Мне не нравится то, что здесь было. И мне не нравится то, что здесь есть

Начните читать с первой полосы. Наш главный материал сегодня, конечно, тяжелый, но любые другие события меркнут рядом с гибелью детей. Их родители, наверное, горько усмехнутся, если я скажу, что было бы легче, если бы причиной случившегося стал, например, теракт. Не легче, но, может быть, понятнее — злобные террористы, чего от них ждать. А когда где-то рядом с детской смертью стоит "моя милиция", которая "меня бережет", это не просто страшно, это вызывает отчаяние. Отчаяние беспомощных, бесправных и беззащитных. И мы все такие в нашей стране.

Неделю назад многие горячо обсуждали приговор, вынесенный бывшему главе нефтяной компании ЮКОС Михаилу Ходорковскому. Я не хочу сейчас касаться каких-то деталей этого дела — не в деталях суть. Суть в том, что и бывший миллиардер, и абсолютно нищие по сравнению с ним пацаны из деревни Хохорск — жертвы одной системы. Не будем говорить "правоохранительной", потому что и милиция, и следствие, и суд не существуют где-то на другой планете. Отношения в любой из государственных систем — это маленькая модель отношений, существующих в государстве в целом, и это давно известная истина. Один уважаемый мною человек, говоря о деле Ходорковского, вспомнил слова Писания: "Пусть мертвые хоронят своих мертвецов" — в том смысле, что не нужно придавать этому делу значение большее, чем оно того заслуживает: обычная разборка между теми, кто успел нажиться в смутные времена, и теми, кто никак не может с этим смириться. Но получается, что хороним-то мы. Наших детей. И дело даже не в том, кто там прав, а кто нет. Самое страшное, что это государство устраивает разборки. И одним людям, которых оно нанимает для того, чтобы защищать всех остальных, позволяет над этими остальными издеваться.

Те, у кого есть знакомые среди ментов, наверняка знают, какие методы применяют они при работе с подозреваемыми. Мне, например, рассказывали, как в одном из самых обычных наших РОВД приноровились на допросах пропускать ток через подследственных, — так, чтобы не убило, но хорошо потрясло. А однажды на улице мы пытались оказать помощь человеку, который буквально терял сознание и не мог объяснить, куда его отвезти. Предложили (наивные!) милицию вызвать — мол, помогут, выяснят все. Но оказалось, что из милиции он и идет. "Вчера, — говорит, — приняли с другом, домой поздно возвращался, пошатываясь, ну и забрали. Не знаю, как и выжил".

Эпизоды, когда пьяный представитель правоохранительных органов сбивает на машине прохожих, случаются периодически, но еще ни разу не слышала, чтобы виновник понес действительно суровое наказание. Потому что система своих не сдает.

А события в Башкирии — когда милиция устроила буквально зачистку города Благовещенска и пострадали сотни (!) людей, в основном молодых... Судебные процессы идут до сих пор. Правозащитники, которые занимаются башкирским делом, говорят, что подобные массовые избиения были также в Ханты-Мансийске, Бежецке, в Свердловской области. Кстати, в Благовещенске и всплыл секретный Приказ МВД N 870, который разрешает силовикам при проведении "спецопераций" блокировать транспортные коммуникации и создавать фильтрационные пункты, где людей можно держать без всяких санкций. По этому же приказу, утверждают правозащитники, группа людей, признанная бандой, может быть уничтожена — то есть фактически расстреляна без суда и следствия. Все это, естественно, в целях борьбы с терроризмом. Спору нет, с ним, конечно, нужно бороться, но пока в этой борьбе силовики получают все больше прав и пользуются ими направо и налево, упиваясь своей безнаказанностью.

На тему, кто в этом виноват, написаны сотни статей и сказаны миллионы слов. Но как ни крути — оказывается, что виноваты мы сами. Это мы предпочитаем молчать и не связываться. И сейчас действительно в одиночку связываться с системой уже и не стоит. А противопоставить ей другую, нашу, общественную, мы пока так и не смогли. Это мы фактически не пользуемся своим правом влиять на государственную политику, выбирая в Госдуму тех, кто будет защищать наши интересы; мы предпочитаем не ходить на выборы — или ходить, но не утруждать себя работой мысли, а по сути продать свой голос тому, кто бросил больше денег на красивые картинки. Это мы, как неразумные дети, прощаем своей своевольной тиранке-мамочке побои и унижения и продолжаем любить ее, потому что по сути-то она добрая и песни хорошо поет. Так и будем получать в зубы, пока не вырастем. Сколько еще жизней мы должны отдать за это взросление? За умение постоять за себя и хотя бы за то, чтобы научиться думать собственной головой, а не глотать послушно то, что нам разжевывают обвинители в синих мундирах и комментаторы на голубых экранах?

Метки:
baikalpress_id:  40 005