В Нижнеудинске много политики, такси и зефира

В районе проживает самая малочисленная народность мира — тофы

Город Нижнеудинск расположен у подножия отрогов Восточного Саяна, на берегах реки Уды (бассейн Енисея), в 506 км к северо-западу от Иркутска. В Нижнеудинском районе, в 209 км от Нижнеудинска находится Тофалария, где проживают тофалары (тофы) — самая малочисленная народность мира. Тофалария связана с Нижнеудинском авиалинией.
Нижнеудинск основан в 1648 г. русскими казаками как Покровский городок. В 1649 возник острожек, с 1664 острог. Городом Нижнеудинск считается с 1783 г. Название противопоставляет его образованному в том же 1783 г. в устье другой реки Уды (правый приток Селенги) городу Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ). Определения "нижне" и "верхне" в этих названиях отражают положение городов на водном пути Ангара — Байкал — Селенга. Долгое время Нижнеудинск был обменно-торговым пунктом: золото, продукты животноводства. Вывозились продовольствие, одежда, охотничьи припасы.

Город Нижнеудинск и район будут объединяться...

...и от этого никуда не денешься. В течение последнего времени город и район лихорадило — предстоящее объединение в одно муниципальное образование существенно встряхнуло как элиты города и района, так и рядовых граждан.

Согласно начатой в России реформе местного самоуправления, поменяется статус некоторых муниципальных образований, в том числе произойдет их объединение.

Некоторые новые МО станут городскими округами, а некоторые — городскими поселениями. На первый взгляд разница невелика. Однако если в большинстве территорий области известие об объединении встретили спокойно, то в Нижнеудинске это вылилось в затяжной конфликт. Вот что говорят люди, занимающие разные позиции по этому вопросу.

Анатолий Ольшевский, мэр Нижнеудинска:

— Вы знаете, что мы отстаивали и продолжаем отстаивать позицию, по которой Нижнеудинск должен остаться городом областного подчинения — то есть городским округом. Вместе с тем, согласно закону Иркутской области, который был принят Заксобранием области 9 декабря, мы при объединении станем городским поселением, то есть муниципальным образованием первого уровня. Это значит, что отдельные полномочия переходят на второй уровень, то есть на уровень района, а город перестает быть городом областного подчинения, лишается своего бюджета. Горожане выразили свое мнение: город наш древний, всегда был значимым, поэтому новшества, если можно так выразиться, — это некоторое моральное и этическое унижение. Пока нам не удалось добиться того, чего мы хотели. Суды разных инстанций отказались пересмотреть закон Иркутской области. Насколько я знаю, в настоящее время инициативная группа собирается продолжить борьбу.

На примере других городов — Тулуна, Зимы, Усолья-Сибирского — мы видим, что им оставлен статус городских округов. Нижнеудинску статус понизили, что вызывает недовольство населения и сомнения в правильности выбранных решений.

Сергей Худоногов, мэр Нижнеудинского района:

— Мы видим перспективу развития территории в объединении города Нижнеудинска и Нижнеудинского района. По опросу, который проводился в районе, подавляющее большинство жителей высказались за объединение. 9 октября пройдут выборы, и уже совместная территория получит общее развитие. Почему существует неприятие объединения? Это продиктовано интересами ряда чиновников, которые боятся потерять свои места и искусно манипулируют людьми. Я полагаю, что будущее территории — в объединении. Будет развиваться переработка сельскохозяйственной продукции — экономика получит новый прилив сил. А разговоры о подчинении району, потере статуса города несерьезны: это будет общий дом — как можно делиться таким образом в одной семье?

  • 18 января в 15 часов в городской библиотеке Нижнеудинска началась голодовка депутатов городской думы. Требования голодающих — отменить закон "О статусе и границах муниципальных образований Иркутской области". Длилась голодовка достаточно долго, несколько участников (женщины) были госпитализированы, и прекратилась только после того, как областные власти приняли решение самым внимательным образом разобраться в ситуации.

Нижнеудинск — город железнодорожников

Сейчас в городе проживает около 40 тысяч жителей. 8 тысяч живет в Алзамае. Пока Нижнеудинск и Алзамай являются одним муниципальным образованием. Как сообщили в администрации города, прошлый год для Нижнеудинска был наиболее благополучным — бюджет получил 400 миллионов собственных доходов, которые были направлены большей частью на образование, ЖКХ (в городе два муниципальных коммунальных хозяйства, одно в Алзамае) и здравоохранение.

Градообразующее предприятие в городе одно — железная дорога. На вагоноремонтном заводе, который функционирует в городе, 1800 работающих. Здесь строгая дисциплина, великолепно отлаженная работа и существенная зарплата даже для начинающих работников, которые приходят на завод после местного ПУ, — до 15 тысяч рублей в месяц.

Пищевая промышленность представлена кондитерской фабрикой, мясным двором. Работают завод ЖБИ, строительные организации. В действии и бизнес, в большей степени связанный с лесом: выпуск мебели, пиломатериалов, окон, дверей.

Мы были в Нижнеудинске в горячую пору — самый садово-огородный сезон. На территории городского рынка видели картину, которая буквально потрясла воображение: длинные ряды рассады, семян, саженцев. Как рассказали бабушки, денег с них за торговые места не берут. А всего на городском муниципальном рынке 400 торговых мест, в этом году будет запущен павильон модульного типа.

Нижнеудинская недвижимость в цене

"Двухкомнатная квартира продана за 700 тысяч рублей?!" Цифра слегка шокировала, поэтом закрались некоторые сомнения. Пришлось направиться в агентство недвижимости, которое находится рядом с городской администрацией. Работники шок усилили: "Мы решим ваши проблемы. Какой суммой располагаете?" Можно купить и шалаш за 50 тысяч рублей, и хоромы за 1,5 миллиона. А про двухкомнатную квартиру за 700 тысяч — это все правда...

В Нижнеудинске на улице Пушкина скоро начнется строительство нового 40-квартирного дома по системе ипотечного кредитования. Как сообщил мэр города Анатолий Ольшевский, это первый опыт строительства местной частной строительной фирмы.

В этом году бюджет города скуден — налог на прибыль и на имущество полностью ушел в область, а подоходный налог снизился по отчислениям с 89 процентов до 30. Поэтому собственных доходов в этом году город получит около 100 миллионов рублей вместо 400, в 4 раза меньше. Чтобы как-то выкручиваться, власти пользуются переходящими остатками сумм с прошлого года, берут кредиты у ГФУ области.

Треть города отапливается электричеством

— Так намного удобнее, — говорит Александр Власов, оператор одной из электрокотельных. — Я работаю здесь со дня основания котельной, и серьезных проблем не было. Нужно повысить температуру — переключил систему, понизить — соответствующая операция.

Сейчас гигакалория, выработанная с помощью электричества, дешевле, чем произведенная на твердом топливе. Если подсчитать все расходы, которые проходят на твердом топливе, то можно увидеть, что здесь существенная экономия. Впрочем, проблемы есть, как и в любой системе ЖКХ любого города: стареет жилье, ветшают деревянные здания. Требуется перекладка некоторых магистральных водоводов. Нужен ремонт крыш. В городе уже есть специальные вышки, а в этом году купили еще одну — двадцатиметровую, которая приспособлена для подачи шифера, для работы людей.

Два новых МАЗа, новый грейдер на базе трактора и экскаватор получило недавно коммунальное хозяйство города Нижнеудинска. На эти цели из городского бюджета было выделено более 5 миллионов рублей. Новая техника уже вышла на дороги города. По словам водителей, работать на новых автомобилях одно удовольствие.

В Нижнеудинском районе лес всему голова

Нижнеудинский район находится на западе Иркутской области и граничит с тремя субъектами Российской Федерации. Это Красноярский край, республики Бурятия и Тува. На территории района проживает 37 тысяч жителей. Площадь района — 50 тысяч квадратных километров. В состав района на территории трех сельских администраций (Тофалария) проживает 1200 человек, из них 652 — этнические тофалары. А вообще в районе проживают люди 52 национальностей.

Промышленность — это лесопромышленный комплекс, заготовка и переработка древесины. Как говорят сами нижнеудинцы, лес всему голова. Лесной бизнес здесь дело крайне престижное. Мы усомнились: а не "выкосят" ли таким образом угодья под корень? Сергей Худоногов, мэр Нижнеудинского района, наши опасения развеял: по его словам, лесопромышленники далеко не выбирают и запланированной лесосеки, а рассчитывается она с учетом сбережения леса и его постоянного восстановления.

Сельскохозяйственный комплекс представлен 16 предприятиями общественного сектора и тремя тысячами человек, которые работают индивидуально. Посевная кампания, по словам Сергея Худоногова, в этом году прошла успешно — результаты намного превосходят данные прошлого года. Сельское хозяйство района по-прежнему в тяжелом кризисе, но посеяли 18 тысяч гектаров зерновых, решили проблемы с ГСМ — власть уже три года у селян заранее покупает урожай на корню: мясо, овощи, зерно. Из бюджета отдают деньги на нужды посевной, а потом селяне снабжают районные структуры
— школы, детские сады, объекты соцкультбыта. С объединением города и района специалисты связывают надежды с возрождением переработки сельхозпродукции: сырьевая база воспрянет в деревне, а горожане наконец смогут увидеть продукты местного производства.

Золото и марганец

Имеется на территории района и другая промышленность. Два предприятия добывают золото — от 200 до 400 килограммов ежегодно. Есть уголь, добывают и марганец. Есть залежи отделочного камня галерита.

В районе связывают огромные надежды с развитием добычи марганца. Одна разработка уже ведется, но есть и другие залежи марганца, которые смогут увеличить объемы. В планах — строительство обогатительной фабрики, но это, по словам Сергея Худоногова, будет года через три-четыре. Это дополнительные рабочие места, движение экономики и появление налогооблагаемой базы. А налоги нужны как воздух: в районе 98 школ, 72 фельдшерских пункта, 12 участковых больниц, 93 клуба и много других объектов. Автомобильных дорог около 1000 километров.

Тофалария — поднебесный край

Попасть в Тофаларию очень трудно. Невероятно. По крайней мере, так нам показалось после пребывания в Нижнеудинском районе. Улететь не улетишь, а если и улетишь, то не вылетишь, уверяли нас местные жители.

В то же время ОАО "Нижнеудинское авиапредприятие" Восточно-Сибирского межрегионального территориального управления воздушного транспорта к перечню выполняемых ранее работ добавило новую услугу — выполнение чартерных рейсов в Тофаларию и Туву. В основном заказчиками чартерных рейсов выступают группы любителей экстремального туризма. Увеличивающееся число частных перелетов помогает предприятию выжить в условиях экономического кризиса.

Как мы уже говорили, тофаларов сейчас осталось немного — всего 652 человека. Это самая малочисленная народность мира, что признано официально. Население занимается охотой, сбором даров природы.

— Огромная благодарность губернатору области Борису Говорину, — говорит Сергей Худоногов. — Благодаря ему в областном бюджете появилась отдельная строка на поддержание Тофаларии, и сейчас она достигает 30 миллионов рублей в год. Поверьте, без этого люди вымерли бы. Связь с ними существует только с помощью авиации. Разумеется, потребность Тофаларии не 30 миллионов, а порядка 150—200 миллионов в год. В тяжелые годы, когда все развалилось (об этом и вспоминать страшно!), тофалары голодали, перетирали корни на еду, а измученные матери бросали своих ребятишек в вертолеты, которые прилетали обеспечивать всенародные выборы, — на выборы и в то время всегда транспорт выделялся и находились деньги. Дети были доведены до блокадной дистрофии. Тофалары тогда говорили: в Красную книгу занесены животные этого мира, так почему же люди вынуждены так страдать?

Сейчас Тофалария снабжается обязательной расчетной нормой хлеба — 400 граммов в день на каждого человека. Обеспечивается работа дизельных электростанций — пусть неполный день, но свет есть. Больные, требующие немедленной госпитализации, имеют возможность вылететь на Большую землю.

В Алзамае строят колодцы и школы

В городе районного подчинения Алзамае сейчас проживает около 8 тысяч жителей — по сравнению с пятнадцатилетней давностью население сократилось ровно вдвое. Тогда вся жизнь городка была связана с лесной промышленностью. Алзамайский леспромхоз вел заготовку древесины в присаянской тайге. Близ Алзамая разрабатывался карьер прекрасного кремневого песка, на его базе работал завод силикатных строительных материалов. Выпускали кирпич, крупнопанельные блоки и облицовочную плитку.

К началу второго тысячелетия от этих градообразующих предприятий остались только воспоминания и развалины заводских цехов. Люди лишились работы и стали покидать насиженные места. Вскоре возникли очередные проблемы, закрывшиеся предприятия бросили на произвол судьбы городские линии электро- и водоснабжения. Нищий муниципалитет и алзамайцы столкнулись с крупными коммунально-бытовыми трудностями.

В городе стали часто происходить веерные отключения электричества. То авария на подстанции, то поломки в сети. Алзамайцы, особенно в нижней части города, неделями сидят без света и воды.

По словам управделами Алзамайской администрации Татьяны Семеновой, стабилизация в ЖКХ наступила совсем недавно. В прошлом году капитально реконструировали подстанцию и приступили к плановому ремонту колодцев.

В городе около 40 общественных колодцев, не считая расположенных на частных подворьях. Они выкопаны практически на каждой улице. Чем выше в гору, тем больше глубина скважины. В нижней части Алзамая достаточно углубиться в землю на 7—8 метров, чтобы добраться до воды. В нагорной части необходимо копать гораздо глубже — до 30 метров.

Долгое время колодцы оставались без хозяйского присмотра. Никто их не чистил, не менял гниющие срубы. Только когда алзамайцы столкнулись с проблемами водоснабжения, о них наконец-то по-настоящему вспомнили. При муниципалитете создали ремонтную бригаду во главе с Викторией Ковалевой. Теперь каждый год в Алзамае восстанавливают по четыре колодца. В этом году построили новый, глубиной 28 метров.

В Алзамае строят не только колодцы, но и школы. Шесть лет назад подожгли школу N 5, перед этим из здания воры вынесли музыкальную аппаратуру и другие дорогостоящие вещи. На пожар сбежались взрослые и дети — что сумели, то спасли. А здание — старое, деревянное, прочно подгнившее — превратилось в головешки.

Преступников вскоре взяли с поличным. Украденное школьное добро вернули владельцу, но это было слабым утешением. Директору школы Галине Серовой предстояло как-то решить судьбу 600 учеников, учителей, да и свою собственную. Денег на строительство новой школы в районном бюджете не было, рассовывать своих воспитанников и коллег по соседним школам было жалко. Тогда на педсовете с участием родителей и учеников было принято историческое решение — построить собственными силами новую школу, а занятия проводить в небольшом уцелевшем здании, где занимались начальные классы.

Почти четыре года дети учились в несколько смен, в тесноте, но ни родители, ни ученики не жаловались на ужасные условия. За это время в другую школу перевелись всего лишь двое учащихся.

Прежде всего инициативу педагогов поддержал глава администрации Алзамая Борис Костромин. Чтобы не тратить большие деньги, он начертил и рассчитал проект новой школы, который с некоторыми замечаниями утвердил районный архитектор. Чуть позже помогла администрация Нижнеудинского района, выделив 200 тысяч рублей на приобретение мебели для 6 школьных классов. Не остались безучастными и местные коммерсанты, они разрабатывали лесную деляну, выделенную школе в виде дотации. Предприниматели бесплатно поставляли пиловочник и брус.

Строительство здания велось хозспособом. Основные средства добывала сама школа. Ей была предоставлена лицензия на проведение курсов для водителей. Школьная мастерская выполняла столярно-плотницкие работы для населения. На заработанные деньги в Иркутске приобретали строительный материал и рассчитывались с бригадами штукатуров, маляров и электриков.

1 сентябре 2004 года в новом красивом здании школы N 5 начались занятия. Так общими усилиями алзамайцы воплотили задуманное в жизнь.

Весь Нижнеудинск ездит на такси

Чем может понравиться Нижнеудинск любому приезжему человеку — так это своей компактностью. По городу можно с легкостью передвигаться, игнорируя автомобильный транспорт. Нет риска затратить слишком много времени на пешие прогулки, потому что в центре Нижнеудинска сосредоточены все необходимые учреждения, да и сам по себе город небольшой, хотя и тесным его не назовешь. Еще одна характерная особенность Нижнеудинска — это обилие автомобилей с желтыми гребешками. Причем легковушки в количестве 300 штук циркулируют от остановки до остановки. Такса — восемь рублей. Легковые автомобили выполняют ту же самую функцию, что и микроавтобусы в областном центре, т. е. служат маршрутными такси.

Сельчане умирают от туберкулеза

В Нижнеудинске отсутствует химическое производство. Экологическая безопасность притягивает в этот город людей, дорожащих своим здоровьем. Однако нельзя утверждать, что нижнеудинским медикам не о чем беспокоиться.

— Одна из главных наших проблем — это проблема отказных детей,- говорит Софья Черкашина, заведующая акушерским отделением Центральной районной больницы.
— Если раньше желающие усыновить малюток получали отказ, потому что в отделении попросту не было детей-отказников, то сейчас в нашем отделении находятся 15 малышей. Их мамы, пренебрегающие средствами контрацепции, как правило, оказываются представительницами социально-неблагополучной среды.

Высока в районе заболеваемость туберкулезом. Это напрямую зависит от социальных условий населения. Врачи противотуберкулезного диспансера Нижнеудинска и района признались, что уровень заболеваемости туберкулезом достигает критической отметки. Палаты обветшалого диспансера всегда переполнены. Ежедневно врачи выявляют больных этим опасным заболеванием. Большинство из них безработные.

— Случается, что нам некуда выписать наших пациентов,
— рассказывает Светлана Кащеева, и. о. главного врача Нижнеудинского районного противотуберкулезного диспансера, — потому что им негде жить. А с наступлением холодов к нам просятся бывшие пациенты, чтобы перезимовать.

Учитывая, что Нижнеудинский район очень большой по протяженности, у больных из деревень и поселков нет возможности, а порой и желания, добираться до диспансера, поэтому они умирают, так и не получив медицинской помощи. Врачи противотуберкулезного диспансера в район не выезжают — отсутствует передвижной флюорографический аппарат. Ввиду вышеуказанных причин смертность от туберкулеза на территории города и района превышает областные и общероссийские показатели в несколько раз.

Больше всего зефира производят в Нижнеудинске

Рассказ о Нижнеудинске будет неполным, если не упомянуть о известной не только в области, но и за ее пределами кондитерской фабрике "Сибирь". Фабрика исправно отчисляет налоги в местный бюджет и предоставляет рабочие места двум сотням нижнеудинцев.

Нижнеудинская кондитерская фабрика обанкротилась в 2000 году. Однако новым собственникам удалось возродить предприятие и на фоне банкротства многих кондитерских фабрик области суметь не только выжить, но и успешно выпускать конкурентоспособную продукцию. Сегодня "Сибирь" обеспечивает кондитерскими изделиями жителей нашей области, продукция фабрики также поступает во многие города России.

— Работают у нас в четыре смены, — рассказывает Петр Гулько, директор ОАО "Кондитерская фабрика "Сибирь".
— В месяц мы выпускаем 400 тонн готовой продукции и не намерены на этом останавливаться. Планируем повысить объемы в полтора раза за счет освоения новых технологий и пополнения ассортимента.

Есть у кондитерской фабрики и свои достижения — первое место по производству зефира в регионах Сибири и Дальнего Востока.

Уковский водопад

Если вы когда-нибудь побываете в Нижнеудинске, то будьте готовы к тому, что друзья или знакомые предложат вам съездить на Уковский водопад. Вот что об этом сообщают в своей энциклопедии Ф.Брокгауз и И.Эфрон: "Наиболее значительные водопады в России: в Олонецкой губернии река Суна образует три красивых водопада — Гирвас, Порпорог и величественный Кивач, воспетый Державиным. В Сибири особенно известен Уковский водопад, близ Нижнеудинска, на реке Ук — при слиянии ее с рекой Удою (высота 20 метров)".

Слово "ук" в переводе с бурятского означает "стрела". Три точки на карте Нижнеудинского района носят это название: поселок Ук, речка Ук и Уковский водопад.

Как гласит легенда, самую раннюю надпись на стенах скал оставил в начале XIX века исправник Лоскутов, управлявший Нижнеудинским уездом в те далекие времена. Известно, что этот чиновник хотя и отличался самодурством, но охранял природу и под страхом публичной порки и отправки на каторжные работы запретил рубить лес вокруг Уковского водопада. Сейчас можно точно сказать, что Лоскутов стер бы в порошок тех деятелей, которые решили в начале 1970-х годов увеличить высоту водостока Уковского водопада на 2—3 метра, для этого взорвав его. Сделали это спецы одной военной части, дислоцировавшейся под Нижнеудинском. Они заложили ящик взрывчатки в подножие скалы, но не рассчитали направление взрыва. Ударная волна разворотила вершину водопада и основательно деформировала отвесный склон скалы. После взрыва она превратилась в ряд ступеней-перекатов, а водопад навсегда утратил свой привлекательный эффект: до этого, низвергаясь с большой высоты, он создавал яростный грохот.

Поток воды водопада небольшой, но зато высота 20 метров. Обрушившись сверху, вода устремляется в ущелье с вертикальными стенами скал, через пару сотен метров стены расступаются и расходятся в противоположные стороны вдоль реки Уды. Помимо самого водопада большой интерес представляет ущелье, высеченное в скалах рекой Ук за миллионы.

Метки:
baikalpress_id:  3 232