Витимская экспедиция прервалась в самом начале

Из-за гибели руководителя экспедиции поиски метеорита прекращены

1 августа началась экспедиция сотрудников Иркутского научного центра СО РАН и Иркутского государственного университета в Бодайбинский район: шестеро ученых должны были обследовать уникальное геологическое образование — Патомский кратер (конус Колпакова) — и в очередной раз заняться поисками следов взрыва Витимского болида, упавшего осенью 2002 года. Как мы уже сообщали в прошлом номере, экспедиция закончилась практически в самом начале из-за трагического события: от обширного инфаркта прямо на тропе умер ее руководитель Евгений Воробьев. Первые подробности рассказал нашей газете директор обсерватории ИГУ Сергей Язев.

От Бодайбо до инфаркта

От Бодайбо до кратера экспедиции предстояло преодолеть около трехсот километров. На арендованном уазике ученые добрались до поселка Векша, где живет всего один человек. Там из досок и четырех камер от большегрузных автомобилей соорудили плот, на котором укрепили рюкзаки, снаряжение и продукты. Единственный житель Векши одолжил на время экспедиции свою плоскодонную лодку.

Утром 5 августа ученые начали сплав по реке Хомолхо, причем трое шли за плотами по берегу из-за невысокой грузоподъемности плавсредств. Пятьдесят километров преодолели за два с половиной дня.

Вечером 7 августа экспедиция добралась до устья ручья Явальдин, где был поставлен базовый лагерь. Начальник экспедиции Евгений Воробьев и его сотрудник Александр Федоров тут же отправились на разведку. Вернулись они довольные: тропа хорошая, в двух километрах выше по ручью стоит якутская изба, и якут Кеша Непряхин готов проводить ученых до самого кратера. В двух километрах от кратера стоит еще одна изба, где можно было переночевать.

Как пишут в плохих романах, утро 8 августа было солнечным и радостным, ничего не предвещало беды. Пятеро ученых двинулись по тропе, а в лагере остались Александр Федоров и Анатолий Арсентьев. Ученые зашли за якутом Кешей и вместе с ним двинулись к первой цели экспедиции — конусу Колпакова.

Рассказывает Сергей Язев:

— Мы шли весело, переговариваясь и пошучивая, в ожидании близкой цели. Примерно спустя час Евгений Иванович Воробьев, который шел вслед за Кешей, неожиданно захрипел и упал. Мы бросились к нему. Нитроглицерин, непрямой массаж сердца, искусственное дыхание не помогли. Евгений Иванович скончался. Впоследствии вскрытие, проведенное в Бодайбинском морге, показало, что это был обширный инфаркт. Из двух молодых лиственниц и двух рам для станковых рюкзаков сделали носилки. Пронесли Евгения Ивановича метров пятьдесят вчетвером и поняли, что это невозможно: по узкой горной лесной тропе нести тело оказалось более чем нелегким делом. Возле тела остались Антипин и Кеша, мы отправились в лагерь. Здесь разобрали плот, взяли с него две надутые камеры и принесли их к месту трагедии.

Вшестером ученые вынесли носилки к берегу Явальдина. Носилки установили на камеры, соорудив нечто вроде плота. Антипин, Федоров, а также якуты Кеша и Вася Непряхины повезли тело Евгения Ивановича вниз по Хомолхо...

Недолгие исследования бодайбинского феномена

После того как часть группы ушла исполнять свою печальную миссию, в лагере остались четыре человека. Преодолев почти полторы тысячи километров по воздуху, воде и земле и находясь всего в двенадцати километрах от кратера, ученые приняли решение хотя бы в ограниченном объеме провести изучение загадочного объекта. Решение второй задачи экспедиции — исследование предполагаемого места падения Витимского болида — было отменено.

Кратер произвел на ученых ошеломляющее впечатление. Гигантский холм из дробленого серого известняка возвышался на 60 метров. Длинная осыпь протягивалась вниз по склону более чем на 100 м. Холм увенчивался кольцевым валом диаметром 75—80 м. Внутри вала находился глубокий (около 12 м) ров, а в центре возвышалась центральная горка высотой 12—15 метров.

Вещество кратера оказалось чрезвычайно хрупким. Серые потрескавшиеся известняковые глыбы рассыпались при прикосновении. В некоторых глыбах под действием воды и ветра появились сквозные отверстия.

С помощью мерной ленты и эклиметра были выполнены измерения геометрических размеров кратера. Были отобраны образцы породы, определены точные географические координаты объекта. Ученые взяли для изучения спил самого старого дерева, росшего у самого подножия кратера.

После проведения исследований на кратере отряд в течение двух суток пешком прошел более 50 километров по горной дороге через три перевала и добрался до Векши. Отсюда попутная машина довезла ученых до Бодайбо.

О результатах говорить рано, и то, что было сделано, недостаточно для каких-то выводов. Пожалуй, уверенно можно говорить только об одном: кратер существовал еще задолго до 1908 года, а значит, к Тунгусскому метеориту он не имеет никакого отношения. Водитель автомашины из Перевоза сообщил, что его прадед пришел в эти края в 1877 году — и кратер уже был.

— О происхождении кратера говорить очень трудно, — рассказал Сергей Язев. — Мы предпочитаем пока не высказывать никакие гипотезы, пока не проведено изучение полученных данных. На такой точке зрения стоял Евгений Иванович Воробьев, чье имя теперь навсегда будет связано с Патомским кратером.

Метки:
baikalpress_id:  3 634