Отчим избил пасынка палкой

Из больницы ребенка забрала бабушка

Девятилетний мальчик попал в реанимацию после издевательств отчима. Мать ребенка, защищая своего сожителя, утверждает, что ребенка избили неизвестные. Сам мальчик врачам, милиции, соседям по палате рассказывает разные истории из своей жизни. Корреспонденту "СМ Номер один" Миша поведал о том, каким изощренным пыткам он подвергался почти неделю.

Ребенок простоял в углу шесть дней

Миша живет с мамой, отчимом и младшим братом в общежитии. Всего у мамы Тани трое детей, но скоро она должна родить четвертого. Старшая девочка живет с бабушкой. Бабушка Людмила Григорьевна пенсионерка и всех дочкиных детей к себе взять не может. Мишу бабушка видит редко — Татьяна в основном приходит одна, мальчик то в школе, то наказан.

Людмила Григорьевна говорит, что приходила к Мише в больницу, но ребенок не признался ей в том, что с ним произошло. Тем не менее бабушка все-таки думает, что Мишу избил отчим.

Корреспонденту "СМ Номер один" мальчик рассказал, что отчим с ними живет года четыре и постоянно бьет и его, и младшего брата. Работает он якобы в охранном агентстве, бывает, что выпивает, но рукоприкладством занимается обычно в трезвом виде.

Вот и в тот злополучный день отчим Олег был трезв, и когда Миша вернулся домой после одиннадцати вечера, решил заняться воспитанием пасынка.

— Я засиделся у друга, но отчим не поверил — подумал, что я на улице был, а гулять мне разрешают до десяти вечера, — говорит Михаил. — Отчим взял палку и стал меня бить и по голове, и по животу, и по спине — везде. Потом поставил в угол. В углу я стоял всю ночь, утром он меня отпустил поспать. Вечером я встал, покушал и снова лег спать, а затем снова стоял в углу — еще двое суток. После этого отчим отпустил меня поспать, вечером я проснулся и вновь встал в угол...

Всего, исключая непродолжительное время на сон и еду, Миша стоял в углу шесть дней. Ребенок говорит, что его мать уговаривала своего сожителя отпустить сына, но тот был непреклонен.

Потом, по словам Михаила, мать с отчимом поругались, а результатом стали очередные избиения ни в чем не повинного мальчика. Олег вновь бил ребенка палкой и шнуром от магнитофона. Потом он вроде куда-то ушел, и мать отпустила Мишу на улицу.

— На улице мне стало плохо — тошнило, — вспоминает мальчик. — Один прохожий довел меня до лавки, другой вызвал скорую. Тут вышла мама и поехала со мной в больницу.

Синдром жестокого обращения

Миша говорит, что сначала его не положили, но передали в милицию телефонограмму. Когда инспектор ОДН пришел к ним домой, мальчику было плохо. Вновь вызвали скорую, и ребенка доставили в реанимационное отделение Ивано-Матренинской детской больницы.

Необходимость в помещении Миши в реанимацию возникла не из-за ушибов и ссадин, которые он получил. Когда у ребенка взяли анализ крови, оказалось, что у него очень низкий гемоглобин — 50 (в норме должно быть 120). Причин такому низкому показателю может быть множество, одна из них — плохое питание. Диагноз же, который поставили ребенку врачи, звучит так: "синдром жестокого обращения".

Отчим Михаила утверждает, что не бил ребенка. Мать тоже заявляет, что это не его рук дело.

— Мама просто не хочет, чтобы отчима посадили, поэтому так и говорит. Она неправильно поступает, — со слезами в голосе шепчет Миша. — Я очень хочу домой, но если отчим там, я не пойду — поеду к бабушке.

В больнице мать посетила сына только однажды; даже когда мальчика выписали, она за ним пришла, и ребенка забрала бабушка.

"Мама хорошая, мама не пьет"

Дальнейшая судьба ребенка пока неизвестна — в ОДН Октябрьского района собирают доказательства.

По словам Галины Исаевой, инспектора ОДН Октябрьского РОВД, то, что ребенка избил отчим и заставил стоять в углу шесть дней, известно только со слов самого Миши.

Отчим все отрицает, мать тоже. Соседи по общежитию говорят, что семья эта непьющая, дебошей не устраивает. Только продавцы павильона, расположенного в том районе, говорят, что часто видят двух мальчиков с синяками и плачущими.

В школе, где учится Михаил, мальчика характеризуют с положительной стороны. Иногда учительница замечала, что ребенок ходит с синяками, но Миша всегда объяснял это тем, что с кем-то подрался во дворе.

Позиция матери в этой ситуации вообще неоднозначна. Миша говорит, что мама его защищала и после шести дней пребывания в углу, отпустила погулять. Однако инспектору ОДН женщина рассказала, что не отпускала ребенка — он убежал сам, когда она спала.

В больницу Михаила действительно доставляли дважды. В первый раз ребенка отпустили домой, но неясно — мать отказалась от госпитализации или отказали ей.

Миша свою мать защищает: "Она хорошая, она не пьет". В то же время ребенок говорит, что три года жил у тети.

Журнал избитых детей.

В детском травмпункте Ивано-Матренинской больницы имеется специальный журнал телефонограмм — туда вносятся сведения об избитых и пострадавших в ДТП детях. Эти данные сообщаются в милицию.

— Раньше нам такого журнала (толщиной примерно как школьный) хватало на пять лет, — говорит Василий Мартинович, заведующий травмпунктом. — Сейчас не хватает и на год. Насильственных травм стало гораздо больше — время такое...

В графе журнала, повествующей о причинах травм, скромные записи: "Наехала иномарка", "Избит подростками", "Избил отец"... За каждой записью стоит настоящая трагедия.

"Вероника, 9 лет. Мама дернула за левую руку — наказывала. Перелом плечевой кости со смещением".

"Мария, 3 месяца. Избил пьяный отец. Ушиб мягких тканей головы".

"Виталий, 7 лет. Избил отчим. Ушиб мягких тканей головы, кровоподтеки ягодиц, бедер".

"Валентин, 9 лет. Во дворе избили соседи. Ушиб мягких тканей головы. Кровоподтеки обеих предплечий".

"Дарья, 12 лет. Избил дядя. Ушиб головы".

"Вадим, 13 лет. Избила мать. Ушиб мягких тканей головы, правой пятки, левого плеча".

"Саша, 15 лет. Пьяный отец порезал ножом. Резаная рана правой кисти".

"Наташа, 14 лет. Избила жена отца. Сотрясение головного мозга".

"Дарья, 5 лет. Избил отчим. Множественные ушибы, ссадины, кровоподтеки головы, лица, рук, ягодиц".

"Слава, 11 лет. Папа ударил кружкой по голове. Ушиб мозга, перелом теменной кости".

"Олег, 4 года. Пьяная соседка ударила тазом по голове. Ушиб мягких тканей головы".

Это только некоторые данные за последние месяцы. Список можно продолжать до бесконечности.

— Никому сейчас никого не жалко. Раньше был моральный кодекс строителей коммунизма, а сейчас никаких кодексов нет, — замечает Василий Мартинович. — К нам приходят дети, которым по 12 лет, но они ни разу не посещали школу. Родители говорят, что не могут отправить своих чад учиться, потому что их не во что одеть. Поступают к нам и дети в алкогольном опьянении. Больше всего в такой ситуации пугает безразличие — всем все равно. Детей избивают, но это никого не удивляет.

Метки:
baikalpress_id:  3 527
Загрузка...