Дочь убила растлившего ее отца

Она отомстила за насилие, которое учинил родитель над ее старшей подругой

Это происшествие, случившее несколько лет назад, буквально шокировало жителей одного из небольших иркутских поселков. 15-летнюю девочку-подростка обвинили в убийстве собственного отца, который вырастил ее один после смерти матери. На защиту Алены встали не только педагоги, но и соседи. Все они доказывали, что кроткая по нраву девчонка не могла совершить столь тяжкое преступление. Все склонялись к версии, что убийство — дело рук ее 23-летней подруги Жанны, которая некоторое время назад поселилась в неполной семье Алены...

Ребенок выжил, мать — нет

У матери Аленки, местной красавицы по имени Аксинья, слывшей в поселке веселой и общительной женщиной, Павел Ворчаков был вторым мужем. Несмотря на то что муж был на восемь лет младше жены, эту пару называли счастливой, в скором времени в семействе ожидалось и прибавление. Но здесь вмешалась судьба-злодейка.

...В один весенний дождливый вечер, возвращаясь на велосипеде с загородных теплиц, где она работала, Аксинья, скорее всего, шарахнулась от раската грома и при этом вильнула рулем в сторону. Колесо подвернулось, и беременная женщина кубарем скатилась в довольно глубокую промоину, вдоль которой петляла тропа.

От удара о землю у пострадавшей случился выкидыш. Неизвестно, чем бы все это происшествие закончилось для появившегося на белый свет недоношенного ребенка, если бы следом не шла еще одна жительница этого поселка. Женщина вдруг услышала какой-то не совсем естественный детский крик. Перекрестившись, она побежала домой и рассказала мужу о своей слуховой галлюцинации. Вдвоем они побежали к зловещему обрыву. Опустившись на колени, они заглянули вниз и в свете луны увидел опрокинутый велосипед, а под ним женщину. Спустившись вниз, мужчина понял, что Аксинья уже мертва, но в грязи копошилось и издавало звуки живое существо...

Так, по рассказам жителей поселка, и появилась на свет Аленка. Ее мать похоронили на местном кладбище. Как установила экспертиза, женщина скончалась от большой потери крови. Обезумевший от горя Павел спустя какое-то время все-таки пришел в себя и через месяц приехал забирать из роддома свою кроху-дочурку, которая почти месяц пролежала там в реанимации для новорожденных. Несмотря на все оказии, Аленка выжила, и врачи передали в руки отца вполне здорового ребенка.

Не все хорошо было в доме Ворчаковых

Дома родитель окружил дочурку заботой и вниманием, да таким, что ей могли бы позавидовать дети из полных семей. Отец, как говорится, пылинки с Алены сдувал, и дочь подрастала физически здоровым ребенком. Вот только нрав у нее был не отцовский и уж тем более не Аксиньи-матери. Росла Аленка тихим и пугливым человечком. Любила уединение и тишину. Подружек у нее не было, и она все больше возилась с котятами и щенками, которых в ворчаковском подворье было по несколько штук. Тем не менее в школе она училась хорошо, все поручения выполняла прилежно и аккуратно, так что нареканий на нее никаких не было.

Когда пришла пора наливаться женскими соками, сторонившаяся всех Аленка вообще стала затворницей. А ее 40-летний отец к этому времени превратился в ярко выраженного пьяницу. Все началось сразу после гибели жены. Чтобы облегчить себе восприятие свалившейся на него беды, Павел стал прикладываться к рюмочке. "Так мне легче переносить горе", — оправдывался он перед соседями. Сперва он выпивал один, но спустя некоторое время появились компаньоны, и пошло-поехало. Но, несмотря на все это, Павел был заботливым и, главное, любящим отцом.

Зарезался ли Пашка?

В один из летних вечеров соседи Ворчаковых услышали в их дворе шум. Заглянув через ограду, одна из соседок узнала от стучавшей в дверь 15-летней Аленки, что та не может попасть в дом.

— Когда я уходила в магазин, — рассказала девочка, — папа был дома. Наверное, закрылся изнутри и спит без задних ног. Опять напился...

— А может, блевотиной задохнулся, — вставила свои "три копейки" стоявшая рядом с Аленкой ее жиличка и подруга Жанна, которую соседи стали недолюбливать с первого взгляда.

— Ты бы не болтала что попало, — вымолвила ей в ответ соседка. — А не то накличешь беды. Алена, если не проснется, позовешь моего, он поможет дверь вскрыть.

Примерно часа через полтора, когда на улице уже порядком стемнело, девушкам на помощь действительно пришел сосед. Под ударами его мощных плеч дверь слетела с петель, и он первый вошел в сени, а затем и в комнату. Через секунду он как ошпаренный, с бледным лицом выскочил оттуда обратно на у лицу и, заикаясь, сообщил:

— П-п-пашка... Он того... З-з-зарезался!

Следствие склонялось к версии самоубийства

Прибывшие примерно через час следователь и сотрудник уголовного розыска увидели картину, которая невольно вызвала у них сострадание: рядом с трупом отца лежала вся перепачканная в крови, изможденная от рыданий дочь самоубийцы (версия суицида напрашивалась сама собой).

Павел Ворчаков лежал посредине большой комнаты, на спине, с раскинутыми навзничь руками. В правой руке он сжимал рукоять большого охотничьего ножа, лезвие которого было покрыто уже запекшейся кровью. Эксперт-криминалист дал убитой горем дочери понюхать нашатыря. Придя в себя, девушка начала давать показания. Аленка уверяла оперативников, что ее отец часто, будучи в нетрезвом состоянии, грозился свести счеты с жизнью. Девочка говорила это так убедительно, что вся следственная бригада еще более склонялась к версии самоубийства.

Но, несмотря на очевидность этой версии, сотрудники правоохранительных органов провели все необходимые следственные действия и даже сняли отпечатки пальцев с ножа, в особенности с защелки, на которую была закрыта изнутри дверь дома. Экспертизой было установлено, что на рукояти ножа имеются отпечатки пальцев только убитого, а вот на защелке... На защелке его отпечатков пальцев не было. Зато были отпечатки пальцев подруги Алены Жанны. Это заставило оперативников призадуматься. 23-летнюю девушку, как говорится, взяли в оборот, и через четыре часа допросов она рассказала следователю правду об убийстве: как и, главное, почему все произошло.

Пьяный родитель изнасиловал подругу дочери

Оказалось, что Жанна в силу своей природной некрасивости была нетрадиционной сексуальной ориентации. Как-то в роще за поселком она встретила одиноко сидящую Аленку. Подсев к девочке, она разговорилась с ней и вдруг недвусмысленно к ней прикоснулась. Реакция девочки была неожиданной: Аленка буквально раскрылась ей для лесбийских утех. С тех пор она и стала жить в доме Ворчаковых. А о смерти отца Аленки она рассказала в обычной своей грубоватой манере:

— Да приставать он начал ко мне, вот она его мочканула.

По ее словам выходило, что Павел Ворчаков, приходя домой в нетрезвом состоянии, искал половой близости со старшей подругой своей дочери. Вот и в тот роковой вечер, когда Аленка ушла в магазин за продуктами, он набросился на Жанну.

— В это время домой вернулась Аленка и, увидев нас вместе, схватила нож и (откуда только и сила у нее взялась?) всадила его отцу прямо в сердце.

После случившегося у Жанны и созрело решение выдать все за самоубийство. Она вытерла рукоять ножа и вложила его в руку убитого.

На вопрос следователя о том, как девушки покинули дом, Жанна ответила, что они вылезли через открывающееся окно на веранде:

— Вот только с отпечатками на защелке я прокололась...

Суд вынес наказание. Каждому за свое

Узнав о показаниях Жанны, Алена созналась в убийстве отца и написала явку с повинной.

— Это он виноват, — расплакавшись, твердила Алена. — Виноват в том, что я такой стала.

Оказалось, что все свою сознательную жизнь Алена терпела сексуальные домогательства своего отца. Этим в общем-то и объяснилось то, почему Алена сторонилась своих сверстников и вступила в лесбийскую связь с Жанной.

Алена была отправлена на судебно-психиатрическую экспертизу, которая установила, что в момент убийства девочка была в состоянии аффекта. Учитывая чистосердечное признание и содействие в раскрытии преступления, а также принимая во внимание поведение отца, суд приговорил несовершеннолетнюю преступницу к 5 годам лишения свободы. Первые три года она провела в колонии для несовершеннолетних, а еще два — в колонии-поселении. Не обошел суд вниманием и подругу Алены Жанну. За сексуальное растление несовершеннолетней суд приговорил ее к трем годам лишения свободы в колонии строгого режима.

Фамилия и имена изменены.

Метки:
baikalpress_id:  3 605