Чистосердечное признание убийцы-инвалида

Один из самых известных милиционеров Черемхово Геннадий Крикун сумел "разговорить" на допросе даже немого преступника

12 августа у заместителя начальника Восточно-Сибирского института МВД полковника милиции Геннадия Крикуна профессиональный юбилей — 30 лет службы, большая часть которых отдана черемховской милиции. Здесь он начал работать оперуполномоченным уголовного розыска и, пройдя все ступени карьерной лестницы, девять лет возглавлял местный горотдел. Это своего рода рекорд, так долго еще никому не удавалось находиться на острие атаки в борьбе с преступностью Черембасса.

Три трупа на улице Цесовской

Геннадий Иванович участвовал в раскрытии множества интересных, запутанных преступлений, но одно из них, совершенное в 1983 году, запомнилось особо.

— Это было очень громкое в Черемхово убийство. На улице Цеcовской, в частном доме, который ранее долгое время пустовал, были обнаружены трупы трех человек: мужчины и двух женщин. Преступление было совершено с особой жестокостью — у всех троих имелись множественные ножевые и рубленые раны.

Установить личности погибших следственно-оперативной группе сразу не удалось. Никаких документов в доме не оказалось, зато было там кое-что поинтереснее.

— Весь дом буквально был завален порнографической продукцией. Раньше ведь никаких "Плейбоев" не существовало, и по стране начали распространяться изготовленные в подпольных типографиях игральные карты и календари с изображением голых девиц.

Черно-белые картинки пользовались огромной популярностью. Спрос опережал предложение, и одиноких умельцев, которые множили непристойные художества на любительской фототехнике, заменили организованные преступные группы. Разветвленная сеть распространителей порнографии накрыла весь Советский Союз. Начав с областных центров и крупных промышленных городов, порнодельцы двинулись в провинцию. Не устояла перед этим натиском и черемховская земля.

— Оперативная информация о том, что в городе торгуют порнопродукцией, на тот момент уже имелась, — вспоминает Геннадий Крикун. — Но грешили мы тогда на приезжих цыган. Но здесь, на Цесовской, были найдены трупы русских людей, причем явно не местных. Жители соседних домов рассказывали, что эти трое поселились в заброшенном доме накануне. Откуда они приехали, никто не знал, с ними просто никто не общался, ведь они оказались инвалидами — глухонемыми...

Молчит как рыба

Мотив жестокого преступления оставался невыясненным.

— Весь уголовный розыск подняли на "товсь", — вспоминает Геннадий Иванович. — Работали над раскрытием, позабыв о личном времени и семейных проблемах.

И вот через день из Храмцовской больницы приходит телефонограмма: с одной из улиц Черемхово поступил неизвестный молодой человек с ножевым ранением. В медучреждение выехал дежурный опер, чтобы допросить пострадавшего до операции, но вернулся он практически ни с чем.

— Мычит что-то нечленораздельное, видимо, еще в шоке, — рапортовал оперуполномоченный заместителю начальника ГОВД по оперативной работе Геннадию Крикуну, и Геннадий Иванович тут же его переспросил:

— Мычит, говоришь? А он часом не глухонемой?

Что-то помогло черемховским милиционерам сходу вычленить из общего вала преступности и связать друг с другом тройное убийство и, казалось бы, заурядное ножевое ранение. И догадка оказалась верной:

— Сразу после госпитализации мы выставили у палаты потерпевшего охрану, и через двое-трое суток дежуривший в больнице милиционер сообщил, что парень пришел в себя. Пациент действительно оказался немым, поэтому, чтобы допросить его, мне пришлось искать переводчика. Оказать помощь согласилась бывший директор школы для глухонемых.

Допрашивать немого подозреваемого Геннадию Крикуну пришлось впервые:

— Время от времени, конечно, доводилось вести допросы людей с таким недугом, которые выступали в качестве потерпевших или свидетелей, но здесь — другое дело. Согласно методике, с подозреваемым нужно вести словесную игру: установить с ним психологический контакт, говорить "ни о чем", потихоньку качая нужную информацию, а потом ловить на путанице в показаниях. О многом можно догадаться по окраске речи, интонации, а тут просто бездна. Непонятно было даже то, глухонемой этот человек или просто не может говорить, а все мои вопросы, которые я прошу перевести, слышит.

И тогда Геннадий Крикун сам вступил в контакт с преступником:

— Я писал ему вопросы в блокноте, а он так же на бумаге отвечал. Рассказал, в частности, что приехал к знакомым из города Златоуста, но до адреса не добрался, на улице на него напали неизвестные, что было дальше, дескать, не знает. Я попросил нарисовать дом, где он должен был гостить, и по его каракулям понял, что этого места в Черемхово не существует.

Парень занервничал. Еще несколько наводящих вопросов, и вот он уже начал симулировать приступы.

— Тут прибежал лечащий врач, попытался выгнать нас из палаты. Доктор есть доктор, его понять можно, но я тоже проявил настойчивость, ведь видел, что у допрашиваемого в глазах интерес появился, а значит, я на верном пути.

Геннадию Ивановичу пришлось идти к главврачу и просить разрешения продолжить допрос. И он продолжился в присутствии медиков, которые объективно контролировали состояние пациента (на поверку оно оказалось не таким уж и критическим).

Красноярский спрут инвалидов

Кульминация психологического поединка с немым убийцей наступила в тот момент, когда Геннадий Крикун предъявил пациенту свой главный козырь:

— Сразу после госпитализации у пострадавшего досмотрели личные вещи, так вот в кармане его брюк нашли одну игральную карту с голой девицей. В том, что эта карта была похищена с места преступления, мы не сомневались с самого начала, но этот ли человек загубил три жизни или он побывал в доме после убийства, конечно, оставалось под вопросом.

Ответом послужила реакция подозреваемого, которому Геннадий Иванович показал злосчастную картинку:

— Он весь побледнел, глаза закрылись, выступил пот, руки затряслись. "Ну что, — пишу ему в блокноте, — будешь признание писать?" Он только кивнул и взял бумагу.

Из показаний черемховского пациента стало известно, что в городе Красноярске создана организованная преступная группа изготовителей и распространителей порнографии.

— Шайка была сформирована исключительно из глухонемых людей, инвалидом была и организатор. Так вот эта женщина отправила парня на поиски трех членов группы (супружеской пары и сестры жены), которые должны были распространять порнопродукцию в крупных городах Восточной Сибири. Она догадывалась, что эта троица решила отделиться от общей группы, так как в последний раз они увезли особенно большую партию продукции, а деньги с реализации ни разу не отправили и на связь не вышли.

Златоустовский опричник пошел по следу. Как он все-таки нашел отщепенцев, остается загадкой, но у Геннадия Ивановича на этот счет свои соображения:

— В среде глухонемых редко что остается незамеченным. Любой инвалид, оказавшийся в незнакомом городе, рано или поздно найдет себе подобного и, как говорится, о чем-нибудь да проболтается.

В заброшенный дом на отшибе, где поселились глухонемые, злоумышленник явился поздно вечером. Он предъявил коллегам по криминальному бизнесу претензии своей хозяйки, что и послужило причиной конфликта. Как сообщил подозреваемый, сначала на него бросился с топором мужчина, но он, перехватив оружие, нанес ответный удар, ставший смертельным. В этот момент на молодого человека напала жена убитого — ударила его ножом в живот, но и ее постигла печальная участь. Далее преступник решил не оставлять свидетелей и убил вторую женщину. Никто из жертв не мог даже вскрикнуть, все происходило в гробовой тишине. Ночь и весь следующий день раненый инвалид бродил по незнакомому городу, в конце концов его нашли лежащим у стен Храмцовской больницы.

Чтобы объективно проверить показания подозреваемого, Геннадий Крикун и начальник отделения уголовного розыска Сергей Глушков выехали в Красноярск, и через несколько дней спрут распространителей порнографии был ими разоблачен. Красноярским следователям, которым передали это уголовное дело, оставалось только фиксировать уже собранный материал, о заслугах черемховских милиционеров тут же забыли.

Но об этом Геннадий Крикун ничуть не жалеет. Он благодарен судьбе за то, что свела его тридцать лет назад с учителями по профессии Василием Кожуховым и Михаилом Прошкевичем. От них он научился всем премудростям оперской работы, и вот теперь полковник Крикун передает этот бесценный опыт будущим профессионалам уголовного розыска.

Метки:
baikalpress_id:  21 173