Деревня Хуты была столицей Орды

Житель деревни Хуты вычислил, что именно на месте его родной деревни стояла некогда столица Желтой Орды

Куленгский тракт — кусок старого Якутского (или Екатерининского) тракта. Некогда это был оживленный участок почтовой и торговой дороги, до сих пор кое-где встречаются верстовые столбы. Но уже столетия назад он пришел в запустение. Теперь жизнь здесь едва-едва теплится. На южной конечности Куленгского тракта, где сходятся три района — Эхирит-Булагатский, Баяндаевский и Качугский, — еще остались крошечные, но не сдающиеся деревни — свидетельницы былого богатства этих краев.

Потомки монгольских князей

В Хуты автодорога упирается и дальше никуда не ведет. Автобусы здесь не ходят. Да и кому они нужны — в Хутах всего четыре дома. На одном ржавая вывеска: "Ул. Ленина". На улице Ленина живут две семьи из четырех.

— Табличка — это шутка, ее потом прибили. Даже когда колхоз был, адрес на письмах указывался просто: деревня Хуты, — местный житель Сергей с молодой женой и ребенком ездят за водой на древнем пухлом "Москвиче" и живут натуральным хозяйством.

А были Хуты большими, от леса до леса. Уехали жители, когда совхоза не стало. Старейшая жительница Хут баба Юлия пришла сюда в 1948 году замуж и вырастила на хутских просторах семерых детей. И живет в своем столетнем доме (там даже дверные ручки с дореволюционными клеймами) с сыном, юристом по образованию.

— Тут на Мунхое (так называется часть деревни. — Авт.) старше меня баба жила, 86 лет ей. Так у ней десять детей было. Но сейчас не приезжает уже по старости.

Баба Юлия, которую мы пытались расспросить насчет прошлого деревни, помнит в основном социалистические годы процветания, когда входила деревня в Новониколаевский совхоз и трудилась пятилетками. А вот сын бабы Юлии Федор Федорович — человек увлеченный, знаток творчества Льва Гумилева — интересуется более отдаленным прошлым. Так что мужики-односельчане даже подшучивают над ним, называют историком. Так вот он имеет свою идею насчет прошлого деревни Хуты — славного прошлого. Он считает, что Хуты были некогда одним их княжеских центров Орды, столицей Желтой Орды. И, стало быть, и он сам, и прочие коренные хутчане не иначе как потомки воинственных монголов.

— Когда-то Хуты были богатой и большой деревней. А баяндаевские и буровские (Хуты относились к Бурам. — Авт.) богачи воевали за тракт. Баяндаевский один богач дважды строил через реку мост, эти мосты сжигали. И он перестал строить — проиграл, значит. Наши были сильнее баяндаевских.

Само слово "хуты" в переводе на русский обозначает "город". Мунхой — "мунхэ утык" — "гнездо", "княжеское гнездо".

Старики помнили предание, что до прихода Ермака в Хутах собирались хуралы. Про китайца рассказывали, переводчика, который в незапамятные времена попал в Хутах в неприятную ситуацию. Однажды есть сильно захотел и украл горячую конскую кишку. Сунул за пазуху. А когда это заметили, он ответил стихами — стихи хорошо складывал. В переводе его стих звучит примерно так: нойоны люди умные, хитэ (то есть кишка. — Авт.) горячий, а китаец дурак. Эту историю передавали из поколения в поколение.

Еще рассказывали старики, что во время похода Ермака местные князья снялись и отправились воевать с атаманом.

Поскольку Федора Федоровича мы оторвали от важного дела — починки трактора — в самый сенокос, мы сочли за благо прекратить допрос. И выразить хозяину восхищение его большим хозяйством. Несмотря на крошечность деревни, у Федора Хирнеткина настоящее фермерское большое хозяйство, голов 70 скота.

— Не сдаемся, строимся. Я уже десять лет здесь. Правда, кредитов банк не дает — говорит, что скот и хозяйство не интересуют их в качестве обеспечения. Был бы кредит, я давно бы пахал, сеял...

— Так, может, уехать?

— Знаете, как говорят: дома и воздух родной.

В Шертой заходят только волки

Деревня Шертой стоит прямо на Куленгской дороге. За деревней эта дорога уходит в тайгу и дальше на Магдан, в интересное и закрытое от посторонних бурятское поселение, где, говорят, можно до сих пор увидеть много архаического, интересного.

В Шертое же, напротив, нет ничего архаического. Совхоз был организован в 1976 году от Иркутского хозяйства "Майский".

— А разве раньше тут ничего не было?

— Да тут перед тем, как построиться, раскорчевывали все. Я помню, меня родители девочкой привезли, — рассказывает местная учительница Оксана.

Оксана вспоминает, что было здесь, в отделении совхоза-миллионера, когда-то сорок с лишним дворов. Люди приезжали работать даже из Иркутска. Теперь жилых дворов осталось восемь.

Сама Оксана учительница. Она учила в Шертойской школе единственного ученика — своего сына. Теперь ближайшая школа — школа-интернат в деревне Новониколаевке.

Шертойская местность, после того как активная совхозная деятельность закончилась, изрядно одичала. Нормально отсыпанную дорогу в Шертой зачем-то испортили глиной. Глиняную дорогу окончательно разбили лесовозы. В дождь она непроезжая. Да и мало кому сюда надо.

— Места стали дикие, волки прямо к деревне выходят.

Впрочем, жителей это не очень смущает. Например, сама молодая учительница Оксана ждет в этой волчьей глуши еще одного ребенка.

Метки:
baikalpress_id:  3 524