Зима и летом того же цвета

Дымовая завеса от горящего лигнина становится визитной карточкой Зиминского района

Что знает о Зиминском районе человек, никогда в тех краях не бывавший? Наверное, что станция Зима — это родина Евгения Евтушенко; что где-то возле Зимы находится Саянск — молодой, красивый город, рожденный комсомольской стройкой и всенародным коммунистическим энтузиазмом; что Зима, несмотря на свою холодную климатическую направленность, все-таки очень теплое, домашнее название. Однако последнее время все идет к тому, что эти вполне благожелательные ассоциации могут смениться на крайне негативные, если не сказать — зловещие. Тлеющая свалка лигнина — отходов гидролизного завода-банкрота — стала той бомбой замедленного действия, которая может превратить Зиминский район во второй Чернобыль.

Лигниновая опухоль

По сути своей лигнин — это обычные опилки, которые использовались при производстве спирта на местном гидролизном заводе. Их пропитывали кислотой — соляной и серной, через них шли продукты брожения. Так опилки становились лигнином.

Отходы гидролизного производства выбрасывали на свалку недалеко от завода. Свалка росла в длину, ширину, глубину, и на сегодняшний день лигниновая опухоль на теле Зиминского района имеет просто гигантские размеры: 25,5 гектара на 23 метра. Гектары — это площадь, метры — глубина залегания. А общая масса лигнина оценивается в 11 миллионов тонн!

И вот вся эта масса вдруг начала гореть. Горит она медленно, подобно торфяникам, и сколько продлится этот процесс, если не принимать никаких мер, специалисты сказать не берутся. Самое точное предсказание — несколько десятков лет...

При горении лигнин выделяет целый букет разной гадости: хлор, серу, формальдегид — около двух десятков составляющих. Все составляющие крайне опасные, и по всем наблюдается превышение ПДК в 10—15 раз. Лигниновый туман стоит над Московским трактом, окутывает деревни Ухтуй, Норы, Мордино, восточные районы Зимы.

Букет из формальдегидов, витающий в воздухе, вполне определенно сказался на здоровье местного населения. В Ухтуе 53 инвалида. Дети на занятиях в школе падают в обморок. В местном медпункте отмечено шестикратное увеличение больных. Люди с неважной носоглоткой жалуются на кашель, гипертоники — на головную боль. Увеличилось число онкологических заболеваний.

— Моя внучка спрашивает: "А твоя бабушка каким воздухом дышала?" — рассказывает Мира Дмитриевна, жительница Ухтуя. — Хорошим воздухом, отвечаю. И не только моя бабушка, я тоже дышала хорошим воздухом. "А мы почему таким воздухом дышим?" — спрашивает внучка. Что я ей отвечу?

Мира Дмитриевна и ее соседка Надежда Николаевна рассказали, что на сходе было принято решение перекрыть Московский тракт, если не будут приняты меры к тушению лигнина.

Саркофаг или переработка?

Местные власти в бездействии обвинить нельзя. Лигнин тушили весь прошлый год. Полигон заливали водой. На это было истрачено 2,5 миллиона областных денег. После отъезда пожарных лигнин загорелся с новой силой.

— Отрицательный результат — тоже результат, — философски замечает Михаил Ситников, заместитель главы администрации Зиминского района. — Мы убедились, что тушить водой лигнин нельзя, он обладает свойством самовозгораться.

По сути, есть только два варианта, как справиться с экологической катастрофой в Зиминском районе. Первый
— построить над полигоном защитный саркофаг. Второй
— организовать производство по переработке лигнина.

Оба варианта стоят немалых денег. Саркофаг — 23 миллиона, переработка — от 50 миллионов и выше. У района таких денег нет. В бюджете, принятом в этом году со 188-процентным дефицитом, на ГО и ЧС заложено 150 тысяч рублей.

— Насколько я знаю, — говорит мэр Зиминского района Павел Кренделев, — депутат Законодательного собрания Алексей Федоров встречался по нашей проблеме с Шойгу. Без помощи МЧС нам из этой ситуации не выкарабкаться.

Еще одна надежда — на областную администрацию. Павел Дмитриевич вспоминает, как во время своего посещения района губернатор Борис Говорин, комментируя лигниновый вопрос, заявил буквально следующее: "Вы думаете, с этой проблемой справится Кренделев? Он не справится. Это и моя проблема".

Куча ценой в 300 миллионов долларов

Павел Кренделев, похоже, поддерживает проект строительства саркофага. Это и дешевле, и более реально. Его заместителю очень нравится идея переработки.

— Поймите, — горячо доказывает нам Михаил Ситников,
— переработка — это налоги, рабочие места. Мы готовы предоставить производственные мощности. Но все боятся. Работать по схеме "купи-продай", рубить лес
— это проще. Переработка лигнина — очень рискованный бизнес.

На лигниновую кучу приезжало уже немало светлых умов. Предлагали разные проекты: переработку на удобрения, изготовление паркета и стеклопакетов.

— Как-то были москвичи, заходили на кучу, — вспоминает Михаил Алексеевич. — Посчитали уже, что прибыль с этой кучи составит 300 миллионов долларов. Потом они уехали и больше не вернулись.

На сегодняшний момент наиболее реальное предложение поступило от ученых из Новосибирска. Они предлагают брикетировать лигнин и использовать его как топливо. Этот проект стоит около 50 миллионов рублей. Впрочем, у проекта есть и достаточно уязвимое место. У лигнина очень высокий КПД, значительно больший, чем у обычного топлива. И если лигниновые брикеты загрузить в обычную котельную, то котлы рано или поздно прогорят. Поэтому для лигнина необходимо строить специальные котлы. В начале мая в Зиме побывали представители Братского завода отопительного оборудования. Они ознакомились с документами и пообещали подумать.

Лигнин — не такая уж местная проблема, как может показаться на первый взгляд. Только на территории Иркутской области гидролизные заводы, аналогичные Зиминскому, расположены в Тулуне и Бирюсинске. И везде существуют свалки лигнина.

Нефть и загадочные бочки

При наличии такой глобальной штуки, как лигнин, даже как-то неудобно говорить о других экологических проблемах Зиминского района. Тем не менее они существуют.

Промышленный гигант Саянскхимпласт расположен таким образом, что ветер гонит его выбросы не на сам Саянск, а на Зиму и прилегающие деревни — тот же Ухтуй, Мордино, Челябу. Но если лет десять назад санитарные службы постоянно фиксировали превышение ПДК по хлору, то сейчас ситуация изменилась: последние три-четыре года серьезных экологических проблем Саянскхимпласт не создал.

Нефтепровод Омск — Ангарск, который проходит по территории района, время от времени преподносит зиминцам неприятные сюрпризы. В ноябре 2004 года недалеко от насосной станции села Кимельтей на землю вытекло около пяти тысяч кубометров нефти. На поврежденном нефтепроводе были обнаружены следы от ковша экскаватора.

А 9 января нынешнего года катастрофа произошла в километре от села Мордино — нефть разлилась на площади 100 кв. м. Однако эта авария явилась уже результатом несанкционированной врезки. Говорят, нефть воровали с ноября и успели выкачать немало. Но вот о том, кто воровал, в районе умалчивают. Вроде и знают, да сказать боятся. В настоящее время это дело находится в прокуратуре.

До недавнего времени зиминцы получали от нефтяников неплохую материальную компенсацию — 20 миллионов рублей в год. Однако с 2005 года изменился закон о налоговых отчислениях, и "нефтяных" денег зиминский бюджет лишили.

Еще одна экологическая проблема нарисовалась совсем недавно. Кто-то вспомнил, что лет десять назад в районе Верхней Оки, где располагалась авиабаза, травили шелкопряда. Потом летчики уехали, а бочки с остатками химикатов закопали. Где именно — никто не помнил. Тем не менее место захоронения нашли, бочки вырыли. Теперь надо вывезти и бочки, и отравленный грунт на специальный полигон. Денег на это, как водится, нет.

Обратная сторона интеграции

Зима — сельскохозяйственный район Иркутской области. Причем довольно успешный. В прошлом году ГУСХ Иркутской области подводило итоги работы, и зиминские аграрии заняли второе место среди западных районов области.

Как и в других аграрных районах, здесь идут значительные интеграционные процессы. Говоря простым языком, живут более-менее сносно лишь те хозяйства, которые смогли найти себе крупного партнера и инвестора. Многие бывшие совхозы, а ныне ООО и АО, приютились под крылышком местного аграрного гиганта — СПК "Окинское" (бывшая Окинская птицефабрика), ООО "Кимильтейское" (бывший колхоз имени Ленина) синтегрировало с Иркутской продовольственной корпорацией, одно из отделений бывшего совхоза "Зиминский" в селе Перевоз — с Восточно-Сибирской птицефабрикой, известной также как ООО "Саянский бройлер".

Понятно, что сотрудничество с аграрными гигантами подразумевает игру по их правилам. Хозяйство попадает в зависимость к "большому брату", и руководство ООО или АО практически ничего не решает. Поэтому даже в тех хозяйствах, где наблюдается некоторое внешнее благополучие, — жесточайшая безработица, особенно среди молодежи, и высокая преступность.

Если раньше на селе наличие замка было дурным тоном и двери никогда не закрывали, если даже уезжали надолго, то сейчас дом нельзя оставить без присмотра даже на час.

В Мордино нам рассказали, как у одного парня, которого положили на пару дней в больницу, из дома вынесли все, в том числе рамы и металлическую печку.

В Новолетниках одна бабушка пошла в магазин. Когда вернулась, обнаружила, что у нее успели украсть три килограмма сахара и пакет вермишели. Пришлось занимать у соседей деньги и идти в магазин снова.

Петр Иванович, бывший тракторист и электрик, встретившийся нам в селе Масляногорск, подтвердил: раньше избу не закрывали, а теперь стоит в город уехать — дом взламывают и уносят все, что под руку попадется. А металлолом тащат из усадеб прямо средь бела дня, иногда даже на глазах у хозяев.

Кстати, Петр Иванович рассказал удивительную историю происхождения названия Масляногорск. Оказывается, из горы, расположенной возле поселка, сочится каменное масло. В войну сюда возили из госпиталя солдат, чтобы они этим маслом лечились.

Павел Кренделев, мэр Зиминского района, говорит, что для него проблема безработицы на селе — это как нож в сердце.

— Мы ищем подходы, как в сельской местности задействовать людей, которые оказались безработными,
— говорит мэр.

Один из вариантов — финансовая поддержка личных подворий. Если частник содержит две и более голов КРС, то он получает поддержку — 500 рублей и более за голову. Впрочем, на этот проект, как и на многие другие, нужны средства.

Зима опускается в болото

Центр Зиминского района — город Зима — теперь является городским округом. После получения этого статуса Зима обрела новые границы, в которые не вошли важные для города объекты — полигон твердых бытовых отходов, водозабор и кладбище.

По словам мэра Зимы Николая Пенюшкина, теперь только за использование полигона ТБО город должен будет платить Зиминскому району 170 тысяч рублей в год.

Работающих предприятий в Зиме практически не осталось. На промплощадке давно закрытого гидролизного завода производят биологически активную добавку дигидрокверцетин. БАД получают из лиственницы и используют при различных заболеваниях.

Стабильный доход в Зиме имеют в основном работники железной дороги. Зиминский вокзал кормит и самое бедное, но предприимчивое население, которое с вареной картошкой и пирожками выходит на перрон и ждет прибытия поездов.

Зима утопает в проблемах в прямом и переносном смысле. Основная беда Зимы — заболачивание территории — не может решиться уже несколько десятков лет. Проект осушения города был готов еще в 80-х: планировалось пробурить дренажные скважины и откачивать воду с помощью специальных насосных установок. Но с перестройкой дело застопорилось, а вода продолжала прибывать. Сейчас старый проект использовать нельзя — необходимы новые расчеты, потому что ситуация за 20 лет серьезно изменилась.

Сам город не в силах профинансировать такие серьезные работы. В областном бюджете средств на это тоже нет. Депутат и председатель Законодательного собрания Иркутской области Виктор Круглов написал письмо с просьбой помочь в решении вопроса осушения Зимы на имя президента ОАО РЖД Геннадия Фадеева. Ответа пока нет.

Удельное княжество Саянск

Город Саянск находится практически в центре Зиминского района, но является отдельным муниципальным образованием областного подчинения.

Сейчас это городской округ с населением 43 500 человек. Градообразующее предприятие Саянскхимпласт — процветающее и перспективное производство. Возле него предполагается строительство газораспределительного завода, где поступающий с Ковыктинского месторождения природный газ будет разделяться на составляющие: этан (для нужд Саянскхимпласта), пропан-бутан и метан.

Также в Саянске, очевидно, будет начато производство гелия — стратегического сырья, которое используется в ряде важных отраслей — науке, медицине, космической и оборонной промышленности.

Тем не менее Саянск — муниципальное образование, в котором нет ни одного населенного пункта, кроме самого города, — имеет дефицитный бюджет 54%. По словам мэра Анатолия Трухина, необходимо построить еще одно такое предприятие, как Саянскхимпласт, чтобы проблем с деньгами в городе не было.

Однако жители Зиминского района считают Саянск зажравшимся кровососом, который сидит на теле района, пользуется его благами, но ничего не дает взамен. Строительством Саянска занимались зиминцы, все силы района были брошены на возведение города и завода. В результате построили, но не себе. Город Зима так и остался со своими деревянными домами, а теперь еще и лишился всяческого производства.

Зиму согреет Ковыкта

Проект газификации Иркутской области, предполагающий приход газа с Ковыкты в города Приангарья, заинтересовал Зиминскую администрацию. Исходя из стоимости газа ($60 за 10 тысяч кубометров) отапливать город им значительно выгоднее, нежели углем.

По словам мэра Зимы Николая Пенюшкина, сейчас городу необходимо разработать свой проект газификации, построить газовые сети и необходимую инфраструктуру. Если все пойдет по намеченному плану, то к 2008 году Зима перейдет на альтернативный вид топлива — вместо угольных котельных появятся газовые. Кроме того, газ придет в частный сектор Зимы, люди смогут установить у себя дома системы отопления, горячего водоснабжения, а также смогут использовать газ для приготовления пищи.

В Саянске же посчитали, что городу дешевле отапливаться с помощью ТЭЦ. Хотя в первую очередь газ с Ковыкты придет на Саянскхимпласт, самому Саянску он не нужен.

Информация "СМ Номер один"

Зиминский район расположен в юго-западной части Иркутской области и занимает площадь 7,1 тыс. кв. км, или 0,9% территории области. Официальной датой образования района считается 14 февраля 1923 года.

По состоянию на 1 января 2004 года в районе проживает 14,6 тыс. человек.

Район включает 12 сельских поселений, объединяющих 54 сельских населенных пункта со средним числом жителей 268 человек.

Зиминский район является сельскохозяйственным районом. Основная доля произведенной сельскохозяйственной продукции приходится на СПК "Окинский" — 99,2%. Основной удельный вес в общем объеме строительного производства занимает филиал ОГУП "Дорожная служба Иркутской области" и ряд малых предприятий.

Промышленность представлена двумя предприятиями — ООО "Сибирский кедр", Зиминским ОИК ГУИН 272/32-50.

Система образования Зиминского района представлена 37 образовательными учреждениями: 11 средних образовательных школ, 7 основных, 11 начальных, 8 дошкольных.

Загрузка...