговая контора, сотрудники которой развили довольно активную предпринимательскую деятельность в Восточной Сибири.

Консулом по совместительству был назначен местный уроженец г-н Стравинский, который одновременно являлся присяжным поверенным Иркутской судебной палаты. Выбор этой кандидатуры, скорее всего, обусловлен двумя причинами. Исполнение чисто консульских обязанностей лучше всего было возложить на человека, разбирающего в специфике сибирской жизни и имевшего положительную репутацию в глазах губернской администрации. Чиновник такого ранга, как Стравинский, вполне мог удовлетворять всем этим требованиям. Также резонно предположить, что для размещения консульства неэкономично было приобретать отдельное здание — оно вполне могло располагаться при здании датского телеграфа.

Что касается остальных сотрудников, то в большинстве своем они были подданными Российской империи, а потом гражданами СССР. Об этом можно судить по косвенным данным. После установления советской власти в Иркутске датское консульство было ликвидировано, а телеграф продолжал функционировать в прежнем виде до тридцатых годов. В годы сталинских репрессий чекисты пытались раскрутить дело о так называемом датском телеграфе; правда, по каким-то неизвестным причинам ему не дали хода. Так вот, среди подозреваемых телеграфных работников не было ни одного датчанина, и почти все они компактно проживали в Пионерском переулке города Иркутска.

Англичане и американцы

Чуть позже датчан в Восточную Сибирь стал проникать английский капитал. Деловые круги туманного Альбиона сделали большие вклады в Русско-азиатский банк, а для развития золотых приисков Бодайбо и Мамы создали компанию "Лена Гольдфилдс". Вслед за предпринимателями на Восточную Сибирь обратила внимания английская разведка, и после образования в 1907—1909 годах Антанты — союза трех государств Великобритании, Франции и России — в Иркутске одновременно открываются английское, американское и французское генеральные консульства.

Английское консульство находилось в "доме со львами" на Почтамтской (ныне улице Степана Разина, 40) — там, где сейчас располагается иркутская писательская организация. Консулом был назначен граф Неш, а аппарат консульства в основном состоял из военных разведчиков. Такой подбор кадров был связан с тем, что англичане рассматривали Сибирь как колонию, поэтому для прохождения службы направляли туда офицеров, имевших богатый колониальный опыт. Этот опыт подразумевал умение устраивать перевороты, организовывать заговоры против представителей власти, создавать вооруженную оппозицию, вести шпионскую и диверсионную деятельность. Особенно он пригодился англичанам, когда в Сибири началась Гражданская война и интервенция. Как известно, они приняли в этих событиях самое активное участие. В частности, в Иркутске английское консульство стало одним из оплотов офицерско-эсэровского подполья, ставившего перед собой цель свергнуть большевистскую власть и создать автономную Сибири.

Английские разведчики, работавшие под консульским прикрытием, поддерживали с подпольщиками тесные связи, оказывали им политическую поддержку, помогали деньгами и давали практические советы. В Иркутске англичане имели несколько конспиративных адресов, где проводили тайные встречи и совещания их сторонники.

В марте 1918 года в Иркутске открыли свое генеральное консульство США. Американцы очень тесно сотрудничали с англичанами. И естественно, что американский консул Э.Гаррис со своими сотрудниками после прибытия на новое место службы разместился в особняке на Почтамтской улице. Для охраны дипломатов в наш город прибыл батальон американских солдат. Кстати, американские военнослужащие оставили о себе в Иркутске неплохую память. Когда они впервые строем продефилировали по Большой улице, иркутяне от души приветствовали бравых розовощеких солдат. Некоторый интерес проявили горожане и к футбольному матчу, состоявшемуся в Глазковском предместье на циклодроме летом 1919 года, между американскими и чешскими солдатами.

Французы

Представительство французского генерального консульства располагалось в каменном особняке на Большой улице. Сейчас в этом здании по Карла Маркса, 3, находится Иркутский городской центр молекулярной диагностики. Генеральным консулом был аккредитован Анри Поль Буржу.

Пока не грянула вторая русская революция, французы вели себя в Иркутске, как это и предписано иностранным дипломатам, в роли внимательных и сторонних наблюдателей. При царском и Временном правительстве они оставались желанными персонами, а если учесть ту симпатию, которая издавна сложилась у сибиряков ко всему французскому, то офицеры из ведомства Анри Поль Буржуа, несомненно, были вхожи во все лучшие дома нашего города. В свою очередь местные банкиры, купцы, чиновники были частыми посетителями особняка на Большой, где располагались апартаменты генерального консула Французской Республики.

Эти нормальные отношения были прерваны в декабре 1917 года, когда на улицах Иркутска развернулись ожесточенные бои между юнкерами и большевиками. В создавшейся ситуации французы решительно стали на сторону правительственных войск, поднявшихся на вооруженную борьбу против большевистского временного революционного комитета. После окончания боев они не только укрыли в здании консульства руководителей сопротивления, но и предоставили им политическое убежище.

Открыто вмешавшись один раз в русские дела, французские дипломаты больше не могли оставаться сторонними наблюдателями. В условиях, когда жизнь в Иркутске погрузилась в революционный хаос и анархию, сотрудники консульского аппарата продолжали поддерживать тесные контакты с командованием и офицерами из штаба Иркутского военного округа. Из отрывочных сведений известно, что французское генконсульство, как и английское и американское, функционировало в Иркутске до 1920 года, пока под натиском частей 5-й армии консул Буржуа со своим штатом не отбыл на восток.

Японцы и китайцы

Здание, где располагалось генеральное консульство Японии, сохранилось и по сей день. Найти его легко: этот двухэтажный деревянный особняк находится по левую сторону от центрального выхода стадиона "Труд".

Чем занималось японское диппредставительство в Иркутске, тогда ни для кого не являлось секретом. Во главе консульства находился вице-консул Сугино, руководивший всей сетью японской разведки в Иркутске и других городах Сибири. Его заместители Минами и Танако осуществляли ответственные вербовочные операции. Остальные сотрудники аппарата сплошь состояли из разведчиков и специалистов японского генштаба. Сам подбор кадров ясно свидетельствовал о том, что могло интересовать японцев в Иркутске.

Появившись в Иркутске, японцы сразу поняли, что в качестве своей внештатной агентуры им целесообразнее использовать китайцев и корейцев, проживавших здесь тогда в огромном количестве. Больше того, японцы были сами заинтересованы в заселении приграничных сибирских районов представителями этих стран. Китайцам и корейцам, пожелавшим переселиться на чужбине, они платили деньги. Те оседали в сибирских городах, и со временем некоторые из них открывали там частные предприятия. Например, в Иркутске китайцы содержали ресторан, прачечные, магазины и аптеки. Такой китайский ресторан, находившийся на углу улиц Солдатской и Арсенальской (ныне Грязнова и Дзержинского), стал для японцев постоянным местом посещения, где они и осуществляли вербовку агентов.

Особое место в своей шпионской деятельности японское консульство в Иркутске отводило доктору тибетской медицины китайцу Хану. На улице Графа Кутайсова (улица Богдана Хмельницкого) в левой части каменного здания до революции существовал пункт, предоставляющий всем желающим новомодные медицинские услуги. На самом деле его владелец доктор Хан являлся резидентом японской разведки и свое роскошно обставленное заведение удачно использовал как прикрытие для выполнения секретных заданий.

Ему удалось создать китайский филерский разведаппарат, который состоял из чистильщиков обуви. Они отслеживали передвижения по улицам города ответственных чиновников и большевистских военачальников и докладывали своему хозяину о каждом их шаге. Доктора Хана, а вместе с ним и японскую разведку прежде всего интересовало, посещают ли они публичные дома, а также их пристрастие к алкогольным напиткам.

После того как Сибирь была окончательно завоевана большевиками, китайский доктор исчез из Иркутска. О нем осталось коротенькое упоминание, что Хан бежал зимой через Байкал вместе со своей любовницей Еленой Хан и сыном. Старожилы и по сей день помнят, что вплоть до 40-х годов на здании, где располагалось лечебное заведение, продолжала висеть табличка со странной надписью: "Доктор тибетской медицины Хан".

В 1920 году японское консульство было закрыто. В здании консульства на первых порах разместился особый отдел 5-й армии. В последующем оно было передано в ведение медицинского института, а недавно отреставрировано и продолжает служить людям.

Метки:
baikalpress_id:  3 682