Самый красивый дом Чунского района ветшает и разрушается

Узоры для дома снимали со штор, гребешков и черенков ложек

Дом, в котором живет пенсионерка Надежда Дзунза в поселке Веселом, настолько красив и необычен, что ему даже присвоили это звание официально: когда в прошлом году в Чунском районе проводился конкурс на самый красивый дом, усадьба Надежды Трофимовны заняла первое место. И сам дом, и летняя кухня, и гараж и даже дверь, ведущая с улицы во двор, — все украшено затейливой резьбой по дереву.

Судьба семейства Дзунза причудлива и затейлива, как резьба на доме. Сама она родом с Западной Украины. Летом 1942 года ее забрали в Германию, принудительно мобилизовали в немецкий поселок Фаркирген, где украинская молодежь работала на фермах. Там она и познакомилась со своим мужем, Иосифом Дзунзой — он тоже был угнан на принудительные работы из Западной Украины.

После войны они вместе с мужем вернулись в СССР, но испытания продолжались: теперь это были испытания на силу веры. Надежда Трофимовна и сейчас является свидетелем Иеговы. В 1952 году ее арестовали, требовали отказаться от веры. Дома с мужем остались трое маленьких детей от одного до четырех лет. Осудили ее на стандартных 25 лет, но просидела Надежда Дзунза только до 1956 года, в тюрьме в Херсоне, но от веры не отказалась.

Когда ее выпустили, опасаясь новых притеснений, они с мужем собрались и уехали в поселок Веселый Чунского района Иркутской области, к родителям Иосифа Михайловича, которых сослали сюда задолго до этих событий как раскулаченных. Супруги Дзунза решили: чем бояться, что со дня на день сошлют в Сибирь, уедем туда сами и обстроимся на новом месте обстоятельно.

Когда приехали на новое место, новым жителям выписали лес на дом, а класть сруб наняли четверых местных. Надежда Трофимовна работала наравне с мужиками:

— Я подавала шифер на крышу. Один лист шифера весил семь килограммов.

Собственно, дом построили за год, это было в начале шестидесятых. Дом был самым обычным, как любой соседний.

— Как-то раз мы с мужем поехали по делам в Усть-Илимск. И случайно увидели дом с красивой резьбой по дереву на окнах и под крышей. Я сказала Иосифу: "У нас должен быть такой же красивый дом!" Но он только отмахнулся: "Что ты, это невозможно! Это глупость". Но постепенно он увлекся, купил лобзики, сверла, инструменты для работы с деревом.

Узоры для отделки наружных стен дома, а потом и всех остальных надворных строений срисовывали со всего, на чем находили узоры: с гребешков, с черенков ложек, даже со штор, которые до сих пор висят в доме меж комнат. Когда ездили к сестре в Красноярск, по дороге специально перерисовывали узоры наличников на деревянных домах. Окончательно дом приобрел законченный вид только в 1970 году.

— Иосиф умер 12 лет назад. Сейчас дом ветшает, узоры ломаются. Нужен хозяин, а мне уже 80 лет. Да и красить я боюсь — дом красивый. Если обновить, то подумают, что живут богато, ограбят, — сетует Надежда Трофимовна. — У меня со двора пьяницы увели собаку, съели. А новую заводить я не хочу: воробей пролетит — собака лает, а я лежу и боюсь, представляю, что кто-то в окно лезет.

У Иосифа Дзунзы была мечта — сделать самый красивый в мире сельсовет. Он умер в начале девяностых, так и не успев ее осуществить. Но его дом и сегодня украшение глухого бесперспективного поселка с неоправданно оптимистичным названием Веселый.

Метки:
baikalpress_id:  3 086