Памятник у Бурдаковки простоит не одну тысячу лет

Некоторые родственники жертв авиакатастрофы заказали похожие памятники на могилы погибших

В понедельник будет очередная годовщина трагедии в Бурдаковке. Четыре года назад в 4 километрах от деревни на поле рухнул самолет. Погибли 145 человек. Сейчас поле, куда упал лайнер, стоит заброшенным. По понятным причинам селяне вычеркнули его из своих сельхозугодий.

Заброшенное поле поросло бурьяном

Ровно четыре года назад пассажирский лайнер Ту-154М, принадлежавший авиакомпании "Владивосток-авиа", выполнял рейс ТД-352 Екатеринбург — Владивосток с промежуточной посадкой в Иркутске. В 2 часа 10 минут ночи по местному времени самолет внезапно пропал с радаров авиадиспетчеров. Последнее, что услышали диспетчеры, это слова командира корабля: "Полосу вижу". Выполняя третий плановый разворот при заходе на посадку, лайнер рухнул в четырех километрах от поселка Бурдаковка.

Самолет не долетел до взлетно-посадочной полосы иркутского аэропорта всего 21 километр.

Сразу после падения взорвались баки с горючим, после чего самолет сгорел практически дотла. Осталась целой лишь хвостовая часть лайнера и фрагменты двигателей.

11 июля 2001 года вице-премьер Илья Клебанов обнародовал официальную версию гибели самолета. Причиной трагедии глава правительственной комиссии назвал непреднамеренную ошибку экипажа: "Катастрофа произошла в результате вывода самолета с практически полным отклонением штурвала на большие углы атаки, что привело к сваливанию самолета и переходу его в штопор с последующим столкновением с землей". Через год на месте авиакатастрофы, в самом ее эпицентре, установили памятную стелу.

Сегодня место трагедии стоит забытое и практически заброшенное. Раз в год на него приезжают немногочисленные родственники погибших, живших в Иркутске, — большинство пассажиров были из Владивостока. Глава Ушаковской администрации Иркутского сельского района Владимир Коренев, в чьем ведении находится поселок Бурдаковка, рассказал, что никаких общественных мероприятий к печальной дате не планируется, как и не проводилось до сих пор ни разу.

— После катастрофы мы отсыпали гравием дорогу, больше никаких пожеланий не было. Насколько я знаю, поле размером около двадцати гектаров, где произошла катастрофа, стоит заброшенным, на нем не сеют и не пашут, — рассказал Владимир Анатольевич.

Действительно, в самом поселке про авиакатастрофу давно забыли, на месте трагедии трава по пояс, а подавляющее большинство непосредственных свидетелей уехали из поселка.

Стела установлена в эпицентре трагедии

В конце зимы 2002 года в геологическое предприятие Сосновгео, занимающееся разработкой собственного месторождения долерита и обработкой камней, обратился заместитель генерального директора Иркутского филиала авиакомпании "Рамэс". Он хотел заказать предприятию к первой годовщине поставить памятную стелу на месте авиакатастрофы — мемориал в память о погибших. Деньги на оплату этого проекта были переведены из Владивостока.

— Он принес нарисованным на бумаге приблизительный макет памятника, каким они его видят, и надписи, — рассказал начальник цеха камнеобработки Сосновгео Юрий Сверкунов. — Они предложили поставить черный, траурного цвета камень естественной формы со сколотыми, рваными краями в качестве символа катастрофы.

Представители авиакомпании обратились именно в Сосновгео, потому что нужен был черный камень, а у этого предприятия есть лицензия на разработку собственного месторождения (Хребтовое, неподалеку от Тулуна, где добывают черный долерит). Камень оттуда везут в Иркутск в виде десятитонных глыб. Одну из таких глыб и выбрали после оговоренных условий для памятника.

— Черный долерит подходит для такого памятника не только цветом. Это вулканическая порода, термостойкая, не поддающаяся влиянию атмосферных воздействий, с нетускнеющей полировкой. Такой памятник простоит не одну тысячу лет без изменений, — объяснил Юрий Кимович. — Мрамор, в отличие от долерита, это известняк, полировка на нем уже через год тускнеет, а от осадков и изменений температуры он быстро начинает разрушаться.

Памятник высотой около двух метров и весом около двух тонн установили в центре выжженного горящим авиационным топливом поля.

— Перед тем как установить памятник, мы приехали с представителем авиакомпании на место трагедии. Это была выжженная площадка на поле метров тридцати в диаметре. Несмотря на то что прошел почти год, на каждом метре можно было найти мелкие металлические обломки от самолета, перекрученные и оплавленные, каблуки, шнурки, бляшки, клочки одежды погибших людей, — рассказал мастер бригады Николай Машутин. — Площадку для памятника пришлось обсыпать гравием и бетонировать.

Место памятника представитель авиакомпании указал, буквально ткнув в него пальцем. Это был самый эпицентр трагедии. Кроме того, это было в двух шагах от стихийно возникшего алтаря — холмика, на котором родственники погибших поставили небольшой вручную сделанный крест, на который все клали цветы. Так что можно сказать, что место для памятника выбрали родственники погибших.

На бетонный цоколь положили шесть черных плит, а на них автокраном установили стелу. В тот момент, когда памятник ставили, плиты начали разъезжаться. Памятник был установлен за неделю до первой годовщины трагедии.

— Я был у памятника за несколько дней до открытия, фотографировал нашу работу. К нему уже приезжали люди, возлагали цветы, молчали, плакали, — вспоминает Юрий Кимович. — Кстати, после открытия стелы к нам обращались родственники погибших, чтобы им сделали памятники из долерита. Люди приезжали даже из Читы и Улан-Удэ. Один мужик из Читы сидел полдня, ждал, пока мы сделаем памятник, забрал его и увез на машине.

Сегодня на некогда выжженном горящим самолетом поле трава по колено, а дорогу к нему в дожди размывает так, что доехать до стелы можно только на тракторе.

Метки:
baikalpress_id:  3 317
Загрузка...