Наш милиционер сказал: "Пишите хоть куда, все равно ничего не добьетесь"

Дорогая редакция "СМ Номер один"! Пишу к вам, так как больше некуда обратиться. Я выписываю газету, когда она была еще "Советской молодежью". Не расстаюсь с ней, читаем с мужем от начала до конца.

Я хочу, чтобы вы помогли разобраться в безобразии в Мамско-Чуйском районе, в пос. Луговском. Мой сын, Гайнутдинов Александр Кирамович, был избит 6 мая. Без сознания нашли его утром возле сарая, он сутки прожил и умер 8 мая в 11 часов утра, в возрасте 36 лет. А наш милиционер состряпал дело, что он упал с сарая, высота его 1,5—2 метра, а врачи сказали, что пробит в двух местах череп тупым предметом. Прокуратура района приезжала на расследование, даже к нам не пришла. Мы, родители, в шоке. В 1994 году также при неизвестных обстоятельствах погиб наш старший сын — Гайнутдинов Олег Кирамович. Он также был избит. Расследование было закрыто.

Почему так работают сотрудники милиции — не могут найти, кто убил сыновей. Я подозреваю только милицию. Они тоже пили в ту ночь — наш милиционер Баранов А.Б., Сафонов — милиционер и родственник Бондаренко. И как сын к ним попал, не знаю. Наши милиционеры наводят порядок милицейской дубинкой. Если вызывают домой на разборки — Баранов приходит и бьет милицейской дубинкой. Он бил и моего сына. Я лично видела, как он зверски бил соседа. Кто дал ему на это право? Если виноват, то накажи, а бить зачем?

Еще Баранов закрывает пьяных людей в цистерну без окон и отдушин, а там газы, нет вентиляции. Как он говорит — пусть подумают. А сам пьет больше пьяниц. Развели в поселке самогонщиков — почти в каждой квартире, им, милиционерам, выгодно держать самогонщиков, потому что они берут бесплатно у них самогонку. Самогонщики налоги не платят, а молодежь спаивают. День и ночь идет продажа самогона, причем без наказания.

Я пенсионерка, проработала в Мамско-Чуйском районе 43 года, меня знают только с хорошей стороны — я ветеран труда. Муж отработал 36 лет, ветеран труда, имеет правительственные награды. У нас было 4 детей, 3 сына и дочь. Что же за напасть — в 1994 году убили первого сына, расследования никакого не было; в 2005 году убивают второго сына, и также нет расследования. Каково нам, родителям, хоронить двух сыновей? Одному было 32 года, второму 36 лет. Скажите, где правду искать?

Прокуратуре Мамско-Чуйского района я не верю. С первым сыном ходила обивала пороги, но ничего не добилась. Писала в Иркутск, но пришел ответ: "Разобраться на месте". Скажите, где правда? Почему на нашу семью такое несчастье? Я каждый день плачу, не могу прийти в себя. Сегодня месяц, как сына нет с нами, другого — 11 лет. Мне 65 лет, мужу 62 года.

Дорогая редакция, помогите нам. Мы простые люди, живем только на пенсию. А на Севере цены очень высокие, даже не можем выехать в пос. Мама в прокуратуру. Нет автобуса, телефона нет, чтобы позвонить, часто нет электроэнергии. Я хочу, чтобы наказали виновных в убийстве двух сыновей, не могу больше терпеть это безобразие.

Баранов А. сказал: "Пишите хоть куда, вы ничего не добьетесь". Ему дают каждый год звания, дослужился до капитана. Два года назад был убит, тоже неизвестно как, Витязев А., 32 лет. Мать — старушка больная. Куда она поедет, еле-еле ходит. Конечно, сына я не подниму, но Баранова А. я не прощу. Он должен защищать нас, а не свои дела проворачивать и богатеть. Думает, что на него нет закона.

Мои сыновья и моя семья — люди законопослушные. Сначала муж служил в армии, затем три сына. Больно, очень больно терять сыновей. Хоть бы болели или была война, а то в мирное время...

Загрузка...