Ользонский шаман лечит даже французов

Чудесный дар проявился у Владимира Манжеева в 40 лет

Пенсионер из села Ользоны Баяндаевского района Владимир Александрович Манжеев — единственный шаман на всю ближайшую округу. Когда-то, вспоминает 70-летний Манжеев, в бурятских селах каждая семья имела своего шамана. Теперь, чтобы излечиться от недуга или заговорить свой огород на хороший урожай, к ользонскому шаману идут и едут как с ближних, так и с дальних мест. Говорит, даже врачи с районных больниц и поликлиник, когда не могут точно поставить диагноз, отправляют своих пациентов в Ользоны: скажешь, где болит, — шаман побрызгает, вылечит.

Дар шамана

Чудесный дар к Манжееву пришел не сразу. Всю жизнь он проработал трактористом в местном совхозе. Ближе к сорока годам стали посещать его мысли о вечном, о своих предках. Тогда будущий шаман вспомнил о своем прапрадедушке, про которого в округе ходила легенда, что он и мертвого оживлял, и бедного обогащал. Звали чудесного шамана Биран Хохэй, и всякий на селе знал легенду о том, как он однажды остановил похоронную процессию, вынул молодую умершую из гроба и в два дня вернул ее к жизни.

Вспоминая об этом предании, Владимир Манжеев задумался — может, и ему перешло умение лечить от дальнего родственника. Посоветовался со сведущими людьми и понял, что тоже должен начать лечить-брызгать. Местные жители, зная о том, что Владимир Александрович — родственник великого шамана, начали ходить к нему с просьбами полечить. Слава о новом ользонском шамане разнеслась и по другим улусам.

Теперь за плечами Манжеева уже 30 лет стажа. Он белый шаман — тот, кто только брызгает. Есть еще и черные шаманы, им под силу созывать крупных богов. Белым и черным шаманам лучше на одной дороге не сталкиваться, иначе может и беда случиться.

Начав лечить людей и скот, Манжеев работу тракториста не бросил, до пенсии прослужил родному совхозу и получил за заслуги собственный трактор. Несколько лет назад зрение ользонского шамана стало ухудшаться. Хорошо, что взялись помочь иркутские врачи: сделали операцию, имплантировали хрусталики — и для Манжеева вновь открылись все краски мира.

Лечить можно только натуральным продуктом

Ежедневно к ользонскому шаману приходят по 2—3 человека. Зовут, бывает, и к себе — побрызгать на дом от семейных неудач или вылечить больного. Отказать шаман не в праве: иначе он попадет в немилость к богам. Лечит Манжеев и самого себя, и всю свою семью. Детей у него пятеро: четыре дочери и сын.

— Мастерство мое некому передать, — сокрушается шаман. — Сын — человек, занимающий серьезную административную должность, — шаманом вряд ли когда-нибудь будет, а ользонская молодежь древнейших традиций не впитывает, многие даже бурятского языка теперь не знают. Я могу на листке написать, как надо брызгать, да разве ж кто поймет?

Процесс лечения с виду нехитрый: шаман брызгает молоком и водкой на больного человека и призывает духов помочь ему. После этого всю хворь как рукой снимает. Главное в деле белого шамана — это то, чтобы продукт, которым он лечит, был натуральный и без примесей. Здесь нужна либо хорошая водка, лучший бурятский тарасун, либо неразведенный спирт. Суррогатный не подойдет, от лечения никакого прока не будет.

Брызгает ользонский шаман не только людей, но и скотину или огород, на котором пропал урожай. Приезжают к нему и водители, особенно милиционеры и дальнобойщики, просят сотворить ритуал — побрызгать на машину. Говорят, после этого человек не попадет ни в одну аварию и все дороги для него будут легкими. За лечение шаман денег не просит. Кто приносит тарасун с запасом, кто отдает небольшие деньги, как здесь говорят, "шаману на курево".

К ользонскому шаману приезжают даже из Франции

Каждую весну все жители улуса вместе с шаманом собираются и идут в лес: приносят в жертву барашка и просят богов послать в этом году хороший урожай. А потом шаман, по древней традиции, в течение всего мая не должен никого лечить.

— Это мой "отпуск", — улыбается Манжеев. — Как и у всех остальных, у шамана тоже должен быть отдых. Два месяца в году не имею права брызгать: в январе и мае.

Согласно бурятским традициям, январь является своеобразным постом накануне Белого месяца, а май — месяц пробуждения природы и посевов урожая, когда и от шамана требуется много сил на полевую работу. Даже среди деревенских жителей в это время редко кто болеет — просто-напросто некогда. В прочие месяцы ходят к ользонскому шаману не только буряты и русские, но и иностранцы, приезжающие в Иркутскую область. До них тоже доходит весть о белом шамане, обладающем чудесным даром исцеления.

Однажды к Манжееву в Ользоны приехал француз по имени Жозеф с русской переводчицей Мариной. Поначалу смотрел на шамана как на экзотику, а потом рассказал через переводчицу о своем больном отце-инвалиде, который не может встать на ноги. Жозеф принес три бутылки водки, и Манжеев взялся помочь: побрызгал иностранца, призывая богов через сына вылечить отца. Француз обещал опять вернуться к ользонскому шаману через год, чтобы сообщить о результатах, но так и не приехал.

— Наверно, это значит, что у него все хорошо там, — предполагает Владимир Манжеев. — Ведь люди ко мне только с бедами приходят.

Иногда шаман из Ользон жалеет, что так поздно распознал свое мастерство. Но, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

— Немного осталось шаманов в наших краях, — говорит он. — Повезло мне, что людям добро делать могу.

Метки:
baikalpress_id:  3 083