Такие разные олигархи

Во вторник Ходорковскому и Лебедеву наконец-то объявили приговор - по девять лет в колонии общего режима. А в прошлую пятницу самый олигархный олигарх страны Роман Абрамович был принят президентом Путиным, разговор шел о будущем Чукотки, которое, судя по всему, без Абрамовича никто уже и не представляет. Такие разные судьбы.

Про суд над Ходорковским не слышали, наверное, только глухие. Процесс разделил общество на две неравные части - тех, кого трясет от негодования по поводу этого дела, и тех, кто довольно потирает руки (а как же - богатый, умный, успешный, красивый, и вот, пожалуйста, на нарах). Приговор был интересен и тем и другим. Как показатель силы власти. И он показал то, что, в общем-то, и так все знали - власть у нас сильнее правосудия. Вернее, она и есть судия, а право - это не для нас. Суд не увидел слабости доказательств обвинения, не принял во внимание многие аргументы защиты. Нет смысла здесь и сейчас перебирать эпизоды дела, пытаться анализировать за и против. Ответа на вопрос, сколько дадут бывшему главе ЮКОСа, многие ждали как информацию о дальнейшем курсе президента. Путин, помнится, раньше довольно жестко высказывался об этом деле, невзирая на критику западных лидеров, - мол, все в рамках закона, и в то, что можно честным путем заработать такие деньги, я не верю. И вдруг в апреле в послании Федеральному собранию Путин говорит какие-то странные вещи - о нетерпимости "к рэкету со стороны государственных структур"; о незыблемости права частной собственности; о налоговой амнистии российских капиталов, болтающихся в оффшорах; о том, что "налоговые органы не вправе терроризировать бизнес, многократно возвращаясь к одним и тем же проблемам"; о создании ясных и понятных правил игры для инвесторов.

Некоторые были просто потрясены резкой либерализацией главы государства, но потом опомнились и пришли к выводу, что это, как обычно, лишь слова. Разгром ЮКОСа с использованием подставных фирм имеет мало общего с незыблемостью института частной собственности и много - с государственным рэкетом. Налоговые органы продолжают предъявлять претензии к компании.

Министр торговли США Карлос Гутьеррес, комментируя приговор, заметил, что "дело ЮКОСа заставляет людей беспокоиться по поводу обстановки, которую они не понимают". Американский конгрессмен Том Лантос, побывавший в Мещанском суде, сообщил, что в ближайшее время в конгрессе США будет резко активизирована работа по принятию резолюции об исключении России из "большой восьмерки". Аркадий Вольский, президент Российского союза промышленников и предпринимателей, сказал: "Реакция бизнеса очень плохая. Вовсю развивается настроение "бей богатых". Все это идет по стране, касается и макроэкономики, и социальных вопросов, и политической нестабильности. Начинается падение диалога бизнеса и власти. РСПП будет обсуждать ситуацию, мы договорились собраться в эту пятницу".

Если все это называется "создание благоприятного климата для инвесторов", то я - испанский летчик. Кстати, по оценке Центрального банка, в 1994-2004 годах страну нелегально покинули 193 млрд долларов. А рекорд по нелегальному оттоку капитала был поставлен в прошлом году, когда из-за "дела ЮКОСа" из страны было вывезено 23,7 млрд долларов. В этом году, замечают эксперты, темпы бегства капиталов растут. А темпы роста экономики, как мы знаем, снижаются. Даже представители крупных компаний в приватных разговорах признаются, что работали по таким же схемам, что и ЮКОС (а некоторые работают и до сих пор). В бизнесе это называется "оптимизация расходов". Но никто из крупных компаний официально не комментирует вынесенный Ходорковскому приговор, прекрасно понимая опасность такого шага. Власть ведь запросто может сказать что-то типа: "Ах, вам не нравится? Не хотите ли быть следующим?" И совершенно очевидно, что следующим можно стать не из-за слишком больших доходов, а именно из-за политической нелояльности.

Власть успешно применяет по отношению к бизнесу политику кнута и пряника. Действие пряника демонстрируется на примере Романа Абрамовича, главы Сибнефти и губернатора Чукотки. За последнее время Абрамович сделал кое-какие покупки: футбольный клуб "Челси" (около $500 млн), личный самолет "Боинг" ($100 млн), квартира в Лондоне ($9 млн), поместье в Западном Суссексе ($21,6 млн), парочка яхт общей стоимостью $350 млн и кусочек итальянского побережья за 10 млн евро. И вот в пятницу встречался с Путиным, и у того даже сомнений не возникло относительно честности зарабатывания таких денег. Душевно поговорили о Чукотке, экономика которой с приходом Абрамовича прям-таки расцветает. Дальневосточный полпред уже выступает за переназначение этого губернатора, хотя срок его полномочий истекает лишь в декабре. В том, что Абрамович будет переназначен, ни у кого и сомнений нет.

Некоторые видят во всей этой ситуации естественную закономерность - не надо было Ходорковскому так близко к политике подходить, жил бы сейчас припеваючи, а то нарушил правила игры и поплатился жестоко. Может, это и правила, только никакой не игры. Больше напоминает пресловутое "шаг вправо, шаг влево - расстрел на месте". И кто в таком случае захочет здесь играть? И устоит ли власть перед искушением распространить эти правила на остальное население?

P.S. Вчера на пресс-конференции, которую проводила некоммерческая организация "Открытая Россия", созданная несколько лет назад по инициативе Михаила Ходорковского, ее региональный директор Алексей Петров заявил, что все проекты будут продолжены. "Открытая Россия" остается просветительской, неполитизированной организацией. Что касается приговора Ходорковскому, то, по мнению Алексея Козьмина, председателя регионального отделения СПС, его пересмотр невозможен, пока у власти остается нынешний президент. По словам Сергея Беспалова, эксперта Иркутской школы публичной политики и бывшего сотрудника АНХК, то, что сейчас произошло, можно назвать только тоталитарной расправой. Более чем 50 менеджерам ЮКОСа предъявлены обвинения в хищении средств у ЮКОСа же и сокрытии их на счетах этой же компании. Причем суммы претензий уже превышают суммы выручки компании за те годы.

Метки:
baikalpress_id:  39 971