Байкальский тракт: игра в экологию

За видимой заботой о защите природы скрываются совсем другие интересы

Конфликт вокруг строительства на 12-м километре Байкальского тракта торгово-развлекательного центра сопровождается странными и непонятными, на первый взгляд, явлениями. Лишь после более пристального изучения проблемы становится ясно, что весь ход событий тщательно срежиссирован некими лицами, которые стараются не афишировать своего участия в конфликте, но умело его поддерживают.
Началось все с того, что 31 мая в Иркутскую районную прокуратуру поступило сообщение от ФГУ Иркутсксельлес о вырубке березовой рощи на 12-м километре Байкальского тракта. Для сведущих людей эта инициатива лесников с самого начала выглядела, по меньшей мере, непонятной: участок, на котором происходила вырубка, не относится не только к Иркутсксельлесу, но и вообще к лесному фонду. Более того, в дальнейшем сотрудники Иркутсксельлеса старались всячески отмежеваться от участия в этом конфликте, а начальник ФГУ Олег Новопашин тоном, близким к истерическому, потребовал от журналиста больше не тревожить его по этому вопросу.
Столь странный ход событий заставил журналиста "СМ Номер один" начать собственное расследование.

Дело о березовой роще

Участок размером полтора гектара (кадастровый номер 38:06:143402:0001), вокруг которого разгорелся конфликт, был выведен из лесного фонда в 2001 году постановлением главы администрации Иркутского района. По словам сотрудников все того же ФГУ Иркутсксельлес, куда я обратился за комментариями в самом начале своего расследования, ничего сверхординарного в этом решении чиновников нет.

— Это обычная практика, — сообщили лесники, — когда районная администрация своим постановлением выводит земли из лесного фонда. — Часто мы даже не знаем об этом решении и узнаем об изменениях, только когда получаем новые лесные карты.

— И как обозначен этот участок на новых лесных картах? — поинтересовался я.

— Никак, — ответили в ФГУ Иркутсксельлес. — На лесных картах на этом месте белое пятно.

В 2002 году участок N 38:06:143402:0001 приобрела на аукционных торгах фирма "Аквамарин С". Назначение участка было определено как "земли промышленности, энергетики, транспорта, связи, для обеспечения космической деятельности, обороны" и так далее. Говорят, что у "Аквамарина" были планы возвести на этом участке придорожное кафе и заправочный комплекс. Отметим, что тогда, три года назад, ни у кого факт проведения аукционных торгов вопросов не вызвал.

По каким-то причинам "Аквамарин С" отказался от планов по освоению земли, и в июне 2003 года участок был продан компании "Строй-Импекс". Тем, кто хочет найти в действиях двух коммерческих структур какой-то предварительный сговор, сообщим, что сделка носила случайный характер: покупатель и продавец нашли друг друга по обычному объявлению в средствах массовой информации.

В этом году "Строй-Импекс" решил использовать свою землю по назначению. А именно — построить здесь современный торгово-развлекательный центр. По словам Игоря Наумова, директора компании "Строй-Импекс", проект предполагает размещение в торговом центре крупных отделов садово-огородного инвентаря, стройматериалов, мебели. Развлекательная составляющая включает в себя бары, ресторан, а впоследствии — и сауну. Также будет построена современная дорожная развязка и двухуровневая крытая парковка.

Все документы, необходимые для строительства этого объекта, были подготовлены и вопросов у специалистов не вызвали. Когда были получены последние согласования, компания "Строй-Импекс" начала подготовку стройплощадки, а именно — вырубила на месте будущего торгового центра березовую рощу.

Объективно говоря, факт вырубки деревьев не должен был вызывать вопросов с точки зрения как закона, так и здравого смысла. С точки зрения закона — потому что эти земли были выведены из лесного фонда, определены как промышленные и являлись частной собственностью компании "Строй-Импекс". С точки зрения здравого смысла — потому что березовая роща, о которой в последнее время так много говорится, представляла из себя скопище каких-то чахлых лесотундровых деревьев, произрастающих на болотистой почве.

Однако березовой рощей внезапно заинтересовалась прокуратура. Причем заинтересовалась настолько активно, как ни интересовалась, пожалуй, ни одним фактом действительно незаконной вырубки действительно ценных деревьев.

Три иска прокуратуры

Кто хоть раз — не дай Бог! — имел дело с прокуратурой, тот знает, как неповоротливо это ведомство. Как тяжело даже при совершенно очевидном раскладе добиться от прокуратуры активных и быстрых действий. Однако в конфликте вокруг строительства торгово-развлекательного центра кипучая деятельность прокуратуры, откровенно говоря, настораживает. Защищая убогую растительность, которая влачила тяжкое существование на 12-м километре Байкальского тракта, Иркутская районная и областная прокуратуры передали в суды уже три (!) иска с требованием приостановить все работы по возведению торгового центра.

Не надо быть специалистом, чтобы убедиться в откровенной абсурдности претензий прокурорских работников. Первый иск, как нетрудно догадаться, касался вырубки лесного массива. Прокуратура настаивала, что вырубка была проведена незаконно. Но, как мы уже знаем, березовый полукустарник был вырублен на совершенно законных основаниях.

Николай Вашестюк, главный специалист территориального агентства лесного хозяйства, к которому я обратился как к независимому эксперту, разъяснил, что если земли не входят в лесной фонд, на них не распространяются требования Лесного кодекса.

— В зависимости от характера земель существуют различные нормативные и законодательные акты, которые регулируют их использование, — сказал он.

Видимо, понимая тщетность своих претензий, районная прокуратура передает в суд второй иск — о якобы незаконном возведении забора на месте будущей стройплощадки. И снова правоохранители демонстрируют полное незнание закона: согласно градостроительному кодексу, ни забор, ни другая временная постройка без фундамента и капитальных стен объектом строительства не являются и поэтому какого-либо согласования не требуют. Следуя логике прокуратуры, если я, например, захотел построить туалет на своем дачном участке, то должен брать разрешение у районного архитектора. Согласитесь, что это абсурдно.

Подолбив "Строй-Импекс" мелкими исками и добившись остановки всех подготовительных работ по строительству торгового центра, районная прокуратура передает эстафету областной. Областная прокуратура берется за дело с таким рвением, словно в регионе преступность отсутствует как таковая и прокурорские работники долгое время ждали, когда им, наконец, подкинут работенку. В суде появляется иск об отмене постановления 2001 года о выводе земли из лесного фонда, признании сделки о купле-продаже земли незаконной и возвращении земель в государственный лесной фонд.

Не будем сейчас давать оценки действиям администрации Иркутского района четырехлетней давности — это сделает суд. В любом случае, даже если вывод земель был проведен с нарушениями, надо спрашивать с тех людей, которые эту процедуру осуществляли. Если чиновники в свое время нарушили закон, они должны понести наказание, но какое отношение ко всей этой истории имеет компания "Строй-Импекс" — добросовестный покупатель, который совершенно законно приобрел участок промышленного назначения?

Прокуратура не сдается

На прошлой неделе наши выводы подтвердила администрация Иркутского района. Чиновники дали добро на возведение торгово-развлекательного комплекса.

— Если у прокуратуры есть сомнения по поводу законности вывода земель из лесного фонда, она должна доказать свою позицию в суде, а суд должен принять соответствующее решение, — сказал Михаил Кельман, исполняющий обязанности главы районной администрации. — На данном же этапе все необходимые документы были предоставлены застройщком в полном объеме, в том числе и экологическая экспертиза проекта. Поэтому у нас нет оснований отказать компании "Строй-Импекс" в строительстве.

Однако в дело снова вмешалась прокуратура. Разрешение на строительство было опротестовано. По словам Михаила Кельмана, прокурорские работники нашли какие-то несоответствия в документах...

Просьба из обладминистрации

Вряд ли у читателя остались иллюзии по поводу беспристрастности прокурорских работников. Однако ощущение какой-то странной заинтересованности — это одно, а доказательства вмешательства некой третьей силы — совсем другое. И я отправился на поиски этих доказательств.

Как мы помним, инициаторами конфликта выступило ФГУ Иркутсксельлес. Именно отсюда 31 мая 2005 года поступило заявление в прокуратуру о вырубке березовой рощи. На прошлой неделе я посетил эту организацию и прямо спросил: чем руководствовались ее сотрудники при подготовке заявления в прокуратуру Иркутского района?

Появление журналиста прямо на пороге его кабинета, похоже, так поразило Олега Новопашина, начальника ФГУ Иркутсксельлес, что он честно сказал:

— К нам обратились из областной администрации и попросили оформить документы по незаконной вырубке...

Правда, Олег Николаевич быстро понял, что сказал что-то лишнее, но было уже поздно: как говорится, слово не воробей. Дальнейшие расспросы — а кто именно обратился, как это происходило, лично или по телефону, — привели к реакции, о которой я уже упоминал. Олег Николаевич нервно потребовал, чтобы его больше не тревожили по этому вопросу — все равно он говорить ничего не будет.

Теоретически, кто может обратиться с подобной просьбой в ФГУ Иркутсксельлес и имеет на это полное право — это комитет по лесному хозяйству и деревообрабатывающей промышленности обладминистрации. Тем более что с этого года сельские леса, за которые, собственно, Иркутсксельлес и отвечает, были переведены из федеральной в областную собственность. Однако председатель комитета Валерий Игнатов сообщил, что инициаторами обращения в прокуратуру комитет по лесному хозяйству не является.

— Мы подключились к расследованию позже, — рассказал Валерий Викторович. — Была создана комиссия, в работе которой принял участие наш сотрудник, начальник отдела Павел Трибунский. Все, что было в силах комиссии, — это выписать штраф за вырубку без лесобилета. Насколько я знаю, застройщик этот штраф сразу оплатил.

Кто из работников обладминистрации мог обратиться в Иркутсксельлес, Валерий Викторович не знает. Нет такой информации и у Аллы Будановой, заместителя Павла Трибунского.

— Это мог быть любой гражданин, — сказала Алла Анатольевна, — которому небезразлично то, что творится вокруг.

Странное дело: редакционная почта полна писем от таких вот небезразличных граждан, и многие из них пишут, что неоднократно обращались в прокуратуру — и все безрезультатно. А тут вдруг такая активность прокурорских работников...

В активе — одна баня с забором

Еще одно подтверждение того, что на прокуратуру оказывается определенное давление, я нашел, когда попытался встретиться с сотрудниками Иркутской районной прокуратуры. У меня сложилось впечатление, что они сами не рады, что заварили всю эту кашу. Во всяком случае, Евгений Крапивин, помощник районного прокурора, который непосредственно занимался этим делом, от прессы скрывается.

Алексей Татаровский, прокурор Иркутского района, попытавшийся прикрыть подчиненного, демонстрирует полную неосведомленность в этом вопросе. Хотя, возможно, делает это и сознательно.

Один из работников прокуратуры, с которым мне все-таки удалось встретиться, попытался доказать, что какой-то особой заинтересованности в действиях прокуратуры нет. В доказательство он привел мне такие цифры: по незаконной вырубке и самозахвату земель во всем Иркутском районе, включая Иркутск, прокуратурой было предъявлено 23 иска, из них 13 по Иркутскому району. Четыре из них были рассмотрены судом, и только один (!) — о сносе бани и забора — был доведен до логического конца. То есть баню снесли. Причем все эти объекты, о которых идет речь, находились в водоохранной зоне — то есть на берегу водохранилища, чего в нашем случае не наблюдается. От стройплощадки на 12-м километре до воды — километр, не меньше.

И вообще — что такое 13 исков, если, по словам главного лесничего Ангарского лесхоза Александра Луковникова, практически в каждом садоводстве, расположенном по Байкальскому тракту, имеют место незаконные вырубки и самозахваты земель. Рубят немного, расширяя свои участки на два-три метра в год, но если учесть, что по обе стороны тракта расположено около сотни садоводств, объем вырубок оказывается достаточно чувствительным.

Однако в этих случаях надзорные органы предпочитают закрывать на нарушения глаза или ограничиваются привлечением к административной ответственности: то есть нарушитель платит штраф, задним числом собирает необходимые документы и узаконивает свои действия.

Мой собеседник, прокурорский работник, подтвердил, что именно такая практика преобладает в отношении нарушителей природоохранного законодательства. Однако когда я поинтересовался, в чем же тогда исключительность компании "Строй-Импекс", которая и нарушителем-то не является, мой собеседник уклончиво сказал, что всей этой истории будет дана оценка судебными органами.

Кто заказал конфликт?

Кому выгодно именно такое развитие ситуации вокруг строительства торгово-развлекательного комплекса на 12-м километре Байкальского тракта? Кто тот загадочный "человек из обладминистрации", о котором обмолвился г-н Новопашин? Кто заказал конфликт? По некоторым косвенным признакам можно с большой долей вероятности ответить на эти вопросы.

В некоторых средствах массовой информации, известных своей близостью опять же к областной администрации, сразу после начала конфликта, а именно в июне этого года, появились материалы, где наша история подается в очень любопытном ключе. Автор недолго терзает читателя экологическими выкладками, а сразу берет быка за рога: к "делу о березовой роще" причастен мэр Иркутского района Сергей Зубарев. Один из учредителей фирмы "Аквамарин С" — сын мэра, и именно этим объясняется, что в свое время "Аквамарин" приобрел участок N 38:06:143402:0001 на очень выгодных условиях.

На собственном опыте знаю, как тяжело журналисту найти необходимые документы, тем более когда имеет место быть конфликтная ситуация. Однако в нашем случае утечка информации произошла настолько быстро, что становится очевидно: эта утечка была спланирована, и конфликт на 12-м километре Байкальского тракта надо увязывать с личностью мэра Иркутского района.

Сергей Зубарев в последнее время совершил несколько не очень верных политических телодвижений, чем вызвал недовольство определенных и очень влиятельных сил. Они начали давление на мэра по многим направлениям. Чего стоит, например, иск облизбиркома к Сергею Зубареву! Напомним, что избирательная комиссия требует от мэра возместить расходы на проведение повторных выборов депутата Законодательного собрания по 13-му избирательному округу. Сумма иска составляет ни много ни мало 3 миллиона 379 тысяч 879 рублей.

"Дело о березовой роще" — еще один повод нанести удар по г-ну Зубареву. А то обстоятельство, что компания "Строй-Импекс" оказалась втянутой в политические игры, никого, похоже, не смущает.

Метки:
baikalpress_id:  21 168