На лечение за решетку

Областную больницу для осужденных Приангарья построили ровно 50 лет назад. В далеком июне 1955 года медучреждение было рассчитано всего на 70 коек. За прошедшие полвека больница значительно расширилась. Теперь здесь 5 отделений, в которых проходят курс лечения до 400 осужденных. А за год общее количество прибывающего-убывающего спецконтингента доходит до 6 тысяч человек.

Беспокойные пациенты

Больница была построена на окраине Иркутска, в районе поселка Мельниково. С трех сторон был лес, а с четвертой — исправительная колония N 6. Пациенты в больницу поступали со всей Иркутской области. В то время в Приангарье было свыше 40 исправительных учреждений.

В 50-х годах рядом с лечебными корпусами находился аптечный склад. Однажды ночью осужденные взломали дверь в склад и украли хранившийся здесь чистый спирт. Наутро медперсонал, пришедший на смену, застал незабываемое зрелище. Все пациенты были навеселе. Кто-то уже успел подраться, другие распевали во все горло песни. Многие наотрез отказывались идти на процедуры. При больнице существовал специальный изолятор, где находились больные, поступавшие из колоний особого и усиленного режимов.

Между уголовниками то и дело происходили ссоры, перераставшие в жестокие драки. Дежурным врачам, прибегавшим на крики и шум, осужденные обычно говорили: "Да вы уйдите, мы сами здесь разберемся". Но однажды осужденные сымитировали драку. И пока одни шумели, другие пытались выломать решетки. Дежурный врач вовремя это заметил и вызвал из шестой колонии наряд, который оперативно пресек попытку группового побега.

На волю через забор

Сегодня бывший поселок Мельниково стал частью Свердловского округа Иркутска. Вокруг больницы теперь возвышаются стандартные пятиэтажки. И только соседство с колонией N 6 остается неизменным. Лечебное учреждение и зона находятся за общим забором. Колючая проволока поверх забора и смотровые вышки подчеркивают особый статус пациентов больницы. Как в любом пенитенциарном учреждении, они живут по строгому распорядку, регламентирующему жизнь за решеткой почти по минутам.

— За иными больными нужен глаз да глаз, — отзывается о пациентах больницы заместитель начальника ИК-6 по оперативной работе Александр Лобанов. — Несколько лет назад двое осужденных, поступивших на лечение в больницу, вдруг пошли на рывок через забор. Часовой с вышки вынужден был открыть стрельбу. Одного ранил в бедро, но тот сумел еще добежать до ближайшей пятиэтажки и забрался на чердак, где его и задержали. Второй тем временем успел добежать до микрорайона Первомайского. Высланная вдогонку группа преследования тоже задержала его по горячим следам.

С заточкой на прием к врачу

Сотрудники больницы помнят, как в конце 80-х годов оказалась в заложницах врач-дерматолог. Один из осужденных пришел к ней вроде бы на прием, но вдруг ни с того ни с сего схватил лежавший на столе ключ, замкнул дверь, а к горлу опешившего врача приставил металлическую заточку. А потом стал выкрикивать в окно какие-то свои требования. Позднее этого осужденного, конечно, обезоружили и врача освободили. Но еще долгое время бывшая заложница не могла оправиться от пережитого стресса.

— Тот случай был исключительным, — вспоминает главная медсестра больницы Татьяна Ройтман. — Я в больнице проработала 20 лет, и обычно осужденные с большим уважением относились к медработникам. Один раз несколько осужденных по собственной инициативе сделали перед больницей клумбу, посадили цветы. А потом дарили цветы с клумбы врачам и медсестрам.

Штырь в груди, крест в горле

В больницу иные осужденные стремятся попасть, чтобы отдохнуть от будней в колонии. На какие только ухищрения они не идут, чтобы их госпитализировали: добровольно глотают гвозди, вилки, ложки, спицы. Однажды сюда поступил осужденный, пытавшийся проглотить две проволочки, скрепленные крест накрест. Самодельный крест застрял у него в горле.

— Был случай, когда в хирургическое отделение привезли больного, который воткнул в свою грудную клетку металлический штырь, — рассказывает заместитель начальника больницы по лечебной работе Вячеслав Галченко. — Но этот штырь был воткнут настолько аккуратно, что повредил лишь мягкие ткани, без проникновения в плевральную полость.

Нередко в больницу поступают одни и те же осужденные, напрактиковавшиеся протыкать себя подручными предметами. В итоге на теле у них образуются так называемые раневые ходы, которые уже не зарастают.

— Представьте себе, что сидит в колонии такой осужденный и отбывает наказание, а если что не по нему, так он у всех на глазах совершает "отчаянный" поступок — втыкает в себя гвоздь или штырь, — продолжает Вячеслав Галченко. — Со стороны это, конечно, выглядит эффектно, однако здоровью осужденного никакого вреда уже не приносит.

Загрузка...