Дочь кастрировала и убила отца-насильника

Суд приговорил ее к девяти годам общего режима

Саянский городской суд вынес приговор по делу об убийстве безработного Игоря Зимина, совершенном с особой жестокостью 19 апреля 2004 года (об этом преступлении наша газета сообщала в ноябре прошлого года). В качестве обвиняемых по делу проходили три молодые девушки, в том числе родная дочь погибшего. Тот факт, что перед убийством у мужчины был отрезан детородный орган, вызвал большой общественный резонанс.
В Саянске бродило множество слухов и суждений. Посторонние люди с легкостью осуждали восемнадцатилетнюю убийцу, а вот соседи и родственники, знавшие о жизни Светланы Зиминой, оправдывали ее поступок. Они считают, что подобный финал в отношениях отца и дочери вполне объясним и даже закономерен.

Довел жену до алкоголизма

Чтобы разобраться с мотивом этого жестокого преступления, в ходе судебного разбирательства были заслушаны показания свидетелей, которые знали семью Зиминых. В частности, выяснилось, что мать Светланы с мужем давно не жила и длительное время воспитанием дочери не занималась. Хотя, согласно показаниям сотрудницы Саянского ГОВД, бывшей в то время инспектором ПДН, поначалу женщина была хорошей матерью, при этом она постоянно жаловалась на жестокость мужа.

Чтобы прокормить семью (сам глава зарабатывать деньги никогда не стремился), женщине приходилось подрабатывать — делать ремонт в частных квартирах. И если добытчица возвращалась с подработок поздно, то домашний деспот молча хватал ее за волосы и бил головой о стиральную машинку на глазах у трехлетней дочери.

Все чаще женщина стала находить утешение в бутылке, так незаметно и втянулась. Со временем она деградировала как личность, муж попросту выбросил ее на улицу. Очень редко матери предоставлялась возможность увидеться с дочерью, но поддержать Свету она не могла ни материально, ни морально.

А в этом девочка очень нуждалась. Неполная семья Зиминых состояла на учете в инспекции по делам несовершеннолетних и характеризовалась как неблагополучная. Воспитанием и созданием элементарных бытовых условий для Светланы отец не занимался, и девочка в течение почти десяти лет была полностью предоставлена себе.

Тем не менее она смогла закончить сначала 9 классов, а затем прошла программу средней школы, выбрав при этом вечернюю форму обучения. Причем отзывы и характеристики от учителей были только положительные. Отмечалось, что если бы не частые пропуски занятий по семейным обстоятельствам, то результаты обучения могли бы быть гораздо успешнее.

"Будешь сопротивляться — отдам в детдом"

А семейные обстоятельства у Светланы складывались не самым благоприятным образом. Когда из семьи ушла мать девочки, отцовская квартира достаточно быстро превратилась в притон, куда часто приходили незнакомые люди и гудели по нескольку дней. Вырвать девочку из этой мерзости попыталась одна из соседок, которая работала в ГОВД. Женщина нашла в Саянске родную и вполне благополучную бабушку Светы и попросила забрать ее. Мать Игоря отвечала так: "Это невозможно, я должна заниматься своим здоровьем".

Точно так же самоустранился от помощи страдающей племяннице не менее благополучный дядя, также проживающий в городе. Родственников по матери у Светланы нет — мама выросла в детском доме. Кстати, такую же перспективу обещал Игорь своей дочке. Устрашающий эффект был достигнут — впоследствии отец смог безнаказанно избивать, издеваться и насиловать свою несовершеннолетнюю дочь. А Светлана так и не смогла побороть себя и добиться уголовного преследования отца-истязателя.

Как следует из показаний бывшей одноклассницы, однажды они вместе со Светой были приглашены на день рождения, и вдруг в разгар веселья та заплакала.

— Все стали ее успокаивать, — рассказывает девушка.

— Немного успокоившись, Света сообщила всем, что ее изнасиловал отец. В этот же вечер ребята собрались и пошли к дяде Игорю разбираться. Но при отце она сразу отказалась от своих слов. Мы тогда обиделись и сказали ей, чтобы на нас больше не рассчитывала.

Еще был случай, когда Света пришла к нам домой избитая, все тело было в кровоподтеках. Тогда моя мама настояла, чтобы она обратилась в городскую больницу и написала заявление на своего отца, чтобы его посадили. Но, как мы узнали потом, она сама сходила к участковому и забрала у него заявление — скорее всего, отец заставил.

Классе в восьмом Зимина с одноклассницами даже совершила побег в Ангарск, чтобы найти там своего дедушку, — он жил отдельно, и ей верилось, что тот приютит внучку. Но в большом незнакомом городе девочки растерялись, их задержали сотрудники правоохранительных органов и доставили домой.

В целом же фактов жестокого отношения отца к своей дочери было предоставлено суду достаточно много. Бывшему классному руководителю школы Светланы известен следующий пример издевательства: семья Зиминых проживала в однокомнатной квартире — понятно, что дочь могла мешать личной жизни отца. Когда приходила женщина, папаша закрывал Свету вечером в туалете, а выпускал только на следующий день в обед...

Так, уничтожив и растоптав как личность мать девочки, Игорь Зимин планомерно уничтожал все человеческое в душе своей дочери.

Растил дочку для себя

Светлана Зимина так ни разу не нашла реальной поддержки у представителей правоохранительных органов. Вот, что сообщили сотрудники Саянского кризисного центра:

— Когда нам стало известно, что девочку уже длительное время насилует собственный отец, мы сразу же обратились в отдел опеки, к участковому, просто в ГОВД. Но везде натыкались на стену непонимания. Никого не насторожил тот факт, что девочке было 16 лет! Ну а что касается последующих противоправных действий девушки, то они были вполне предсказуемы: агрессия, испытываемая ребенком в течение долгих лет, нашла выход, ее терпение кончилось... Впрочем, всего этого можно было избежать, если бы отца своевременно лишили родительских прав.

Как стало известно из показаний бывшей сотрудницы инспекции по делам несовершеннолетних, этот вопрос был почти уже решен:

— Сигналов от соседей и протоколов участкового инспектора было собрано предостаточно, мне оставалось только подготовить материалы в суд и в последний раз обойти соседей. Я встретила Зимина и спросила, устроился ли он на работу. Получив отрицательный ответ, сообщила ему, что готовлю документы на лишение родительских прав.

Это было летом, мне удалось отправить девочку на отдых в реалибитационный лагерь. И за это время Зимин, можно сказать, сотворил чудо. Он устроился наконец-то работать на химический завод, стал жить с женщиной, которая навела в доме порядок. Когда Света вернулась из лагеря, я навестила ее, девочка выглядела очень довольной и даже похвасталась, что та женщина ей кофточку подарила.

Но, как оказалось, идиллия в семье Зиминых длилась весьма непродолжительное время. Сначала ушла от них женщина, а потом и отца выгнали с работы по 33-й статье. Причину своего ухода от Зимина сожительница сильно не афишировала, только сказала, что отец растит дочку для себя, а, мол, для нее это открытие стало шоком. А потом я перевелась работать в другое подразделение и утратила возможность как-то повлиять на жизненную ситуацию в этой семье.

Неудивительно, что Света стала курить с восьми лет, а употреблять спиртные напитки — с двенадцати. Отец постоянно отправлял дочь за сигаретами — побираться по соседям и знакомым. Вот она и попробовала покурить, ну а со временем и втянулась. Спирт же начала употреблять с той целью, чтобы меньше доставалось отцу, она думала, что у них тогда будет меньше скандалов.

Кстати, и с просьбой поделиться продуктами питания дочь наведывалась к соседям довольно часто. А впоследствии и отец, и дочь продавали какие-то вещи, которыми, скорее всего, расплачивались за гостеприимство распивавшие у них компании, ведь постоянных средств, к существованию, кроме мизерного детского пособия, у семьи не было. А про то, как папа однажды продал ее ранее судимому постояльцу для сексуальных утех, сама Светлана рассказала суду монотонно, без какой-либо эмоциональной окраски. Назвать дату произошедшего она затруднялась, говорила, что где-то в конце 90-х годов.

Кстати, об этом преступлении было известно работавшему в то время участковому, но дальше составления протокола о нарушении паспортного режима бывшим зэком и бардака в квартире дело не сдвинулось — опять же, по той причине, что не было заявления от потерпевшей...

Расплата...

Ну а теперь о роковых событиях 19 апреля 2004 года. Встали Зимины, как обычно, с больными от похмелья головами. За спиртом, как всегда, сбегала Света. Девушка рассказывает, что выпила в то утро около 200 граммов, отец намного больше. Игорь отправился отлеживаться на диван, а дочь ушла на улицу, там ей встретилась некая Ольга Трошинина.

Непонятно, для чего судьба познакомила Светлану в тот роковой день с девушкой, которая на днях освободилась из тюрьмы, где провела два с половиной года. Они разговорились, а во время прогулки познакомились еще с двумя девицами, одна из них представилась Галей (Астрашабова, как позднее установили милиционеры). Света предложила новым приятельницам выпить за знакомство. Вчетвером они отправились на квартиру Зиминых.

Пьяный глава семейства лежал на диване. Девушки, возраст которых не превышал 22 лет, принялись распивать спирт, который из-за отсутствия закуски просто запивали водой из-под крана. Молча не сидели — поочередно собутыльницы начали жаловаться на свою судьбу. Когда настал черед хозяйки, Светлана вспомнила, как ее в 14 лет изнасиловал родной папаша. Сам Игорь Зимин слушал рассказ дочери, пьяно ухмыляясь. Он и не думал оправдываться — наоборот, предложил одной из девушек уединиться в туалете.

Оскорбленная гостья подошла к нему и залепила пощечину. И не будь в той компании Трошиной, на этом бы все и закончилось... Но Ольга, явно имевшая в прошлом отрицательный опыт общения с мужчинами, да еще и закрепленный отсидкой на зоне, сразу же предложила наказать извращенца. А именно — лишить мужского достоинства. Светлана сходила на кухню, протянула Трошиной нож и сказала: "Давай..."

Из-за сильного алкогольного опьянения всерьез эту угрозу Зимин не воспринял и достойного сопротивления оказать не сумел.

Как установлено в ходе следствия, одна из девушек схватила Зимина за руки, а Светлана держала отцу ноги. Она хорошо видела, как Трошина привела угрозу в исполнение. После этого, оставив истекающего кровью Зимина на диване в комнате, все отправились на кухню и спокойно продолжили распивать спирт, как бы между прочим решая дальнейшую судьбу кастрата.

Решив, наконец, что раненый все равно умрет от кровопотери, девушки договорились убить мужчину, чтобы не мучился. А сделать это, по общему мнению, должна была сама дочь — так сказать, с целью свершения справедливого возмездия. Без малейших сомнений Светлана подошла к лежащему отцу и два раза ударила его ножом в грудь. После этого все так же дружно вернулись на кухню и снова принялись за остатки спирта. Потом они проверили, жив ли мужчина. Оказалось, что он еще дышит. И опять Светлана равнодушно наносит два удара в грудь, но теперь сильнее, обхватив рукоятку двумя руками. И только после этого наступило осознание произошедшего.

Сильно захмелевшие преступницы решили имитировать погром в квартире, чтобы Светлана потом смогла сказать милиции, что в дом ворвались незнакомые люди, которые и убили ее отца. "Хитроумный" план тут же привели в исполнение. При этом, разбивая стеклянные дверцы серванта, Зимина сильно поранила правую руку и залила все вокруг своей кровью...

...и наказание за самосуд

Все четыре девушки оказались за решеткой в течение суток (одна из них сообщила о преступлении в милицию, позднее следствие квалифицировало ее как свидетеля). Во время предварительного слушания уголовного дела обвиняемым — Светлане Зиминой, Ольге Трошиной и Галине Астрашабовой — вменялось убийство, совершенное с особой жестокостью и по предварительному сговору.

С 26 по 29 октября 2004 года в Саянске работала выездная коллегия Иркутского областного суда под председательством судьи Сергея Макарова. После допроса свидетелей и оглашения материалов уголовного дела прокурором города Саянска Андреем Некрасовым адвокат Зиминой подал прошение о направлении его подзащитной на экспертизу в Иркутский областной психоневрологический диспансер. Но по результатам судебно-психологической экспертизы у Светланы Зиминой каких-либо хронических психических заболеваний обнаружено не было. К тому же, как следует из заключения экспертов, у девушки на момент совершения преступления не могло быть и психофизического аффекта. А причиной, подтолкнувшей ее к совершению преступления, могло стать только состояние сильного алкогольного опьянения, сопряженное с местью и ненавистью по отношению к своему отцу.

Прокурор Андрей Некрасов, представлявший гособвинение, заявил на суде, что вина всех троих обвиняемых доказана и полностью подтверждена материалами следствия:

— По характеру и методам это убийство относится к категории особо тяжких, оно было совершено с причинением особых физических страданий. Помимо того, в действиях обвиняемых присутствовал предварительный сговор.

Андрей Александрович также отметил, что Зимина, Трошина и Астрашабова меняли свои показания, чтобы избежать наказания либо умалить свою роль в совершенном преступлении. К тому же освободившаяся из мест лишения свободы за месяц до этого убийства Ольга Трошина, по словам гособвинителя, так и не встала на путь исправления. В отношении Светланы Зиминой, по мнению обвинения, следовало учесть как смягчающее обстоятельство аморальное поведение ее отца, хотя сам факт изнасилования своей дочери Зимин всегда отрицал. Объективно доказать этот факт органам следствия так и не удалось.

К смерти отца Светлана отнеслась безразлично, сообщив на суде, что не испытывает к нему ничего, кроме ненависти. В своем последнем слове девушка сказала: "Уважаемый суд, я признаю свою вину и сожалею, что лишила человека жизни. Прошу учесть мою душевную рану и состояние нервной системы после столь долгих лет мучений..."

Саянский городской суд постановил: "Признать Зимину Светлану Игоревну виновной в убийстве и приговорить к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима; Трошину Ольгу Владимировну признать виновной в нанесении тяжких телесных повреждений и приговорить к 5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, Астрашабову Галину Викторовну признать виновной в совершении умышленного причинения легкого вреда здоровью и приговорить к одному году исправительных работ (учитывая поправки, меру пресечения в отношении Астрашабовой отменить и освободить из-под стражи в зале суда)".

У всех присутствующих в зале суда после оглашения обвинительного приговора осталось какое-то двойственное чувство: фактически помиловав двух других обвиняемых, суд покарал только одну Светлану Зимину.

Загрузка...