Григорий Скаллер: "Не ожидал, что подняться на Эверест будет так просто!"

Иркутские альпинисты во второй раз поднялись на самую высокую точку Земли

В конце мая двое иркутян — 58-летний Григорий Скаллер, обладатель почетного титула "Снежный барс", председатель областной федерации альпинизма, и 45-летний Александр Яковенко, бывший председатель Иркутской областной федерации альпинизма, — в составе очередной международной экспедиции покорили высшую вершину мира — Эверест (8848 м). Это второе восхождение иркутян на Эверест. Первое состоялось в 1990 году. На восьмитысячник тогда поднялись Екатерина Иванова и Александр Токарев.
Сразу после приезда в Иркутск Григорий Скаллер ответил на вопросы нашего корреспондента.

— На Эверест проложены десятки маршрутов разной степени сложности. Какой путь выбрала ваша экспедиция?

— Путь с севера, с китайской стороны, хотя основной участок подъездов, из Катманду, проходил по Непалу.. Это не самый сложный маршрут, хотя главный противник здесь — высота, разреженный воздух. Уже с северной седловины, с высоты семь тысяч метров, маршрут шел по скально-ледовому гребню-контрфорсу 3—4-й категории трудности, с которого было куда "лететь". Поэтому на наиболее опасных участках были навешены веревки, по спортивной терминологии — перила. Кстати, именно по этому пути поднялись первые на Эверест иркутяне Саша Токарев и Катя Иванова, получившая за это восхождение как первая альпинистка СССР звание заслуженного мастера спорта. Выходит, мы повторили путь своих знаменитых земляков.

— Подготовка к такому испытанию требует самоотверженности, отрешенности от повседневной жизни...

— К сожалению, основная работа не способствовала многочасовым специальным тренировкам. Довольствовался утренними пробежками, 3 раза в январе поднялся на Эльбрус, в марте "сбегал" на пик Черского. По-видимому, осталась высотная закваска от покоренных семитысячников — я оказался настолько готов к восьмитысячнику, что даже не ожидал, что все будет так просто!

На маршруте было установлено пять лагерей: в базовом на высоте 5200 проходила основная жизнь, следующие лагеря располагались на высотах 6300, 7000, 7800 и 8300 (штурмовой). Поднимаясь на эти высоты с полезными грузами для лагерей и многократно спускаясь, мы и получали высотную акклиматизацию. А потом, по этим пройденным "ступенькам", ночуя в каждом лагере одну ночь, мы пошли на штурм. Из последнего лагеря на 8300 мы вышли в час ночи 31 мая, шли в кошках по льду и скалам, на вершине были в 11 утра. Сезон был особенно ветреным, ветер достигал скорости 100 км/час, погода резко ухудшалась после 14 часов, отсюда и выход на вершину ночью...

— Покорение восьмитысячного гиганта требует экстремальных физических и моральных усилий, они сопровождаются галлюцинациями, кислородным голоданием, приступами удушья. О чем ты думал на такой высоте?

— А я и не помню. Все было так обыденно, такое состояние я испытывал при восхождении на пик Победы. И хотя без кислородных приборов восхождение затруднено, я случайно стал старейшим альпинистом мира, поднявшимся на высшую отметку Земли без применения кислорода. Случалось так, что у меня на маршруте стал барахлить редуктор кислородного аппарата; чтобы сберечь кислород на крайний случай, я отключил аппарат и как-то незаметно для себя взошел на вершину. В экспедиции были установлены и другие маленькие рекорды — россияне взошли почти все (7 из 11), a москвич Николай Чернов (1938 г. р.) стал старейшим россиянином, все-таки покорившим после многократных попыток (начиная с 1982 года) Эверест.

— Говорят, что "тернии" начались еще на подступах к горам...

— Да, в Катманду, когда мы туда прилетели, проходила политическая забастовка водителей автотранспорта: говорят, что одному штрейкбрехеру даже отрубили руки. Несколько дней пришлось ждать военного сопровождения, и все-таки в одну машину маоисты зaбpocили гранату, пострадали два российских альпиниста. Одному с поврежденной ногой пришлось вернуться в Москву, а руководитель экспедиции Александр Абрамов с десятью осколками в ногах сумел подняться до штурмового лагеря. Здесь свои кислородные баллоны он передал тем, кто продолжил путь наверх. Не обошлось без серьезных жертв — первыми из экспедиции, вопреки мнению руководства и команды, поднялись два словена, один из них на спуске погиб.

— И в финансовом отношении расходы на участие в таком сложном мероприятии велики, это немалая жертва. Во что же она обходится?

— Всего около 25 тыс. долларов. Помогли частные спонсоры, но с долгами я буду рассчитываться еще долго. До Москвы и обратно дорогу оплатил облспорткомитет — спасибо ему. Зато всего хватило. Все лагеря были обеспечены питанием, спальными мешками и палатками. Нести пришлось только кислород да личные вещи.

— При советской власти за восхождение на восьмитысячник, а тем более на Эверест, положены были ордена и звания заслуженных мастеров спорта. Так отличили участников 1-й советской экспедиции на Эверест в 1982 г. А что сейчас?

— Сейчас не дают ничего. В базовом лагере китайский специальный государственный чиновник регистрирует экспедиции и вносит восходителей в специальные реестры, то же делают в Москве.

Метки:
baikalpress_id:  21 112