Акт самосожжения в центре Иркутска

Женщина облила себя горючей жидкостью, поднесла спичку и с криком "Аллах!" выбежала из дома

Причина дикого поступка 50-летней Татьяны Лысцовой очевидна только на первой взгляд: по милицейской информации, несчастная страдала душевным расстройством, ее также можно было назвать религиозной фанаткой (в доме нашли кипу исламской литературы, в том числе нетрадиционного толка). Но есть в этой истории моменты весьма подозрительного содержания. Три года назад Татьяне и ее брату Николаю пришлось переселиться в ветхий дом по адресу: Карла Либкнехта, 76, из благоустроенной квартиры поселка Дзержинск, так как Лысцовы накопили гигантскую задолженность по квартплате. Еще раньше по этой же причине сюда был переселен мужчина, скончавшийся впоследствии от туберкулеза. И уж совсем непонятное дело: очевидцы трагедии утверждают, что выбежавшая на улицу Татьяна горела со спины...

Из одежды остались только носки

Свидетелем происшествия стала соседка Лысцовых Евгения Кокоурова. Около часа дня минувшей пятницы девушка вместе с подругой своей сестры Татьяной Зубаревой сидели на лавке возле палисадника, о чем-то разговаривали, и вдруг из развалюхи напротив раздался душераздирающий крик.

— Мы сразу даже не сообразили, что происходит, так быстро все случилось, — рассказывает Евгения. — Из своего дома выбежала тетя Татьяна, вся спина у нее была в огне. Она кричала: "Аллах, Аллах!".

Девушка схватила дубленку, висевшую на заборе, и попыталась потушить живой факел.

— От нее жар такой шел, не подступиться, — рассказывает она. — Я набросила на женщину дубленку, но она упала. Тогда мы вместе с Таней Зубаревой забежали в сени, схватили флягу — в ней литров двадцать воды было — и стали поливать соседку, она уже на земле лежала. У нас это плохо получалось — крышка на фляге то и дело закрывалась.

Когда были сбиты последние языки пламени, девушки увидели, что халат, спортивные штаны и нижнее белье пострадавшей сгорели полностью, остались только носки.

— Она вся черная была, живого места не осталось, — продолжает Евгения Кокоурова. — Но сознание Татьяна не теряла. Пока мы скорую ждали — это минут двадцать прошло, — она ходила по двору, видимо была в шоковом состоянии, даже сигарету у нас попросила, выкурила ее. Я пыталась ее хоть на лавочку посадить, но она на меня практически не реагировала. А когда скорая приехала, даже водитель сказал: мол, не жилец...

В два часа той же ночи Татьяна Лысцова, получившая ожог 2-й степени 95% кожных покровов, скончалась в реанимации городской клинической больницы N 3.

Накануне трагедии брат угрожал Татьяне убийством

О том, как попали Лысцовы на Карла Либкнехта, 76, рассказали их соседки — сестры Алена и Евгения Кокоуровы:

— Татьяна и Николай здесь три года назад появились. Как они сами рассказывали, раньше у них была квартира в поселке Дзержинск. Татьяна какую-то мизерную пенсию получала (она ведь на учете у психиатра состояла, на хорошую работу устроиться не могла), а брат больше попрошайничал, чем работал. В общем, с деньгами у них туго было, они сильно задолжали за коммунальные услуги. Их и перевезли в этот сарай какие-то нерусские люди — может, родственники, точно не знаем. В этом доме, кстати, до Лысцовых один мужчина жил, его тоже переселили сюда из благоустроенной квартиры из-за долгов по квартплате (где-то на Постышева он сначала жил), а потом он умер от туберкулеза. Так вот вселяли его сюда те же люди, которые Лысцовых потом привезли. Может, и не связаны эти две смерти между собой, но, согласитесь, подозрительно как-то. И еще странность: никакой канистры из-под бензина (или чем Татьяна там себя облилась) в доме не нашли.

По словам соседей, брат и сестра Лысцовы вели в общем-то тихий, затворнический образ жизни:

— У них никогда не было гостей. Татьяна каждый день куда-то ходила с сумкой — думается, что в мечеть (она же здесь рядышком), а может, и в секту какую — в доме много книжек нашли про Ислам. Одну листовку, по словам милиционера, который обыск проводил, только в Чечне можно найти. А Николай дворником работал. Водку они совсем не пили, а куда деньги девали, непонятно, даже на продукты не хватало. Однажды такую картину наблюдали — сидит Николай во дворе на лавочке и плачет: "Кушать хочу", как ребенок. Наверное, Татьяна деньги в секту уносила. Вот шестого числа у нее пенсия была. В этот день к нам Николай на улице подошел и говорит: "Давайте скорую для нее вызовем, пусть ее заберут" (Татьяна же частенько в больнице лежала — в психиатрической). Естественно, мы отказывались, мы же ее диагноз не знаем, а вела она себя нормально.

А дня за три до трагедии, по словам Евгении Кокоуровой, в доме Лысцовых разразился скандал:

— У них в окнах стекол нет, я за водой шла и хорошо слышала, как Николай на Татьяну кричал и убить ее грозился. Конечно, в сердцах так сказал, человек-то он на самом деле безобидный (детей любит, нашей дворовой ребятне все игрушки с помойки таскал). Но теперь наверняка раскаивается в сказанном, боится, что подозревать его в чем-то будут. Уже третий день как Татьяны нет в живых, а он ни разу здесь не появился...

Билет в один конец

Как рассказали сотрудники Кировского РОВД, занимающиеся предварительным расследованием инцидента, в доме погибшей действительно была обнаружена религиозная литература. Почти все брошюры и книги написаны на арабском языке, так же как личные записи Татьяны Лысцовой. Часть печатной продукции вызвала сомнения в своей легальности, а именно буклет под названием "Билет в один конец" и брошюра "Последний путь" — это своего рода руководство к самоубийству или, как там написано, "возможность найти Аллаха". Есть также конверт на имя Лысцовой Татьяны Борисовны с обратным московским адресом, в котором, скорее всего, и были отправлены эти листовки.

Начальник уголовного розыска Кировского РОВД Герман Братчиков сообщил, что изъятую литературу передали для экспертной оценки в отдел по борьбе с экстремизмом регионального Управления ФСБР РФ по Иркутской области:

— Специалисты дали предварительное заключение, что литература сама по себе разношерстная и не имеет экстремистского подтекста. Однако некоторые книги были выпущены издательствами, которые ранее печатали запрещенную литературу, но, подчеркиваю, в доме погибшей ничего подобного найдено не было. Все-таки мы склоняемся к версии, что самоубийство было совершено на почве заболевания потерпевшей. Предварительное расследование продолжается, необходимо еще допросить родственников погибшей, прежде всего ее брата, только тогда будет дана правовая оценка произошедшему.

Загрузка...