Ковыкта и Сухой Лог — памятники доверчивости и простодушию

Не дать России выйти на внешний рынок — основная задача компаний-недропользователей с иностранным участием

На протяжении многих лет представители администрации Иркутской области рассказывают о мощном ресурсном и топливно-энергетическом потенциале региона. В частности, на территории области имеются Ковыктинское газоконденсатное месторождение (около 2 трлн кубометров газа), Сухоложское золоторудное месторождение (свыше тысячи тонн золота, 40% всех российских запасов) и Верхнечонское нефтегазоконденсатное месторождение (160—200 млн т нефти, 95,5 млрд куб. м газа).

Ковыктинская волынка

Ковыктинское газоконденсатное месторождение вообще уже стало притчей во языцех. Оно было выявлено еще в 1975—1976 годах, официальной датой открытия стал 1987 год, а газ, что называется, и ныне там. Пока с места сдвинулся лишь проект газификации Иркутской области, экспортные же варианты (поставка газа в страны АТР — Китай и Корею; в Японию; в Европу) зависли в воздухе.

Лицензией на разработку месторождения владеет ОАО "РУСИА Петролеум", основным акционером которого является совместная российско-британская компания ТНК-ВР — 62,42%.

Министерство природных ресурсов уже не раз грозилось отобрать лицензию на разработку Ковыкты у "РУСИА Петролеум", так как сроки ввода месторождения в эксплуатацию постоянно затягиваются по не вполне ясным причинам.

Поводы тянуть волынку у ТНК-BP находятся всегда. Последний — невозможность договориться с Газпромом.

Месяц назад министр природных ресурсов РФ Юрий Трутнев заявил, что МПР "планирует приступить к решительным действиям в отношении Ковыкты, так как правительство не может бесконечно ждать, пока ТНК-ВР договорится с Газпромом".

ТНК-BP тут же пообещала, что займется финансированием первого этапа проекта газификации Иркутской области, а затем попросила МПР перенести сроки ввода месторождения в эксплуатацию — с 2006-го на 2007 год.

Тем не менее Министерство природных ресурсов в ближайшее время намерено провести совещание и все-таки поставить вопрос об отзыве лицензии.

По словам иркутского политолога Евгения Инешина, разработка Ковыктинского месторождения изначально не входила в планы ТНК-BP. Потому что BP (английский партнер ТНК), можно сказать, монопольно поставляет сжиженный газ в Юго-Восточную Азию и владеет там практически всеми терминалами.

— Это целая империя — флот, отлаженная система поставок, танкеры постоянно курсируют из Бахрейна, Саудовской Аравии в Сингапур, Китай, — рассказывает Евгений Матвеевич. — А тут вдруг из Сибири, да по трубе — это же в десятки раз дешевле, чем танкерами. Цена на газ сразу упадет, империя понесет убытки. Поэтому BP делает все, чтобы не допустить добычу ковыктинского газа и строительство трубопровода. И пока она будет здесь сидеть, мы кубометра не добудем. Найдутся разные причины — то зеленые восстанут, которым денег заплатят, то еще что-нибудь. BP не преследует цели добывать у нас газ, и прибыль не есть главное для этой компании. Основное — это геополитические и геостратегические задачи. Роль британского правительства превалирует. Что им скажут, то и сделают. России никогда не дадут выйти на внешний рынок со своими ресурсами — все империи сразу рухнут.

Суровый климат Верхнечонки

В этой связи стоит вспомнить и Верхнечонское газоконденсатное месторождение — недропользователь ОАО Верхнечонскнефтегаз, и 62,71% его акций принадлежат ТНК-ВР.

На Верхнечонке можно добывать 10 млн т. нефти ежегодно, а мешают тому якобы суровые климатические условия и отсутствие инфраструктуры. Правительство РФ уже устало ждать, когда же начнется разработка месторождения, поэтому Минприроды, так же как и в случае с Ковыктой, будет ставить вопрос об отзыве лицензии у ТНК-BP.

Кто стоит за Сухим Логом?

Еще одна длинная сказка с запутанным сюжетом — Сухоложское золоторудное месторождение, крупнейшее в Евразии.

В 90-е годы Лензолото, будучи не в силах самостоятельно начать освоение, взяло в партнеры австралийскую фирму Star Mining. Последняя создала дочернюю — Star Technology, и кто бы знал, что Австралией там и не пахло, а ниточка тянулась к южноафриканской компании JCI.

По словам Евгения Инешина, JCI — крупная золотодобывающая корпорация, владеющая двумя сверхгулубокими шахтами в Южной Африке и тратящая на добычу весомые средства, не могла допустить выхода России на рынок.

В отличие от Южной Африки на нашем Сухом Логе золото можно добывать почти открытым способом. И если бы Россия со своим рудным золотом вышла на внешний рынок, она его попросту бы обрушила, а фирма JCI потерпела бы гигантские убытки.

— Поэтому в Австралии была создана специальная структура — Star Technology, которая, внедрившись в Лензолото, старалась делать все, чтобы месторождение не разрабатывалось, — говорит Евгений Матвеевич. — В итоге оно до сих пор находится в замороженном состоянии. Мы не добываем рудное золото, а южноафриканская фирма получает колоссальную прибыль, удерживая цену на золото на мировом рынке.

В итоге на сегодняшний день мы имеем такую ситуацию: 20 лет не разрабатывается Ковыкта, 20 лет — Сухой Лог и 20 лет — Верхнечонка.

Загрузка...