Катастрофа Ми-2 у мыса Рытого окутана тайной

Ни одна из версий аварии официально не озвучена, специалисты ждут извлечения винтокрылой машины из Байкала

13 июля в озеро Байкал, недалеко от мыса Рытого, упал вертолет Ми-2. Пилот Иван Яковец и летчик-наблюдатель Владимир Фролов погибли. Тело Ивана Яковца водолазы вытащили на берег на следующий день после катастрофы, второго летчика зажало деформированным корпусом машины. Только в минувший вторник спасателям удалось переместить вертолет на мелководье и поднять тело Владимира Фролова.

Как уже сообщалось в СМИ, потерпевший крушение вертолет, принадлежавший Иркутскому областному совету РОСТО, выполнял задание лесавиаохраны — производил осмотр лесного пожара, на котором уже работали сотрудники авиабазы. Пожар бушевал в районе речки Сармы, впадающей в Байкал. Далее, согласно полетному заданию, должен был проводиться осмотр территории Байкало-Ленского заповедника. В половине пятого вечера Ми-2 вылетел с аэродрома АСК РОСТО, что расположен в населенном пункте Оек, в 30 км от Иркутска. В шесть часов вечера экипаж доложил о том, что совершил посадку в поселке Еланцы. Дальнейшая связь с бортом была потеряна.

О падении вертолета Владимиру Привалову, госинспектору Байкало-Ленского заповедника, базирующемуся на мысе Анхолой, сообщили туристы. Привалов, в свою очередь, передал сообщение в администрацию заповедника, а оттуда уже сигнал поступил в МЧС. Для проведения поисково-спасательных работ в район предположительного падения вертолета на катере "Мангуст" прибыли две группы водолазов Байкальского поисково-спасательного отряда. Ими были проведены тренировочные спуски для привыкания к погружению, затем — спуски до вертолета. В дальнейшем было установлено, что машина лежит на глубине 43,6 метра на боку, мотором вниз. При ударе о воду воздушное судно сильно деформировалось. Спасателям удалось извлечь из кабины тело командира экипажа и доставить вертолетом МЧС в Иркутск, тело второго пилота оказалось зажато деформированными конструкциями, водолазы попытались освободить и поднять его на поверхность, но тщетно...

В Иркутском областном совете РОСТО о возможных причинах трагедии не говорят. Летчики, к которым мы обращались за комментариями, теряются в догадках: одни считают, что причиной катастрофы могла стать неисправность вертолета (лопасти винта нашли отдельно), другие полагают, что возле Рытого могла потерпеть крушение и совершенно исправная машина.

Известно, что мыс Рытый давно приобрел дурную славу "бермудского треугольника" — в этом таинственном месте исчезали и лодки, и люди, и скот. Рытый, или Хыр-Хушун, для бурят священен. Согласно легенде, там обитает один из главных богов шаманизма. На мысу часто в землю бьют молнии, зимой напротив Рытого каждый год возникает становая трещина во льду. А туристы и госинспекторы заповедника неоднократно наблюдают НЛО, совершающие там посадку. Говорят, на Рытом у них своеобразная база.

Однако начальник отдела экопросвещения Байкало-Ленского заповедника Виктор Степаненко не думает, что катастрофа как-то могла быть связана с самим мысом:

— Рытый — это действительно очень таинственное и загадочное место, но не нужно думать, что причина трагедии в нем, — говорит Виктор Николаевич. — На Байкале самолеты падали неоднократно, особенно в 70-е годы. Ан-2 упал в верховьях Киренги, до сих пор не нашли. На Панкуче лежит самолет, который упал еще в военное время. Возле мыса Солонцового под лед ушел Ан-24.

И действительно, катастрофа возле Рытого объясняется не только с мистической точки зрения. Между крутым склоном и водной гладью образуются воздушные потоки, порождаемые большой разницей температур. Если вертолет попал в этот воздушный поток, винт могло изогнуть так, что он достал хвостовую часть. Прокомментировать эту версию, предложенную нашей газете опытным летчиком, официальные источники отказались.

Есть и другая версия. По неподтвержденным данным, на крутом склоне мыса Могильного, расположенного в 30 километрах от места крушения, люди нашли заметную борозду, характерную для контакта дерна с хвостовым винтом вертолета. Не исключено, что эту отметину оставил Ми-2. Неофициальные источники сообщают, что перед падением с высоты 100—150 метров вертолет вращался вокруг своей оси (он упал в воду с правым вращением — на правый бок), такое поведение машины объясняется поломкой рулевого управления. Еще один важный вопрос: как вертолет оказался в районе мыса Рытого? Прямой вопрос редакции, запрашивал ли пилот небо при взлете из Еланцов, официальные лица оставили без комментария (думается, если бы все было чисто, ответили бы утвердительно). Только предположим, что этот роковой полет был несанкционированным, и станет понятно, почему вертолет жался поближе к склонам и двигался на бреющем полете над самой водой — никаким другим способом пеленга локаторов не избежать. Получается, Ми-2 летел дальше на север и, прижавшись слишком близко к мысу Могильному, зацепился хвостовым винтом за крутой склон, при этом на какое-то время машина оставалась управляемой. Экипаж, скорее всего, принял решение не совершать аварийную посадку, а возвращаться в Еланцы, но поломка оказалась слишком серьезной... Подчеркиваем, это всего лишь неофициальная версия, последнее слово остается за следствием.

Уже 14 июля на месте авиакатастрофы работала следственная группа, в которую, кроме следователя, вошли исполняющий обязанности байкало-ангарского транспортного прокурора и прокурор Ольхонского района. Сразу же было возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 263 Уголовного кодекса "Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц". Пока по факту. Будут ли предъявлены обвинения конкретным лицам, покажет следствие.

— Все неотложные следственные действия по установлению очевидцев крушения и закреплению объективных данных, связанных с аварией, произведены, — сообщает исполняющий обязанности байкало-ангарского транспортного прокурора Александр Чубыкин. — Свидетели допрошены, но их показания субъективны, и на данном этапе относиться к ним следует скептически. Люди находились на большом расстоянии от места крушения, к тому же они не специалисты и увиденное могут трактовать неверно. Нам необходимы данные объективного контроля, прежде всего показания бортового самописца, фиксировавшего все действия пилота накануне аварии. Эти данные мы рассчитываем получить, когда машину извлекут со дна Байкала. Такая возможность представилась по случайному стечению обстоятельств. Если бы не очевидцы, вертолет просто не смогли бы найти, а упади он сотней метров дальше от берега, достать его с такой глубины было бы практически невозможно.

Фактически установлением причин авиакатастрофы занимаются два ведомства: транспортная прокуратура и Минобороны.

— Ситуация нетипичная, — комментирует Александр Чубыкин. — Вертолет принадлежал РОСТО, подчиняющемуся Министерству обороны, поэтому служебную проверку внутри своего ведомства проводит военная комиссия. Однако пилот был офицером запаса, то есть гражданским лицом, по этой причине расследованием в рамках уголовного дела занимается транспортная прокуратура. В процессе работы мы обмениваемся информацией с военными специалистами, в дальнейшем их заключение будет приобщено к уголовному делу. Версий очень много, и все они имеют право на существование. Техническая неисправность, ошибка в пилотировании, все что угодно, вплоть до теракта. Одно могу сказать: каких-либо природных катаклизмов в этом районе зарегистрировано не было, но с полной ответственностью мы можем это утверждать, когда получим подробные метеосводки на 13 июля.

Бесспорно в этой трагедии одно: сибирское небо потеряло двух высококлассных летчиков.

Во вторник из Нижнеангарска (Республика Бурятия) самолетом Ан-24 в Иркутск были доставлены надувные понтоны, необходимые для проведения работ по подъему упавшего вертолета. В район мыса их доставили силами МЧС. Спасатели Байкальского поисково-спасательного отряда переместили упавшую машину на мелководье и извлекли из деформированной кабины тело второго летчика, Владимира Фролова. Дальнейшие работы будут производиться специалистами авиационно-спортивного клуба РОСТО, являющегося собственником воздушного судна.

Досье "СМ Номер один"

Командир вертолетного звена Иркутского авиационного спортивного клуба РОСТО, майор запаса, пилот I класса Иван Яковец профессию летчика получил в Саратовском высшем военном авиационном училище, которое закончил 1981 году. За свою летную деятельность Иван Петрович освоил летательные аппараты типов Ми-2 и Ми-8, в общей сложности налетал более 3600 часов.

Летчик-наблюдатель I класса Владимир Фролов связал свою судьбу с небом после окончания лесохозяйственного факультета Брянского технологического института — при распределении попросился в таежную Сибирь, на Иркутскую базу авиационной охраны лесов. В августе 1982 года был принят на должность старшего десантника-пожарного. В этом же году, выдержав экзамен на тушении лесных пожаров и побывав в пекле, был направлен на курсы летчиков-наблюдателей в город Пушкино Московской области, которые успешно окончил. После прибытия в Иркутск Владимир изъявил желание работать летчиком-наблюдателем на севере области и поехал в поселок Мама, одно из самых северных авиаотделений авиабазы. Как грамотный специалист и умелый руководитель, в 1984 году был назначен старшим летчиком-наблюдателем, начальником Мамского авиаотделения. В 1997 году Владимир Иванович переехал в семьей в Иркутск. С этого же года и до гибели работал страшим летчиком-наблюдателем, начальником Байкальского авиаотделения, отдавая свой опыт и все свои силы охране от пожаров заповедных лесов Байкала.

Метки:
baikalpress_id:  3 449