А был ли вексель?

Вокруг АНХК разворачивается настоящая детективная история

Что такое Ангарская нефтехимическая компания в нашем регионе, наверное, все знают. Крупнейшее производство, которое перерабатывает нефть в бензин, керосин и т.д. Были времена, когда АНХК лихорадило из-за нехватки сырья, денег и просто в силу того, что лихорадило всю страну. С тех пор как комбинат стал "дочкой" нефтяной компании ЮКОС, проблем с ним не было — работает себе и работает. И вдруг как снег на голову на АНХК из княжества Лихтенштейн сваливается вексель на 58 миллионов долларов. 3 мая Арбитражный суд удовлетворяет эти требования, несмотря на то, что представители АНХК считают вексель подделкой и по этому поводу возбуждено уголовное дело. На следующей неделе в Москве должна быть рассмотрена апелляция АНХК на решение арбитража. Чем все это закончится, неизвестно, ясно только то, что история с векселем — очень темная история, в которой фигурируют сомнительные печати, двойные протоколы и люди, оказавшиеся одновременно в двух разных городах.

Протокольный вопрос

Начнем с векселя. По определению бизнес-словаря, это "ценная бумага, имеющая установленные обязательные реквизиты и представляющая собой безусловное обязательство векселедателя уплатить в указанный срок вексельную сумму".

Проще говоря, если у вас сегодня нет денег, чтобы отдать кому-то долг, вы ему выписываете бумагу, в которой указана сумма и сроки, когда вы должны эту сумму погасить. Фирма New Century Securities Management Anstalt, предъявившая АНХК вексель, утверждает, что получила его от Рострабанка — там АНХК брала кредит в 1996 году. В векселе обозначено, что АНХК обязуется выплатить по нему 58 миллионов долларов США по предъявлении, но не раньше 15 июня 2004 года. В эту сумму входит и 50% годовых, которые должны начисляться с 8 августа 1996 года, со дня выписки векселя.

Получается, что в 1996 году, в разгар кризиса неплатежей, АНХК выписывает вексель на огромную сумму со сроком погашения через 8 лет. И иностранная фирма спокойно его принимает. Смело. Естественно, такое решение со стороны АНХК не может приниматься единолично, и "Анштальт" представляет суду в качестве доказательства копию протокола заседания совета директоров АНХК от 10 июля 1996 года. В этом протоколе есть пункт, которым поручается тогдашнему президенту АНХК Федору Середюку, а в его отсутствие первому вице-президенту Бабикову А.Ф. (запомните эту фамилию!) оформить отсрочку погашения кредита Рострабанку путем выдачи векселя.

И вот тут уже начинается детектив.

Федор Середюк заявляет, что вопрос о векселе на том совете директоров даже не поднимался. Федор Семенович представил в арбитраж официальное заявление, в котором пояснил, что в тот период компания вообще не работала по долгосрочным векселям, а краткосрочные (на три месяца) использовала только при расчетах за нефть с материнской компанией СИДАНКо. Более того, с 14 июня 1996 года на АНХК действовало специальное положение, в соответствии с которым право первой подписи векселей было только у президента компании (Ф.С.Середюк. — Авт.) и вице-президента по экономике и финансам (Собитов А.Ф.). Все векселя регистрировались и учитывались в бухгалтерии и финотделе. Вторую подпись мог поставить главный бухгалтер или его заместитель.

Означенный вексель нигде не зарегистрирован, он никогда не значился ни в каких финансовых документах компании. Он подписан г-ном Бабиковым, на тот момент занимавшим должность вице-президента по научно-техническому развитию (раньше он был главным инженером предприятия) и никакого отношения к финансам не имевшим.

Та же информация содержится и в заявлении в суд Федора Сердюка, нынешнего генерального директора АНХК, в "вексельный" период бывшего вице-президентом компании, членом ее совета директоров.

Лев Платонов, ранее возглавлявший компанию "РУСИА-Петролеум" и входивший в совет директоров АНХК, также прекрасно помнит то заседание совета директоров и подтверждает, что никаких вопросов по векселям на нем не обсуждалось. Лев Анатольевич рассказал, что тогда, кстати, много внимания уделили именно техническим вопросам, по которым и заслушивали Бабикова.

Более того, на предприятии сохранился оригинал протокола, и в нем никакого пункта по векселю нет. Однако суд исключил из материалов дела оба протокола, посчитав невозможным установить, какой из них подлинный, а какой поддельный.

Вексель, который был не нужен

8 августа 1996 года, в день подписания векселя, проходило выездное заседание совета директоров в Москве. В Ангарске "на хозяйстве" оставался Анатолий Бабиков, чья подпись стоит на злополучном векселе. На нем есть и вторая подпись — зам. главного бухгалтера Пинигиной Н.И. Однако, как утверждает Платонов, Пинигина в этот день была в Москве, на совете директоров, Лев Анатольевич видел ее собственными глазами, так как тоже там присутствовал. Сама Пинигина в суде подтвердила, что 8 августа находилась в столице. Значит, как минимум одна подпись на векселе поддельная.

Существует и заключение эксперта экспертно-криминалистического отдела при ГУВД Иркутской области, в котором говорится о большой вероятности того, что оттиски круглой печати АНХК, которые стоят на векселе и других документах, предоставленных компанией, выполнены с разных клише. Точно сказать, настоящая печать или поддельная, эксперт затрудняется, так как арбитражный суд не дал на экспертизу оригинал векселя и исследование проводилось по ксерокопии.

И самое интересное — для чего выдавался вексель. Как говорится в сомнительном протоколе заседания совета директоров — чтобы отсрочить погашение кредита Рострабанку. Так вот к моменту выписки векселя этот самый кредит уже был погашен. Как поясняет суду Федор Середюк, рублевый кредит был оформлен примерно в феврале 1996 года, на сумму, эквивалентную 100 миллионам долларов, и к середине июля он был полностью возвращен. Средства проходили через ОНЭКСИМБанк, так как там находились счета АНХК и СИДАНКо.

Да, и именно на этом заседании совета директоров, 8 августа, АНХК было запрещено самостоятельно, без согласования с СИДАНКо, привлекать кредиты.

Кому это выгодно?

Понять позицию арбитражного суда по этому вопросу очень сложно. Суд отклонил ходатайство АНХК приобщить к материалам дела заявление Середюка и отказал в проведении экспертизы векселя. Суд принял решение удовлетворить требования "Анштальта", несмотря на то, что "вексельное" уголовное дело по факту мошенничества не закончено. Сегодня в следственном управлении отказываются давать какие-либо комментарии, ссылаясь на то, что дело в производстве, по нему проводятся следственные действия. Обычно арбитражные суды откладывают принятие решения в случаях, когда по этому же делу идет еще и уголовное расследование — до его завершения. Тут суд куда-то очень спешил, он не стал слушать и свидетелей со стороны АНХК.

В мае и депутаты Госдумы от Иркутской области, и член Совета Федерации Валентин Межевич обратились к генеральному прокурору с просьбой взять это дело под личный контроль, так как полагают, что "АНХК стала объектом возможного недобросовестного захвата иностранным юридическим лицом". Предъявляемая к оплате сумма, почти 10 миллиардов рублей, превышает по стоимости все активы предприятия, и оплата векселя означает фактически банкротство АНХК. От стабильной работы которой, напомним, зависит целый город.

Почему вексель появился именно сейчас? Возможно, вся эта схема вписывается в ситуацию с ЮКОСом и у АНХК хотят сменить собственника так же, как его сменили у Юганскнефтегаза — через подставную фирму. Имеет право на жизнь и другая версия — кто-то, воспользовавшись сложностями ЮКОСа и полагая, что "Ангарка" из-за этого сейчас менее защищена, захотел сорвать большой куш. Очевидно только то, что этот кто-то хорошо знает ситуацию на предприятии и имеет доступ к его документации.

Точку в этой детективной истории, как и диктуют законы жанра, должно поставить следствие. Кстати, обращение Межевича принято к рассмотрению отделом Генпрокуратуры РФ в Сибирском федеральном округе.

P.S. Предвидя вопрос многих читателей, а что же Бабиков — подписывал, не подписывал, почему подписывал и т.д., — вынуждены сообщить, что связаться с ним не смогли. Говорят, он сейчас проживает в Москве, но координаты его никто не дает. Может быть, до него дойдет этот материал, и Анатолий Федорович пожелает высказаться — с удовольствием предоставим ему такую возможность. С другой стороны, если принять за истину то, что вексель "сконструирован" не в 1996 году, а, допустим, в 2004-м, то гораздо важнее знать, кто организовал всю эту историю. Но этот человек вряд ли где-то оставил свою подпись.

Метки:
baikalpress_id:  3 278