Александр Тишанин: "Не терплю соглашательства"

Начальник ВСЖД дорабатывает последнюю неделю перед вступлением на должность губернатора Иркутской области

В минувшую пятницу депутаты Законодательного собрания области утвердили Александра Тишанина, начальника ВСЖД, на должность губернатора. В Иркутск Тишанин приехал из Читы полтора года назад и потому малоизвестен даже деловой и политической элите, не говоря уж о населении. Мы напросились к Александру Тишанину на интервью, чтобы получить хоть какое-то представление о человеке, который буквально через неделю, 8 сентября, станет первым лицом области.

Президенту грустно, что область в плачевном состоянии

— Александр Георгиевич, давайте начнем с главного события. Насколько неожиданным было для вас предложение президента?

— Не буду скрывать, это было очень неожиданно по нескольким причинам. Во-первых, потому что я профессиональный железнодорожник в третьем поколении. Во-вторых, я никогда даже не думал перейти на столь значимый политический пост, как губернатор области. В-третьих, в отрасли примеров таких не было, за исключением, может быть, Амана Тулеева, который тоже в свое время работал руководителем магистрали.

— Вы встречались с президентом?

— Конечно. Надо сказать, что Владимир Владимирович очень неплохо информирован, он отлично знает ситуацию в области. На этой встрече были поставлены задачи, которые мне и сегодня приходится выполнять: это повышение уровня жизни региона, рост производства и многое другое.

— Что бы вы назвали самым главным в этом разговоре?

— Самое главное? Это то доверие, которое мне как руководителю, пускай даже немалого хозяйствующего субъекта, было оказано, и внимание, с которым президент относится к региону, — ему действительно небезразлично то, что такая богатая область находится сегодня в таком плачевном финансово-экономическом состоянии.

— Как вы считаете, это плачевное состояние — объективная ситуация, то есть хоть лоб расшиби, ничего не изменишь, или все-таки есть пути выхода?

— Конечно же, есть. Во-первых, надо идеологически изменить подходы к формированию доходной части бюджета. Идеологически. Во-вторых, надо развернуть крупных налогоплательщиков, чтобы они несли социальную нагрузку, живя в этом обществе и государстве. Надо выстроить отношения с ФПГ. Все это — одна сторона медали. Вторая — это целевое расходование средств, оно должно быть рачительным, эффективным, грамотно выстроенным. То есть надо уметь заработать и уметь грамотно потратить. Так сегодня работает дорога. А принципы формирования бюджета — и доходной части, и расходной — на всех уровнях примерно одинаковы, что на дороге, что в регионе. Ничего тут сверхумного нет.

— Так если нет ничего сверхумного, почему же состояние-то плачевное?

— Ну, мне кажется, для того чтобы получить ответ на этот вопрос, вам нужно было бы брать интервью в другом офисе.

— Считаете ли вы необходимым кардинально менять команду, которая работает сегодня в областной администрации?

— Не хочу хитрить — как правило, обновление администрации связано прежде всего со сменой команды. Но в то же время хочу подчеркнуть, что, работая полтора года тут, на ВСЖД, я не поменял ни одного заместителя, у меня их 11 человек. Главная задача менеджмента, менеджера такого уровня и заключается в том, чтобы найти общий язык с каждым, заставить выполнять нормально и добросовестно свои обязанности. Хотя исключения, безусловно, будут — это естественный процесс.

О депутатах и роли партии в истории

— Перед сессией вы встретились практически со всеми депутатами. Какое у вас сложилось впечатление о депутатском корпусе области, как вы будете выстраивать с ним отношения?

— Законодательное собрание сегодня состоит из очень грамотных специалистов, оно очень работоспособное и организованное. И беседуя с представителями разных фракций, я сделал для себя главный вывод: общий язык можно найти абсолютно со всеми и по любым вопросам. Со всеми есть взаимопонимание и точки соприкосновения. Я полагаю, что будем и дальше развивать такой же конструктивный диалог.

— Сегодня большинство руководителей — члены партии "Единая Россия", а как получилось, что вы туда не попали?

— Наверное, это явилось и одним из преимуществ, которое позволило мне стать кандидатом на этот пост, — то, что ни в какой партии не состою. Хотя отношения с "Единой Россией" у меня в целом выстроены. И я не исключаю вероятности вступления туда. Но при этом я понимаю, что политическая основа должна не мешать, а помогать в работе, решать те вопросы, которые направлены на благо региона. Неважно, в какой ты партии состоишь — в "Родине" или в Аграрной, — важно то, какую пользу твоя политическая платформа оказывает в твоей прямой деятельности. Поэтому сегодня я говорить о вступлении в партию пока не могу, но возможность такую не исключаю. Ведь я же был членом КПСС.

— И что, идейно?

— А вы думаете, я являюсь каким-то исключением из правил? Да, был. И честно об этом говорю. Если порассуждать: жила страна по таким законам, и никто ж тогда не считал, что эти законы неправильные. Вы же были комсомолкой?

— Была.

— Вот видите, вы же c себя пионерский галстук не срывали и комсомольским значком не кидались. А я в 90-м году уже был начальником станции, на которой в сутки грузили столько, сколько Иркутск сегодня грузит. Поэтому тут, знаете, осуждать кого-либо за то время тоже не совсем правильно.

О главном

— А что бы вы обозначили для себя как задачу номер один?

— Самый главный мой принцип — геополитический. Возьмем сельское хозяйство. Что тут главное? Правильное распределение дотаций. Сегодня же сами принципы, по которым дотируется сельское хозяйство в области, неверные. А поддержание жизни на селе — это геополитика. Второе — работа с молодежью, это тоже геополитика, сюда входят и борьба против наркомании, преступности, и усиление работы с правоохранительными органами. А то комитеты есть, есть службы и управления, но как они работают — вопрос. Дальше. Я ведь не зря сказал про социальную нагрузку. Железная дорога содержит же детский дом, хотя он и не наш. Мы в прошлом году в него 1 миллион 900 тысяч рублей вложили, в этом году 2 миллиона вкладываем. Это немалые деньги, согласитесь. Потому что это же наши дети.

Или вот пустили вагон-церковь. Тоже социальный вопрос. Если с его помощью хотя бы несколько человек перевернут свою жизнь, встанут на лучший путь, это уже плюс и для общества, и даже для государства. И другие предприятия должны уделять внимание таким вопросам. Строительство тоже геополитика. Затем — создание условий для предпринимательства. Оформить сегодня все документы для того, чтобы стать предпринимателем, — проблема из проблем. Принцип, который был заложен по этому вопросу в программу развития области, не работает. Лесной комплекс: как его развивать, как сделать так, чтобы люди не воровали лес, а занимались его переработкой, реализацией по нормальным ценам? Все это и есть первоочередные задачи.

О критике и советах

— Александр Георгиевич, как вы относитесь к критике?

— Нормально. Меня тут постоянно критикуют (улыбается. — Е.С). Я бы даже иначе поставил вопрос: как вы относитесь к соглашательской позиции? Ведь как порой бывает: что бы ни сказал — в ответ "мы согласны". Вот этого не могу терпеть. Пусть лучше человек придет и скажет: тут вы неправильно делаете, надо по-другому. Если действительно так — согласен, вопросов нет.

— Сейчас многие пойдут к вам с различными советами, в том числе и по кадровым вопросам. Как будете со всем этим разбираться?

— Мы же все вышли из Страны Советов, а в ней советы бесплатные, поэтому чего ж от них отказываться. Нужно, безусловно, выслушать любой совет. Но в то же время надо оценивать человека по его делам, его репутации, смотреть, что за ним стоит, какая у него квалификация, какая жизненная позиция. Если проецировать вопрос на ситуацию по дороге — у нас существует система отбора и подготовки кадров. И эта система реально является основой кадрового ядра отрасли. Можно сказать, что мы с детского сада выращиваем специалистов.

— Но в государстве сегодня такой системы нет.

— Почему это ее нет? Я, допустим, кроме двух университетов окончил еще и академию народного хозяйства при правительстве. Несмотря на весь негатив и критику в адрес застойных времен, это была реальная система подготовки управленцев, и сегодня многие, прошедшие через эту систему, работают достойно.

Друзей много не бывает

— Когда вы приехали в Иркутск, какие у вас были первые впечатления о городе, о его жителях? Изменились ли они за полтора года?

— Недаром, наверное, говорят, что первые впечатления самые сильные, — они и сегодня довлеют над всеми последующими. Да нормальные впечатления. Здесь живут хорошие, жизнерадостные, трудолюбивые люди. Конечно, я могу судить в основном по железной дороге, но она ведь как лакмусовая бумажка отражает состояние той среды, где мы живем. У меня очень грамотный, подготовленный персонал. Коллектив выполняет все поставленные задачи. И не просто ради галочки и получения зарплаты. Делают хорошо. Мы, например, 1 сентября открываем новый вокзал в порту Байкал — приезжайте, и вы убедитесь, как можно красиво решить поставленную задачу. Такого вокзала, я вас уверяю, на дороге еще не было. Это не просто коробка из кирпича, на которую крышу нахлобучили. Здание выдержано в стиле тех времен, начала XX века, даже доска выполнена по тому образцу. На втором этаже гостиничные номера, на первом — музей. Человек там сразу должен понять, куда он попал; понять, что тут в 1905 году была запущена уникальная дорога — золотая пряжка Транссиба, как ее Витте называл.

— Послушайте, вы же, в хорошем смысле конечно, фанат своего дела. Как будете на другом месте работать?

— Так я ж всего двумя кварталами дальше буду.

— Не жалко оставлять все это?

— Конечно, жалко. Мне и из Челябинска было тяжело уезжать, и из Читы. Я же человек, а не робот. Но я государственный человек, и, если президент решил доверить мне этот пост, я просто обязан был откликнуться. В Челябинске в свое время я работал замначальника дороги по перевозкам — казалось бы, чего еще надо? Сказали — езжай в Читу, а я только по карте и знал, где эта Чита находится. Но сел на поезд да поехал. Сначала в Москву, потом уже с приказом в Читу. Через три месяца жена приехала. Потом вот сюда переехали. Жизнь, она из этого и состоит.

— У вас здесь появились друзья?

— Я считаю, друг — это более емкое слово. Это такой человек, который один в жизни бывает или два. Единомышленники, я так скажу, — да, появились здесь. И очень много, и не только в профессиональной сфере. Единомышленники, которые меня понимают, которых я понимаю.

Семья привыкла к переменам

— Расскажите, пожалуйста, о своей семье.

— Да, по-моему, везде уже все написали и обо мне, и о семье. Я женат уже 16 лет. Сын Михаил учится в лицее, дочь там же учится. Сыну 15 лет, дочери 13 с половиной, Анной зовут. Жена Татьяна работает в дорожном центре транспортного обслуживания инженером. По образованию тоже железнодорожник.

— А как семья восприняла этот поворот в вашей судьбе?

— Да как вам сказать... Не буду лукавить и говорить, что она восприняла это с большим вдохновением, ведь половина моей нагрузки ложится на них. Сами понимаете, что это ограничения в личном времени. Дома придется меньше бывать, это все тоже накладывает отпечаток. Надо реально подходить к вещам: несмотря на то что это высокий пост и доверие, это еще и большая нагрузка — и на меня, и на семью. Но они вроде ко всему привыкли за много лет, уже не возникает трений по таким вопросам.

— А как вы отдыхаете?

— Зимой часто отдыхаю, когда ситуация на дороге поспокойнее, чем летом. Ездим по выходным кататься на горных лыжах в Байкальск.

— Это вы по примеру Путина на лыжи-то встали?

— Да ну, я даже не могу припомнить, кто меня к этому пристрастил. А летом выезжаем на природу, куда-нибудь на озеро.

— Дача есть у вас?

— Нет. В Челябинске была, потом уже не получается как-то.

— Скажите, а до вступления в должность губернатора вы будете здесь работать?

— Конечно, я же пока начальник дороги, а то уволят еще за эти две недели по 33-й статье.

— Спасибо. Удачи вам в дальнейшем пути.

Загрузка...