Ребенка похитили на улице и отправили на усыновление

На такой версии случившегося настаивают родственники девочки

Катенька Кузнецова родилась, возможно, не в самое лучшее для ее родителей время. Анне, ее маме, только-только исполнилось 16 лет. Дедушка новорожденной недавно расстался с бабушкой, а их трехкомнатную квартиру незаконно продал и уехал в Бурятию. Так Аня Кузнецова осталась без жилья. Из-за отсутствия прописки получить вовремя паспорт она не смогла.

Но, как известно, юные не думают о проблемах. Тем более, когда дело касается любви. Аня встретила Сергея в пятнадцать лет. Ежедневные встречи. Цветы. Устоять она не смогла. А когда узнала о беременности, испугалась. Но Сергей успокоил: "Все будет хорошо, рожай, как-нибудь утрясется". Не утряслось. У Ани так и не появилось не паспорта, ни прописки. Родившаяся Катя не получила свидетельства о рождении. Но тогда молодую семью это не пугало. Надеялись на лучшее. Случилось непредвиденное и ужасное.

Бабушку — в больницу, внучку — в дом ребенка

Однажды осенним днем, когда Катюше исполнился год, она гуляла в микрорайоне Юбилейном вместе со своей бабушкой, Татьяной Кузнецовой. Татьяна Васильевна поскользнулась и упала. Результат — сломанная ключица. Приехавшая скорая увезла женщину без сознания в больницу, где она провела несколько недель. А ребенка прямо с улицы отправили в городскую клиническую инфекционную больницу.

Несколько дней родители девочки мучались вопросом: где их дочь? Обратились в милицию и все выяснили. За это время ребенок уже попал в дом ребенка N 1 в микрорайоне Первомайском. Все это произошло за каких-нибудь пять дней. Анна тут же кинулась в дом ребенка, но Катюшу ей не отдали. Из-за паспорта. "Потерять ребенка легко, а вот забрать от нас трудно,
— услышала Аня в доме ребенка. — Собирайте документы, тогда и поговорим".

— У меня ведь была справка из роддома о том, что я родила Катю, и было мое свидетельство о рождении, где черным по белому было написано, что я — это я, — рассказывает Аня Кузнецова.

Крестная мама

Когда священник пришел в дом ребенка "Солнышко" крестить детей, в числе других приняла святое крещение и Катюша. Прихожанки храма, помогавшие батюшке, стали восприемницами малышей. Так у Кати Кузнецовой появилась крестная мама — сестра милосердия Марина Белова.

— Я полюбила Катеньку с первой минуты. Не секрет, в домах ребенка очень мало здоровых детей. Почти все дети с отклонениями в развитии. Наверное, виноваты гены родителей. А у Кати личико умное, хорошенькое. К тому времени у меня уже была родная дочь, но мы совсем не были против еще одного ребенка. Я стала интересоваться, как Катя могла попасть сюда и можно ли ее удочерить. Мне сразу сказали: это невозможно, у девочки есть родители, бабушка, Катя здесь временно.

Марина Михайловна заинтересовалась судьбой девочки. Шло время, а она никак не могла узнать адреса родителей ребенка. В конце концов кто-то из воспитателей сжалился и дал бумажку с адресом.

— Я нашла Аню, и мы вместе стали ходить по инстанциям. Аню к дочери по-прежнему не подпускали. Мол, нет паспорта, нет и пропуска. На меня тоже стали смотреть с подозрением. А потом Ане вообще предложили отказаться от дочери. Для нас это был шок!

Анна предложение соцработников об отказе от ребенка отвергла. Тогда они пошли другим путем. Бумаги об отказе подсунули старшей сестре Анны, Наталье, сочинив историю о том, что это необходимо для перевода племянницы в детский дом.

— Приехали какие-то люди на машине, попросили меня сесть к ним и начали очень решительно что-то мне объяснять. Я половину не поняла, но смирилась и подписала бумаги, — рассказывает Наталья.

Позднее Наталья напишет судье, что ее ввели в заблуждение. Но будет уже поздно. Приговор вступит в силу. Анну лишат родительских прав. Хотя по закону отказ может написать лишь родная мать, а не родственники ребенка.

Ребенок будет отправлен за границу!

Анне проход в дом ребенка теперь был закрыт навсегда. Но Марина, как крестная, девочку навещала постоянно. Она снова поставила вопрос об опеке или удочерении. Но Зинаида Дорда, заведующая домом ребенка N 1, прямо сказала: "Девочка идет на удочерение за границу".

— После этого разговора меня, да и других крестных матерей, просто перестали пускать на порог. Объясняли это просто: у нас карантин. Но на наших глазах иностранцы беспрепятственно продолжали посещать детей. В последние годы наши крестники все чаще увозятся за рубеж, а мы ничего не можем сделать. А ведь крестные хотят взять этих ребятишек себе.

Марина Михайловна считает, что в Иркутске действует целая организация по торговле русскими детьми.

— Я слышала, что усыновление русского ребенка в Иркутске обходится иностранцам в 20 тысяч долларов. Перед удочерением у Кати в медкарте появился диагноз: эпилепсия. Я специально съездила в роддом и получила там справку, что Катя родилась абсолютно здоровой.

Несуществующую болезнь малышке, по мнению Беловой, приписали умышленно, ведь здорового ребенка вывезти за границу намного сложнее, чем больного.

Хождение по мукам

По официальной статистике, только за шесть месяцев этого года из Иркутска за границу, в основном в США, было вывезено 24 маленьких иркутянина.

— Я много раз видела, как именно из дома ребенка "Солнышко" американцы забирали детей. И ни разу не видела и не слышала, чтобы хоть один ребенок оттуда пошел к российским усыновителям, — говорит Марина Белова. — Я написала заявление о незаконности усыновления Кати в комитет по управлению Свердловским округом и получила ошеломивший меня ответ. Там говорилось, что Катя была предложена российским гражданам, но они ее не выбрали. Поэтому предложили американцам. Но это же смешно. Только я несколько раз предлагала удочерить Катеньку.

Надежда хотя бы узнать о судьбе Кати не покидает ее родственников. Они пишут письма, исковые заявления, жалобы во все инстанции. Обращались в Генпрокуратуру РФ, в Госдуму, нанимали адвокатов. Увы, денег на постоянного адвоката у них нет. Зато накопился целый чемодан документов и отписок от чиновников.

Метки:
baikalpress_id:  20 408