Усть-Илимск: таежный край строителей и мечтателей

Первопроходцы до сих пор живут во времянках, построенных еще 40 лет назад

Усть-Илимский район — самый молодой в Иркутской области. Даже те, кто никогда не бывал здесь, наверняка помнят строчки из песни Александры Пахмутовой о строящемся городе. "Позови — я пройду сквозь глухую тайгу, позови — я пройду сквозь метель и пургу" — доносилось в 70-е из радиоприемников всей страны. И действительно, шли, ехали, пробирались сквозь непролазную тайгу в пятидесятиградусные морозы.
Усть-Илимск был когда-то местом трех ударных комсомольских строек: здесь возводили ГЭС, строили лесопромышленный комплекс, а затем и сам город. В далекий и холодный таежный край ехали молодежные строительные десанты со всего СССР.
Сейчас строительство такого уровня здесь давно уже не ведется, большинство предприятий ликвидировано, остальные отданы в частные руки. В районе остро стоит проблема безработицы и ветхого жилья (многие жители пригорода до сих пор живут во временных строительных бараках, поставленных 35 лет назад). Но что удивительно: местные жители здесь по-прежнему называют себя энтузиастами и романтиками, не уставая рассказывать, как хотели, стремились построить город, край своей мечты.

Усть-илимская экзотика

Первое, что поражает в Усть-Илимске, — это необыкновенная ухоженность и красота города. А казалось бы, должна быть глухая сибирская провинция: пятнадцать часов от Иркутска на автобусе, больше суток на поезде. В главной части города (на правом берегу Ангары) и в помине нет деревянных иркутских избушек, почти весь он состоит из многоэтажных домов, есть даже четырнадцатиэтажные высотки, парки, развлекательные центры, кинотеатры.

Усть-Илимск разделен Ангарой на две части, как здесь говорят, на старый и новый город, или правый и левый берег. Левый берег (или старый город) застраивался стихийно: в основном во время расселения приезжающих сюда бригад рабочих. Правый же строился по проекту ленинградских архитекторов, с учетом северных погодных особенностей края. Под одной крышей вместе с квартирным домом обязательно располагается какое-либо нужное учреждение, магазин, больничный пункт, домоуправление. Все это сообщается между собой теплыми переходами, для того чтобы в лютый мороз (который, бывает, приближается к отметке -50) жители могли как можно меньше находиться на улице.

— Раньше, — рассказывают усть-илимские первопроходцы, — и шестидесятиградусный мороз бывал. А сейчас много тайги вырубили, стало теплее, но зато пришли сильные ветра.

Другая необычная черта Усть-Илимска — это, казалось бы, сочетание несочетаемого: тайги и современного молодого города с его высотными зданиями. Здесь очень много лесопарковых зон: целые территории нетронутого леса в черте города. Местные жители с улыбкой рассказывают о том, что в город часто выходят медведи. Например, не так давно косолапый из тайги решил наведаться в гости к городской администрации, правда к моменту приезда милиции мишка с центральной улицы города успел спешно ретироваться.

В Усть-Илимске очень общительные и доброжелательные жители. О чем ни начни говорить, рано или поздно разговор приведет к теме славных советских времен, комсомольских строек и таежной романтики. Любят местные жители поведать о том, как строили они свой необыкновенный, гремевший когда-то на весь союз город. Они и до сих пор считают Усть-Илимск самым лучшим городом на планете. Здесь даже названия главных улиц говорят сами за себя: улица Мечтателей, проспект Мира.

— Город у нас ночной, веселый, — рассказывает водитель Семен, везя нас в местную гостиницу. — Днем все работают, ночью по городу гуляют. Не страшно тут, даже бандюги у нас мирные. Семен с гордостью показывает на большой мост через Ангару, соединяющий старый и новый город. — Это я строил в семидесятые, за два года с такой махиной управились.

Еще в Усть-Илимске можно увидеть необыкновенное количество красивых лиц, огромное даже для избалованного сибирской красотой взгляда. В городе регулярно проводятся различные конкурсы красоты, по улицам гуляют целые стаи необыкновенных красавиц, а в местных газетах публикуются объявления о знакомстве заграничных женихов.

Местные жители объясняют это опять же комсомольскими стройками, когда в тогда еще поселок Усть-Илим ехали самые здоровые, сильные, молодые и красивые жители СССР и союзных республик. Оставались, строили дома, создавали семьи, рожали детей.

Все начиналось с затопления

В Усть-Илимске два районообразующих предприятия: Усть-Илимская ГЭС и лесопромышленный комплекс. Это и есть две самые ударные комсомольские стройки, благодаря которым образовался район.

Почти вся продукция лесопромышленного комплекса отправляется в Китай, благо большая часть территории района по-прежнему покрыта лесами и проблем с освоением "деревянного золота" в районе нет.

Но из-за отдаленности района от Иркутска экспансия китайских товаров здесь минимальна. Продукты и прочие необходимые товары чаще везут от ближайших соседей — из Красноярска. Поэтому и цены здесь выше, чем в Иркутске и ближайших к нему районах.

У масштабного и когда-то гремящего на весь союз строительства ГЭС своя, с оттенком трагизма, история. Летом 1953-го в Нижнеилимск (Усть-Илимского района тогда еще не было) приехали специалисты московского института Гидроэнергопроект. Для сооружения плотины изучалось 12 створов и был выбран Толстый мыс. Проектировщики составили карту затопления. На территории, куда должны были пустить воды Усть-Илимского моря, находилось более тридцати поселков. Их жителям сказали: "Все, теперь готовьтесь к затоплению". Согласно постановлению правительства, селяне могли перевезти свои дома, однако согласились на это немногие, и вот почему. Перенос жилого дома без надворных построек обходился в 12 с небольшим тысяч рублей. В то же время стоимость строительства типового жилого дома площадью 40 квадратных метров плюс одна постройка для скота составляла 14 тысяч рублей, а квартира в Железногорске стоила и того меньше. Поэтому только десять процентов землепашцев отважились эвакуировать дома за 100 километров.

Тогда сжигали целые деревни, причем жечь свои собственные дома приходилось самим жителям. В Корсуково, одном из поселков, попавших в зону затопления, стоял один дом, где жил колхозник с лошадьми. Строение оставляли до последнего. Ему наказывали: "Колька, будешь уезжать — дом сожги". Но кто-то из родственников уговорил оставить. Так вот льдом строение подняло, а весной утащило. Лес со дна будущего моря убрали не полностью; ученые предположили, что при естественной смене воды ее загнивания не произойдет.

По водохранилищу под воду попадало 12 миллионов кубометров древесины, из них вырубили пять, остальное ушло на дно. Ученые предлагали очищать море, в том числе и с помощью... воды. Мол, зимой чаша водохранилища покроется льдом и он сам выдернет вмерзшие деревья вместе с корнями. Действительно, очень много сосен, лиственниц плавало "солдатиком". Лед смог выкорчевать лишь часть древесины, да и ту не смогли собрать, хотя в Усть-Илимске для этих целей даже создали сплавную контору Илимсклес.

В декабре 1974 года первые четыре агрегата Усть-Илимской ГЭС дали ток. 26 октября 1977 года электростанция достигла проектной мощности, а уже через три года, в декабре 1980-го, Усть-Илимская ГЭС была принята в эксплуатацию.

Усть-Илимская гидроэлектростанция и сейчас внушительное зрелище. Она не похожа на свою соседку в Братске. Несколько залов, служба диспетчеров, шестнадцать гидроагрегатов — все расположено под одной крышей, опять же — из-за сибирских морозов, которые длятся здесь девять месяцев в году.

В общей сложности на ГЭС сейчас работает порядка 450 человек, восемь инженеров в каждую смену. В основном это ветераны-энергетики, которые приехали сюда с Братской и других станций, молодых кадров немного.

Четыре года назад в жизни усть-илимских энергетиков случилось важное событие: количество выработанной электроэнергии составило 500 миллиардов киловатт-часов. Чтобы дойти до таких цифр, энергетикам понадобилось чуть больше четверти века. По примерным подсчетам, такого количества электроэнергии хватило бы району с мощным ЛПК ровно на 400 лет. Скоростные темпы строительства ГЭС обернулись не только положительными сторонами.

Впопыхах были допущены некоторые технические недочеты, исправление которых впоследствии легло на плечи руководства станции. Теперь огромный механизм работает почти идеально. И до сих пор Усть-Илимская ГЭС своей масштабностью удивляет как российских, так и зарубежных энергетиков. Иностранным инженерам во время экскурсий по ГЭС остается только восторгаться.

По словам заместителя директора ГЭС Владимира Вагина, нигде даже самые мощные электростанции не строятся с таким размахом и шиком: огромные площади, мраморные полы, дорогостоящая отделка. И огромное панно на стене: "Я вижу Россию энергетической(Владимир Ульянов)", на фоне которого так любят фотографироваться иностранные гости.

Когда-то большая бетонная плотина, составляющая 105 метров в высоту, служила мостом для городского транспорта. Но после того как с плотины упал большой рейсовый автобус с пассажирами, проезд закрыли и построили новый мост через Ангару.

Стройки закончились — начались проблемы

Районная жизнь не чета городской. За чертой города и начинаются проблемы. Если в самом Усть-Илимске еще можно найти работу, то в районе зачастую количество безработных измеряется целыми поселками. Раньше в каждом из тринадцати районных поселений находилось какое-нибудь производство. Процветала лесопромышленная деятельность, ведь 90 процентов территории края по-прежнему покрыты лесами.

С развалом Советского Союза почти все предприятия в районе обанкротились, и "деревянное золото" перешло в руки частных арендаторов. Жили поселки и сельским хозяйством, теперь совхозов и в помине нет, последняя техника распродана, а сельчане отпущены на вольные хлеба. Целые деревни, лишенные какого-либо производства, вынуждены выживать как придется, на голом энтузиазме местных жителей.

— Зависло все напрочь, — рассказывает глава районной администрации Виталий Хомяков. — Вот в Железнодорожном, одном из самых крупных поселков района, были и знаменитый строительно-монтажный поезд (СПМ), и мостостроительный отряд, и два леспромхоза. Не осталось ничего. Больницу перенесли в город. Оставшееся здание стоит полупустое, у местной администрации прав на него нет, так как по закону больница принадлежит акционерному обществу "Российские железные дороги".

Работать в поселке негде; если мужики еще могут подрядиться к какому-нибудь предпринимателю на лесодобычу, то женщинам остается мириться с участью безработных.

Железнодорожный — один из самых крупных поселков района, насчитывающий восемь тысяч жителей. Раньше было одиннадцать, но когда все предприятия встали, часть жителей уехала. Остались в основном пенсионеры, те, что когда-то были первопроходцами на усть-илимской земле.

Альберт Папикян раньше был столяром в крупном передовом предприятии "Строительно-монтажный поезд". Он вспоминает, что в Железнодорожный его позвала романтика, слишком уж популярен был в советское время роман "Поднятая целина".

— Первый строительный десант здесь высадился в 1966 году, — рассказывает Альберт Макартичевич. — Искали место, где строить поселок. Дорогу рубили, пробирались сквозь тайгу. Километров двенадцать вырубили, пока до места дошли. Ставили палатки, бараки, вагончики. В них и жили.

— Мороз стоял ужасный, — вспоминает одна из первых жительниц поселка Римма Коптева. — В бараках в углах все было покрыто льдом. Сваришь суп, только ложку ко рту поднесешь — она уже заледенела. Вечером буржуйку натопишь, ляжешь рядом спать, она за ночь остывает, не дай Бог волосы к ней прислонятся — сразу примерзают. Мошкары сколько было! На танцы в накомарниках ходили!

Строили первопроходцы не жалея сил, а вышло так, что самим им ничего и не досталось, кроме громогласных лозунгов Страны Советов. Как поселились по приезде во временных сборнощитовых бараках, так в них и остались. Сыпались обещания от леспромхозов да строительные предприятий: мол, бараки — это временно, перетерпите несколько годков, будет вам благоустроенное жилье. Но обещания так и остались обещаниями.

Срок годности бараков, рассчитанных максимум на тридцать лет, давно истек. Приватизировать бараки по закону нельзя, а программа переселения из ветхого жилья в жилые дома Усть-Илимска движется с черепашьей скоростью.

Остался в поселке и еще один пережиток временного поселения: дровяные котельные, с помощью которых и отапливается Железнодорожный.

— Для районного бюджета это самое дорогое удовольствие, — говорит глава администрации поселка Сергей Самусов. — В городе одна котельная отапливает стоквартирный, а в поселке — двухквартирный дом. Вот и считайте, какие это затраты. Семь лет единственное, во что вкладываются деньги в Железнодорожном, — это ЖКХ, проще говоря ремонт разваливающихся котельных.

Сельские игры — спасение от безнадежности

Чем живут жители районных поселков, когда нет ни прежних предприятий, ни работы, ни перспективы? Можно предположить, что топят все свои беды в горькой. Но для Усть-Илимского района это не совсем верно. Конечно, среди местных жителей есть и те, кто ищет спасение от безнадеги в водке; неблагополучных семей и брошенных детей в районе, по словам социальных работников, стало больше.

Но местные власти придумали свое оригинальное лечение деревенской безнадеги — сельские спортивные летние игры, которые регулярно проводятся в различных поселках района.

— В большинстве поселков давно нет никакого производства, ситуация безнадежная, увеличивается общее неблагополучие жизни населения, — рассказывает заместитель главы районной администрации по социальным вопросам Надежда Неверова. — А сельские игры для района — это как спасательный круг.

Спортивные сельские соревнования — своеобразная олимпиада, только в меньшем масштабе. Даже подготовка к ним имеет похожую с олимпийскими играми схему. Несколько сел района заранее подают заявки на участие, и специальная комиссия отправляется в поездку по заявленным поселкам: смотрят место для спортивной площадки, определяют подготовленность поселка к принятию большой делегации спортсменов и гостей.

— На селе, где нет ни производства, ни колхозов, сельские игры часто становятся главным событием года для местных жителей, — рассказывает Надежда Неверова. — Ждут гостей, спортсменов, спонсоров с подарками. Это самая лучшая возможность напомнить властям и общественности о своем селе.

В этом году для сельских игр выбран поселок Кеуль в 70 километрах от города. В деревне давно развалилось все производство, последняя совхозная техника почти распродана. Вся жизнь в Кеуле сосредоточена вокруг местной школы. Ее директору при скудном финансировании удается улучшать школьные условия: здесь и детский лагерь, и тепличное хозяйство, и мастерские, и лечебно-оздоровительное питание для детей.

Сейчас неподалеку от Кеульской школы готовят стадион для соревнований, которые пройдут здесь 9—10 июля.

— Длятся игры два дня, — рассказывает Надежда Неверова. — Участвуют в них не только местные жители, но и спортсмены со всего района. Бывает, приезжают даже из ближайших сел Красноярского края. Соревнуются сельчане во всех видах спорта, конечно за исключением водных.

Вечером, после игр, — танцы и выступления местных самодеятельных коллективов. В подготовке к сельским соревнованиям часто задействованы все местные жители, а после того как праздник заканчивается, сельчане опять начинают ждать прихода следующих игр.

  • Информация "СМ Номер один"

Дата образования Усть-Илимского района — 15 февраля 1968 г. Район образован за счет территорий Нижнеилимского и Братского районов и имеет площадь 3663,301 га. Район граничит с севера и запада с Красноярским краем, с севера и юго-востока — с Катангским и Нижнеилимским районами, с юга — с Братским районом.

В районное образование входит 13 поселков. Самый старый из них — Невон, часть которого состоит из домов, перенесенных с зоны затопления. Самый молодой — поселок Железнодорожный, он строился рабочими, приезжавшими в район на комсомольские стройки.

Экономика района неразрывно связана и подчинена задачам города Усть-Илимска.

Метки:
baikalpress_id:  21 145