Роковой день на Байкале

Случилось это в канун нового, 1862, года. Жители Цаганской степи, привольно раскинувшейся на берегу Байкала к северу от устья реки Селенги и прилегающих к ней таежных деревень Дубинино, Шерашева, Инкина, Кударинской и Оймурской, заканчивали последние приготовления к традиционным празднествам. Доваривали крепкие меды, доставали из погребов солености и копчености, специально припасенные для этих дней. 30 декабря под вечер, когда многие рыбаки и охотники уже собрались сесть за столы и проводить старый, 1861, год, послышался подземный шум. Но поскольку такого рода явления, вплоть до подземных толчков, здесь повторялись довольно часто, никто не придал этому особого значения.

Начало светопреставления

Однако вскоре шум усилился и стал похож на быстро приближающуюся бурю. Вслед за тем раздался первый толчок, и земля волнообразно заколебалась. Сами собой зазвенели колокола на церквах, попадали самовары и скамьи, открылись двери и ворота. А когда от очередного удара затрещали и заскрипели избы, люди в страхе выбежали на улицу.

Быстро наступившая ночь не только не принесла желанного успокоения, а еще больше усугубила тревогу. Земля почти все время дрожала мелкой нервной дрожью, что-то невидимое в темноте лопалось и рушилось. О сне и отдыхе все забыли.

Назавтра все как будто улеглось. Но в полдень раздался более грозный подземный шум, смешанный с треском и грохотом. Земля начала так вздрагивать и колебаться, что на ней уже стало невозможно стоять. Людей и скот бросало из стороны в сторону. Двадцатипудовые бочки с рыбой перекатывались по дворам. Воздух наполнился криками людей и ревом обезумевших животных. Даже птицы начали падать с неба и старались укрыться в домах и надворных постройках. Почти повсеместно земля растрескалась, и в воздух ударили фонтаны теплой воды, смешанной с песком, илом и грязью. Местами они поднимались по четыре-пять метров высоты. Вместе с ними как пробки вылетали срубы колодцев.

Ущерб от землетрясения

Жители деревни Кударинской и одного из степных улусов впоследствии уверяли, что они ясно видели искры и огонь, которые вырывались из-под земли и опалили некоторые постройки. В той же деревне Кударинской во время одного из сильнейших ударов разрушился купол церкви и, упав на обе стороны храма, разрушил боковые пристройки. Часть каменных глыб обрушились внутрь храма и проломили пол.

В этот роковой день исчезла под водой вся Цаганская степь, занимавшая более двухсот квадратных километров. По словам очевидцев-бурят, в тот момент, когда земля резко осела, байкальская вода поднялась стеной, в трех местах прорвала береговую гряду и всесокрушающим шквалом понеслась по степи. То, что не было разрушено водой, в порошок стерли огромные льдины, пришедшие из Байкала вслед за водяным валом.

Но местами степь опускалась медленно и еще накануне была затоплена теплыми грунтовыми водами. Это значительно уменьшило разрушительные действия байкальской волны. В таких местах затонули целыми и невредимыми сотни юрт, домов, и хозяйственных построек. Согласно официальной справке, от затоплений Цаганской степи пострадало более одной тысячи трехсот человек. Погибло свыше пяти тысяч голов скота, много хлеба и сена. Кроме того, вода поглотила 66 различных заведений, 26 кузниц и множество хозяйственного скарба.

Плавающие острова

После того как волнения несколько улеглись, жители прилегающих к Провалу деревень два месяца спали не раздеваясь в ожидании новых бед. Одновременно они стали обнаруживать новые чудеса. У деревни Инкиной открылся весьма обильный ключ. А болото, занимавшее большую площадь около деревни Дубинино, совсем высохло. Единственный ключ, издавна снабжавший водой жителей Арбузовской почтовой станции, также исчез бесследно. Но, пожалуй, самым удивительным было появление плавающих островов. Горы тундровой земли с лесом и отличными сенокосными угодьями отделились от берега новоявленного залива и начали блуждать в нем по воле волн и ветра. И просуществовали они довольно долго. Когда их прибивало к материку, крестьяне заготавливали на неподвижных лугах сено. С течением времени эти блуждающие острова были разрушены водой и ветром и исчезли.

Немало тревожных минут пережили в те новогодние дни и жители многих населенных пунктов, удаленных от Цаганской степи на сотни километров. Так, в Иркутске ясно слышали подземный гул, похожий, по словам одних очевидцев, на шум полноводной и быстро текущей реки, а по словам других — на шум кипящей в котле воды. И здесь тоже отчаянно трещали и скрипели дома, разваливались печные трубы, самопроизвольно звонили колокола, бренчала в шкафах посуда. Все кресты на церквах повалились набок и накренились в разные стороны.

Землетрясение, которому обязан своим рождением залив Провал, было слышно на огромной территории в полтора миллиона квадратных километров: От Александровского завода в Читинской области до Нижнеудинска в Иркутской области и от Тунки — Урги на юге до Киренска на севере.

Благо, что в 1862 году обошлось без больших человеческих жертв и ограничилось только материальным ущербом. Но Цаганское землетрясение лишний раз напомнило, что Байкал — район повышенной сейсмической опасности и к этому надо относиться серьезно.

  • Справка "СМ Номер один"

Залив Провал расположен у устья реки Селенги. Образовался в результате Цаганского землетрясения. Он имеет почти треугольную форму. Открытая к Байкалу сторона залива протянулась на 22 километра. Залив отделен от Байкала цепью узких и длинных островов, разделенных проливами различной ширины. Залив начинается от мыса Облом на северо-востоке, заканчивается у села Дубинино на юго-западе. Берега залива ровные, нерасчлененные, песчано-галечные, лесистые, местами низменные, заболоченные, с мелкими озерками. Глубины в заливе постепенно увеличиваются с запада на восток: от 0,5—1 до 3—3,5 м. Наибольшие глубины находятся на северо-восточном углу залива, близ мыса Облом, — около 5—6 метров. На высоких прибрежных террасах расположены населенные пункты: Энхалук, Оймур, Дубинино, Инкино, Шерашово. У самого берега залива Провал на Байкале стоит село Дулан.

Метки:
baikalpress_id:  21 122