По следам "клетчатого атлета"

Подозреваемого в убийстве нашли по двум приметам: клетчатому пиджаку и предполагаемой профессии

В одиннадцать часов вечера в дежурной части райотдела раздался телефонный звонок. Девушка сообщила, что на тротуаре у гостиницы "Сибирь" лежит мужчина, — и повесила трубку. От Кировского PОВД Иркутска, располагавшегося тогда, в начале 70-х, в небольшом здании между нынешней мэрией и лингвистическим университетом, до места происшествия пешим ходом было всего минуту. На тротуаре у гостиницы действительно лежал парень лет двадцати, в новеньком черном костюме и при галстуке. Вокруг пробитой головы несчастного растеклась лужа крови. Парень был без сознания. Старший лейтенант Тимощенко проверила карманы раненого. Никаких документов там не оказалось. Завывая сиреной, к месту происшествия подскочила скорая. Милиционеры попросили медиков, как только пациент придет в себя, попытаться узнать, как его зовут и где он живет.

Опер обязан владеть азбукой и дружить с глыбищами

— Сейчас, бывает, молодые оперативники совершенно напрасно игнорируют личный сыск, — считает ветеран иркутского уголовного розыска Нинель Вадимовна Тимощенко. — Когда намотаешь собственными ножками приличный километраж, заглянешь в десяток-другой пар глаз, не придется потом по тридцать раз перепроверять рассказы свидетелей или подозреваемых. В мое время даже классные сыскари не считали зазорным снова и снова возвращаться к азбуке личного сыска.

Расследование обстоятельств ранения парня у гостиницы "Сибирь" — один из таких азбучных случаев в богатой служебной практике Нинель Вадимовны. В тот сентябрьский день старший лейтенант Тимощенко заступила на сутки дежурным оперуполномоченным по уголовному розыску Кировского PОВД. Работы выпало уйма.

— Сильно выручали нас, сыскарей, участковые, — продолжает Нинель Вадимовна. — Редко кто из них одолел больше начальной школы. Но это были не мужики — глыбищи! Профессией владели железно, на своем участке знали каждую собаку. И каждая собака досконально изучила не только лицо участкового, но и его привычки, любимые словечки. Самым-самым среди матерых кировских участковых был пожилой капитан. Фамилии его сейчас уже не припомню. Да его весь райотдел иначе как Корнеичем и не величал. Без Корнеича мы век не раскрутили бы дело по парню у "Сибири".

Картина преступления обрастает деталями

...Ночь прошла в безвестности. А с утра Нинель Тимощенко и Корнеич начали подворный обход соседствующих с местом происшествия зданий. В округе были опрошены десятки жильцов и сотрудников разных учреждений и организаций. Однако за несколько часов милиционерам не удалось продвинуться в расследовании ни на шаг.

Удача улыбнулась им в учебном корпусе металлургического факультета Иркутского горно-металлургического института (корпус нынче принадлежит госуниверситету). На факультете накануне прошел осенний бал. Многие студенты вспомнили единственную за весь праздничный вечер ссору из-за девушек между двумя молодыми людьми. По описаниям один из них был очень похож на потерпевшего, второго свидетели дружно рисовали атлетом: рослый, широченные плечи, узкие бедра, в черно-сером пиджаке в клетку. Других особенностей внешности "клетчатого атлета" ни один из опрошенных не назвал. Поскольку на вечеринке будущих металлургов было много молодежи со стороны, никто из студентов не знал, откуда взялись эти двое.

Свидетельская база значительно расширилась при посещении розыскниками поздним вечером студенческого общежития во дворе иняза. Выяснилось, что телефонное сообщение в милицию о раненом сделала одна из здешних обитательниц. Девушка сообщила оперативникам, что она с подружками видела, как здоровенный бугай в клетчатом пиджаке, догнав убегавшего от него паренька, с размаху ударил его кулаком по голове. Беглец тут же рухнул на тротуар, а преследователь бросился наутек.

За три часа до визита милиционеров в студенческое общежитие из больницы, куда увезли потерпевшего, сообщили, что он пришел в сознание. Тимощенко и Корнеич тут же кинулись в лечебницу. Однако опоздали: раненый умер. Перед смертью он успел назвать лишь свою фамилию — Толмачев.

Мало ли в Иркутске Толмачевых! Найти адрес нужного помогли оперативникам вызванные на службу в пожарном порядке паспортисты. 19-летний Александр Толмачев был прописан с родителями в сталинском доме на площади Декабристов. Туда и понесли милиционеры горестную весть.

Где ты, Женя-физрук?

Новое утро. Личность потерпевшего установлена. Но кто же убийца Александра Толмачева? В милицейской картотеке человека, подходившего под параметры подозреваемого, не нашлось. Необходимо было срочно установить всех участников студенческого бала — вдруг кто-то вчера избежал беседы с милиционерами? Так и вышло: Андрей, металлург-второкурсник, назавтра после убийства в институте и общежитии отсутствовал. Зато теперь на вопрос о "клетчатом" среагировал моментально: "Зовут его вроде бы Женей, живет в двухэтажной деревяшке на Красных Мадьяр, работает физруком в какой-то школе".

Отыскать "клетчатого" Женю среди школьных преподавателей физкультуры было сложно. Во-первых, он мог оказаться вовсе не Женей. Во-вторых, в Иркутске десятки школ, разбросаны они по всему городу, а с транспортом и со временем у милиционеров напряженка. К тому же "клетчатый" мог жить в Иркутске, а учительствовать где-нибудь в пригороде.

Вариант обзвона всех школ Иркутска и окрестностей по телефону забраковали сразу. Трубку запросто мог взять человек, симпатизирующий Жене. Он моментально предупредит подозреваемого, и тогда ищи ветра в поле. А главное — необходимо было заполучить не только Женю, но и вещественные доказательства. Самым важным из них был клетчатый пиджак, на который почти поголовно ссылались свидетели. Исходя из таких соображений Корнеич и Нинель Тимощенко отправились в поход по квартирам по улице Красных Мадьяр. Для конспирации — оба в гражданской одежде.

Убийцу провели по Иркутску без наручников

Адрес Жени у местных жителей милиционерам удалось узнать только часам к семи вечера. "Бугай в клетчатом костюмчике? — переспросил сухонький дедок. — Так это же Женька Гарусов! Вон в той двухэтажке в девятой квартире живет с отцом, матерью да с Вовкой, младшим братишкой".

Дома из Гарусовых был один Володя, паренек лет двенадцати. Нежданных визитеров он встретил настороженно, но в квартиру впустил, велев дожидаться Евгения на кухне. Сам крутился поблизости и все время стриг ушами.

— А мы разболтались, — вспоминает Нинель Вадимовна Тимощенко. — Я говорю Корнеичу: "Смотри, везде клетчатый пиджак фигурирует". Пацан, услышав это, метнулся в соседнюю комнату. Я следом. Он, оказывается, хотел костюм брата перепрятать. Рукав у пиджака от плеча был надорван и весь заляпан кровью. Видимо, они сначала дрались, потом уже Толмачев побежал... Вещдок мы изъяли. А следом и Евгений заявился. Мы ему предложили по-хорошему пройти с нами в райотдел, но парень затеял борьбу с участковым. Корнеич хоть тоже немелкий мужик был, но с этим молодым "шкафом" ему бы не справиться. Я еле убедила разбушевавшегося "качка", что рано или поздно его все равно арестуют. Так через полгорода и конвоировали его до райотдела — без наручников и большей частью пешком.

Судмедэксперт невольно подыграл "клетчатому"

В PОВД Гарусова предъявили на опознание участникам вечеринки в горно-металлургическом. Когда на него, как на человека, ссорившегося с Сашей Толмачевым, указал уже четвертый свидетель, Евгений почти правдоподобно возмутился: "Вы им подсказываете, в кого пальцем тыкать!"

Дабы пресечь дальнейшие уловки подозреваемого, уже прошедших опознание студентов до окончания процедуры стали препровождать в самый большой кабинет райотдела. Так они теряли возможность общаться с теми, кому еще предстояло опознавать преступника. А самому Гарусову разрешили выбирать, куда ему садиться в следующий раз, — в центре, слева или справа от статистов. Но и после этого участником ссоры с Толмачевым назвали Гарусова около шестидесяти человек. И Евгений раскололся. Он рассказал, как в трагический вечер догнал Толмачева и со всей силы ударил его свинцовым кругляшом, который потом утопил в Ангаре.

Однако, наслушавшись в следственном изоляторе советов матерых уголовников, Граусов опять ушел в несознанку. Добавил очков в его пользу и судмедэксперт, двояко оценивший причину смерти Александра Толмачева. По выводам эксперта, Саша мог погибнуть как вследствие удара тупым предметом, так и от удара о тупой предмет, например об асфальт при падении. Если бы в суде преобладала вторая версия, Гарусов отделался бы гораздо более мягким наказанием.

Но повторная экспертиза пришла к однозначному выводу: причина смерти потерпевшего — удар тупым предметом. 23-летнего Евгения Гарусова суд приговорил к 12 годам лишения свободы.

Загрузка...