От банды Черепановых остался лишь потертый чирок

В поисках Офицерской сопки журналисты "СМ Номер один" исколесили весь Жигаловский район

О банде Андриана и Анны Черепановых, которая в начале 20-х годов держала в страхе деревни Верхней Лены, Тутуры и Куленги, до сих помнят в Качугском и Жигаловском районах. Рассказы — один ужаснее другого — передаются из поколения в поколение. А на Офицерскую сопку, где, по легенде, у банды была своя ставка, местные жители опасаются ходить до сих пор. В начале июля журналисты "СМ Номер один", вооруженные фотоаппаратом и металлодетектором MineLab, отправились по местам Черепановских походов. Главная цель — найти и исследовать Офицерскую сопку.

Банда Черепановых

В Жигаловском районе любят говорить: Черепанов не наш, он совершал набеги с территории Качугского района, и в банде у него жигаловских не было. Действительно, Андриан Черепанов родом из Картухая — некогда большого села, которое стояло на обоих берегах Лены в паре верст от Верхнеленска.

В Картухае до сих пор сохранился дом Черепановых. В нем в советские годы сначала размещалась контора, затем клуб. Местные жители говорят, что дом изрядно разворошили студенты, приезжавшие сюда на практику. Студенты поднимали полы — искали, понятное дело, клад. Пару лет назад сюда наведались люди с более серьезной техникой, "просвечивали" весь дом. Но ни те, ни другие клада не нашли, а полы попортили изрядно.

В Картухае земляка защищают:
"Да какой Черепанов бандит?! Нормальный мужик, работников не держал, сам вкалывал. Жена учительницей была", — рассказывает житель Картухая Григорий Нарышкин.

В Жигаловском районе о Черепановых мнение другое. Связано оно прежде всего с леденящей душу историей о местном учителе Иосифе Аксаментове, погибшем от рук бандитов. Валентина Погодаева, школьный учитель в поселке Чикан, вместе с ребятишками по крупицам собирала историю учителя-комсомольца.

С ее слов, события того далекого времени развивались следующим образом.

Черепановцы спешно уходили в лес, нигде не останавливаясь. Конспирации ради бандиты были переодеты в красноармейскую форму. И вот в таком виде они зашли в село Келора. Местный учитель начальных классов Иосиф Аксаментов, первый комсомолец района, вышел навстречу "красноармейцам", что называется, с хлебом-солью. Черепановцы без лишних разговоров привязали комсомольца к лошадям, протащили в таком виде через всю Келору. Почему-то все вспоминают, что у Аксаментова слетел с ноги чирок (местная самодельная обувь). Учителя утащили за деревню и там разрубили на части.

Останки комсомольца подобрали потом мужики из деревни Якимовки (Аксаментов был оттуда родом) и увезли его матери в Тутуру. Там учителя и похоронили, причем сначала могилу Аксаментова заровняли — так велик был страх, что банда вернется. Памятник первому комсомольцу района поставили после смерти его матери на ее же могиле.

Расправа над Аксаментовым — не единственное злодейство супругов Черепановых. В деревне Петрово, например, они убили местного председателя. Вспоминают еще об одном убийстве активиста в Жигаловском районе.

В Чикане рассказывают такую историю: у какой-то девочки все в той же Келоре бандиты сняли с ног чирки и дали взамен валенки. Мы никак не могли понять, с какой стороны это характеризует черепановцев — хорошей или плохой. Наконец кто-то объяснил нам, что в то время валенки — это считалось круто, а чирки были у всех. Героиня этой истории — счастливая обладательница валенок — долгое время жила в Чикане. Возможно, поэтому эта малозначительная деталь о банде и оказалась столь живучей.

Как рассказывают местные жители, фактически бандой руководила Анна Черепанова. В местных легендах ее обвиняют в вампиризме — из-за кровожадности и дьявольского везения. Судьба атаманши после разгрома банды туманна. По одним источникам, ее уже старухой случайно опознали на Аршане, где она работала в местном санатории. По другим — ее задержали, когда она была еще нестарой женщиной и заведовала магазином. Говорят, впрочем, что ее не поймали совсем, и где она умерла, никто не знает.

А была ли сопка?

Почти всегда в рассказах о банде Черепановых всплывает некая Офицерская сопка, где у бандитов был штаб и где они отсиживались после своих набегов. Вот эту сопку мы и рассчитывали отыскать в ходе своей экспедиции. Металлодетекторы MineLab позволяли нам обследовать сопку и, возможно, сделать определенные находки, проливающие свет на судьбу банды.

В селе Тутура местный учитель и краевед Любовь Лысикова рассказала, что сопка находится в нескольких километрах от села Келора. Она добавила, что несколько раз просила охотников организовать туда экскурсию для нее и ее учеников, но всегда получала отказ. "Мы сами туда не ходим и вам не советуем", — отвечали охотники. Свой страх перед Офицерской сопкой они мотивировали, по словам учительницы, очень неубедительно: мол, нехорошее это место. "В Чикане — селе, расположенном в непосредственной близости от Келоры, — вам могут дать более точную информацию", — добавила в завершение разговора Любовь Дмитриевна.

Путь в Чикан занял гораздо больше времени, чем мы рассчитывали. Дорогу, еще не так давно вполне приличную, лесовозы и тяжелая техника "РУСИА Петролеум", направляющаяся на Ковыкту, за один год уделали как бог черепаху. Возле полузаброшенной деревеньки Грехово путь нам преградил севший по самую кабину КамАЗ. По грязи рядом с кюветом нам удалось проплыть мимо увязшего монстра...

Неудивительно поэтому, что, когда в магазине Чикана мы стали спрашивать про банду и сопку, местные женщины нам заявили: "Вы лучше про дороги напишите, а то скоро нас совсем от Большой земли отрежет".

Про Офицерскую сопку женщины, впрочем, не знали. Не знали про нее местные охотники и даже бывшие жители Келоры, переехавшие в Чикан в поисках лучшей доли. Алексей Дмитриевич Кулебякин, проживший в Келоре до 1980 года, сообщил, что вроде когда-то слышал о существовании такой сопки, но где она точно, не знает. Учительница Валентина Погодаева, совместно со школьниками проведшая целое исследование о банде Черепанова и учителе Аксаментове, также никакой информацией о сопке не обладала.

Во всем Чикане мы нашли лишь двух человек, которые были уверены в существовании Офицерской сопки. Это Сергей Федоров, который слышал о сопке от родителей, и Михаил Кузьмин, который заявил, что охотился недалеко от сопки ("У нас там три зимовья рядом"), но на сопку не заходил. А почему не заходил — Бог его знает. Не заходил — и все. "Только эта сопка не так близко от Келоры, как мы рассчитываем, — километров 60, не меньше", — рассказал Кузьмин. И все эти километры по непроходимой тайге. Тем не менее Сергей Федоров вызвался быть нашим проводником до Келоры. Из всего населения некогда богатого и процветающего села там осталось только пять охотников, рассказал он. Возможно, они знают дорогу на сопку.

В село Келора ведет размытая и разбитая тропа, по которой сподручнее путешествовать на лошадях или каких-нибудь верблюдах. Поэтому мы пересели с редакционной машины на "таблетку" Федорова и продолжили свой путь в поисках Офицерской сопки.

Келора — село пяти охотников

Как мы уже сказали, Келора издревле считалась большим и богатым селом. Там была церковь, переделанная в годы советской власти в клуб, около сорока домов, стоявших в одну линию на берегу реки Тутуры.

В 30-е годы в Келоре организовали аж два колхоза. Один занимался сельским хозяйством, другой — промколхоз — строил карбаза и отправлял их вниз по Тутуре, а затем по Лене.

Закат Келоры начался в конце 70-х — начале 80-х годов. Честно говоря, мы предполагали, что массовый переезд келорцев в Чикан, Тутуру, Жигалово связан с какой-нибудь прихотью местного начальства или очередной кампанией по укрупнению деревень. Оказалось — нет. Просто келорцам надоело жить на отшибе, без света и дорог. Последней каплей стало закрытие местной школы — той самой, в которой учительствовал комсомолец Аксаментов.

Келора стала спешно разъезжаться. По иронии судьбы, к уже пустой деревне начали строить дорогу. Сначала она была очень неплохой ("Я за сорок минут до Келоры доезжал", — вспоминает Федоров.), но потом ее смыли дожди и разбили лесовозы и охотничьи вездеходы.

Три года назад в практически заброшенной Келоре случилась трагедия. Охотник приревновал свою жену (единственную на тот момент женщину в Келоре) к племяннику и убил его, застрелил коня и поджег дом. В итоге сгорело несколько усадеб. Злодею дали десять лет. Жена — виновница трагедии — после инцидента бесследно исчезла. С тех пор женщины в Келоре не живут. Нынешнее население села — пять охотников, трое из которых родные братья.

Двое из них — Иван и Сергей Рудых — и встретили нас в молчаливой и заросшей бурьяном Келоре. Все остальные были на рыбалке или на охоте. Братья живут в избе, где располагался фельдшерский пункт. Их дом и все имущество сгорели во время пожара, устроенного ревнивым охотником.

В Чикане считают, что братья живут неплохо. Всегда свежая рыба, мясо. Часть добычи идет на продажу — так что и небольшие деньги у них всегда есть. Сами Иван и Сергей, впрочем, не считают свою жизнь сильно обеспеченной, но на судьбу не жалуются и к цивилизации возвращаться не хотят. "А что там делать?" — говорят они, прекрасно зная, что в том же Чикане поголовная безработица.

Братья слышали об уже известной нам истории учителя Аксаментова. Сообщили, что колода, на которой бандиты разрубили комсомольца, долгое время лежала в паре километров от Келоры. Она рассохлась от времени, наполовину сгнила, а не так давно во время наводнения остатки колоды смыло водами Тутуры.

Об Офицерской сопке братья тоже слышали. Она действительно расположена в 50—60 километрах от Келоры, только дорога туда давно заросла мхом-травой, и заходить на сопку лучше со стороны Лены, от деревень Воробьево или Петрово. Там вроде есть люди, которые на эту сопку ходят как к себе домой.

Чирок комсомольца Аксаментова

Тем не менее мы решили исследовать Келору. Для этой цели мы извлекли из "таблетки" металлодетекторы MineLab, чем вызвали живейший интерес братьев Рудых, и направились к самым старым домам Келоры, которые, по словам братьев, были свидетелями визита черепановской банды.

В здании бывшей церкви мы нашли медную монетку 1843 года, которая, естественно, не имела отношения ни к банде, ни к сопке, а вот в доме бывшего кулака, в углу под полом, отыскали старинный чирок. Как мы помним, именно эта обувь постоянно упоминалась в рассказах про черепановцев — то какой-то девочке бандиты поменяли чирки на валенки, то чирок слетел с ноги Аксаментова, когда его волокли через Келору. Может, этот чирок мы и нашли?

Ничего другого в Келоре нам отыскать не удалось. Земля, обильно набитая колхозным добром, гудела и пела на все голоса, так что металлодетекторы пришлось вскоре отложить за ненадобностью.

Пока мы занимались изысканиями, братья испекли свежий хлеб — настолько вкусный, что он показался нам деликатесом. Водкой, нагревшейся в "таблетке" почти до температуры кипения, мы помянули учителя Аксаментова и двинулись в обратный путь.

Офицерская сопка на деле оказалась Вшивой

И вот уже по тракту мы возвращаемся в Иркутск. Впереди одна остановка — в деревне Воробьево. Местные охотники, по словам братьев Рудых, хорошо знают Офицерскую сопку и не раз поднимались на нее.

Первый же человек, встреченный нами в Воробьево, оказывается охотником. Зовут его Николай Зверев, и он действительно не раз бывал на Офицерской сопке. "Только ее называют у нас Вшивой горкой, — сообщил он. — Почему? Не знаю. Называют — и все".

Действительно там находится бывший лагерь Черепановых. Его размер, по словам Николая, примерно 200х200 м, видны остатки рва, землянок. Легенду о том, что охотники боятся заходить на сопку, Николай встречает искренним смехом. "Это какие-то суеверия. Ничего там особенного нет. Я несколько раз там на соболей охотился, и ничего не произошло", — говорит он.

Охотники любопытства ради пытались проводить на Вшивой горке раскопки, но находили лишь кости. То ли животного, то ли человеческие...

Как рассказал Николай Зверев, население Воробьево тоже пострадало от Черепановых. Как-то бандиты появились в деревне, переодетые в красноармейскую форму (знакомый почерк, не правда ли?). Они попросили дедушку Тюменцева, тунгуса по национальности, слывшего в этих краях отменным проводником, провести их через лес к реке Тутуре. Дедушка согласился. Всю дорогу он поносил белогвардейцев, полагая, что едет с красными. Черепановцы терпеливо слушали болтовню деда, но едва вышли на Тутуру, повесили старика на осине. По словам Зверева, это дерево стоит на берегу Тутуры до сих пор.

Дядя Саша Тюменцев, внук проводника, до последнего времени жил в Воробьево и лишь недавно куда-то съехал — похоже, в Иркутск.

Николай Зверев вызвался проводить нас до Офицерской сопки. Мы, конечно, согласились. Но это будет уже следующая экспедиция.

P.S. Металлодетекторы предоставлены представительством компании MineLab в Иркутске (www.kladoiskatel.ru). Особая благодарность жителю Чикана Сергею Федорову, предоставившему экспедиции свой автомобиль.

Метки:
baikalpress_id:  21 147