Раскрыто убийство Керима Кочкарова

Обвинение предъявить некому: два киллера уже в могиле, третий числится пропавшим без вести

Убийство крупного бизнесмена Керима Кочкарова, совершенное в августе 2002 года, назвали последним этапом так называемой кавказской войны в Иркутске. Суть конфликта заключалась в том, что два преступных сообщества — чеченское и братское — не смогли договориться, кто из них будет обирать коммерсантов, входящих в самую крупную в регионе азербайджанскую диаспору. В ходе жесткого противостояния, вылившегося в череду убийств и кровавых разборок, выходцы из Азербайджана были вынуждены разделиться на два лагеря — пробратский и прочеченский. Брат пошел на брата, земляк на земляка. Как было установлено в ходе следствия, непосредственные участники расправы над Кочкаровым, как и он, азербайджанцы.

"Через месяц я буду в безопасности..."

Только после смерти двоих преступников и бесследного исчезновения третьего свидетели начали давать против них правдивые показания. Отделом по расследованию особо важных дел по городу Иркутску прокуратуры Иркутской области при оперативном сопровождении областного управления по борьбе с организованной преступностью было доказано, что в Кочкарова стреляли Ибрагим Ибрагимов и Матлаб Гаджиев. Иномаркой, на которой приехали киллеры, управлял Давид Хубиашвили.

Керима Валиевича Кочкарова называли самым богатым азербайджанцем в Иркутске. Владелец рынка "Парус", ряда точек оптовой торговли, кафе "Вечернее" и "Принцесса" пользовался авторитетом среди земляков, причем не только как работодатель. Известно, что Кочкаров оказывал спонсорскую помощь национальному культурному обществу "Бирлик", помогал приезжим азербайджанцам в частном порядке. В общем, жадным человеком он никогда не слыл, бизнесмена подвела другая черта характера.

Следствием отмечено, что Кочкаров был жестким и принципиальным человеком. Он не любил действовать по принуждению. И когда в офисе бизнесмена появились представители братского преступного сообщества и назначили дань, то Кочкаров просто послал рэкетиров куда подальше... На его решение не повлияли ни угрозы, ни покушение (после обстрела Кочкарова и его приближенных в кафе "Принцесса" в марте 2002 года, предприниматель едва выжил). Еще в больнице молодая любовница умоляла Керима: "Ты себе хоть охрану серьезную найми, ведь убьют же..." На это влиятельный азербайджанец только отмахнулся: "Не бойся, через месяц я буду в безопасности".

Что подразумевалось под этим уклончивым заверением? То, что упреждающие действия криминального характера им уже предприняты (не секрет, что Керим водил дружбу с чеченскими бандитами), или он был намерен уехать на родину? Сейчас это остается загадкой. Скорее всего, ни то, ни другое. Кочкаров просто был уверен в своей сверхъестественной неуязвимости. И совершенно напрасно. Второе покушение на предпринимателя прошло без осечки.

Роковая привычка

Следователи отдела по расследованию особо важных дел по городу Иркутску прокуратуры Иркутской области и оперативники областного УБОП восстановили события злополучного утра 9 августа 2002 года. Около девяти часов к дому 10А по улице Черского, в котором жил Кочкаров, подъехал серебристый "Мерседес". Водитель-охранник Рузигар Гаджиев сообщил бизнесмену по телефону, что машина подана, и стал ожидать шефа на улице. Кочкаров вышел из подъезда вместе со своей 19-летней любовницей Наташей. Сначала Керим собирался завезти девушку туда, куда она попросит, затем с Гаджиевым он должен был отправиться по делам. За руль сел сам Керим — эту ставшую роковой привычку предпринимателя знали все: друзья и враги...

Престижный автомобиль тронулся с места и направился в сторону улицы Баррикад. На перекрестке путь "Мерседесу" преградила старая иномарка с тонированными стеклами и опознавательными знаками такси. Кочкаров успел крикнуть что-то на азербайджанском телохранителю, который сидел на переднем пассажирском сиденье. В этот момент у иномарки опустились боковые стекла, высунулись два ствола. На "Мерседес", точнее на его левую водительскую сторону, обрушился свинцовый град.

Раненый Кочкаров подался чуть вперед, Гаджиев выхватил у него из-за пояса пистолет Макарова (после покушения в "Принцессе" Керим все-таки принял меры безопасности — получил корочку сотрудника частного охранного агентства, чтобы иметь право ношения огнестрельного оружия) и открыл ответный огонь по нападавшим. Лежащая сзади на полу Наташа услышала несколько автоматных очередей, на девушку посыпались осколки битого стекла...

Так как в основном шквал огня был направлен на Кочкарова, Рузигару Гаджиеву удалось выскочить из "Мерседеса" и спрятаться за машину. Он продолжал отстреливаться из-за укрытия и тем самым спас жизнь себе и девушке, но уберечь шефа телохранитель уже был не в силах. Киллеры ретировались с места преступления.

Липовые алиби

Гаджиев перетащил раненого Кочкарова на переднее пассажирское сиденье, у бизнесмена был окровавлен левый бок. "Мерседес" помчался в сторону больницы. "Много крови" — это была последняя фраза Кочкарова. Через минуту он потерял сознание.

Врачи городской клинической больницы N 3 поставили тяжелому пациенту предварительный диагноз: "Множественные огнестрельные ранения с повреждением внутренних органов, травматический шок". Иначе говоря, киллеры не оставили своей жертве ни одного шанса на спасение, все усилия врачей оказались тщетными.

Уже на стадии предварительного расследования оперативникам УБОП и сотрудникам прокуратуры были известны имена предполагаемых преступников. Согласно оперативной информации, азербайджанцы Ибрагим Ибрагимов, Матлаб Гаджиев, а также грузин Давид Хубиашвили приехали в Иркутск в 1999 году из Братска. По заданию лидеров братского преступного сообщества эта троица стала вымогать у азербайджанских предпринимателей деньги, часть которых, согласно договоренности, должна была идти в воровской общак, а остатки — самим рэкетирам. Но неоднократные попытки Ибрагимова со товарищи отхватить такой лакомый кусок, как бизнес Кочкарова, успехом не увенчались. Мало того что Керим сам отказался платить братским эмиссарам, он также предостерегал от этого своих компаньонов по бизнесу.

...Киллеры были задержаны, но у каждого из них имелось алиби. Сотрудники правоохранительных органов понимали, что показания свидетелей, выгораживавших преступников, чистой воды липа, но одни подозрения к делу не пришьешь. Неопровержимыми уликами на тот момент следствие не располагало. Как выяснилось позже, оружие, из которого стреляли преступники (пистолет и автомат), было сброшено в Ангару, а старая иномарка сожжена. Суд был вынужден отпустить подозреваемых.

Мавр сделал свое дело...

Но сбор оперативной информации на подозреваемых сотрудниками УБОП не прекращался, не опускали руки и следователи прокураты. Медленно, но верно уголовное дело об убийстве Кочкарова пополнялось косвенными уликами. Главное препятствие на пути следственной машины — алиби участников расправы — рассыпалось в 2003 году.

Поздно вечером 7 сентября у дома N 55 по улице Горького города Братска была обнаружена простреленная "Тойота-Корона", в которой находились три тяжело раненных кавказца. Один из них выжил, а двух погибших позднее опознали как Ибрагима Ибрагимова и Давида Хубиашвили. По оперативным данным, вчерашних убийц Керима Кочкарова устранили представители братского ОПС. На этот счет имеется два предположения: следствие настолько близко подобралось к разгадке убийства азербайджанского предпринимателя, что лидеры преступного сообщества были вынуждены заметать следы либо Ибрагим и его бригада зарвались и стали конфликтовать со своими же патронами. Истину предстоит установить следствию.

Факт в том, что после бесследного исчезновения третьего участника расправы над Кочкаровым — Матлаба Гаджиева (есть основания полагать, что его также нет в живых), — свидетели, обеспечивавшие алиби преступникам, наконец решились дать правдивые показания. Им просто уже некого бояться...


Метки:
baikalpress_id:  3 237