Великая Северная экспедиция

И два ученых германца, открывавших Сибирь Европе

В отделе книжного фонда Иркутского областного краеведческого музея хранится старинная рукопись неизвестного автора. Это "Летопись города Иркутска 1652—1763 годов". Она является самой ранней из всех известных. Подарил ее иркутский купец Митрофан Васильевич Пихтин.
В этой летописи под 1736 годом записано: "Прибыли в Ыркуцк господа профессор Герард Фридрик Миллер, дохтор Иван Георг Гмелин со свитою". Так скромно отмечает автор начальной иркутской летописи событие поистине эпохальное в деле изучения Сибири.
Я имею в виду прибытие в Иркутск членов Академического отряда 2-й Камчатской экспедиции, или, как ее еще иначе называют, Великой Северной экспедиции, профессоров Санкт-Петербургской академии наук Герарда Фридриха Миллера и Иоганна Георга Гмелина.

По дорогам и весям

Академический отряд выехал из Санкт-Петербурга летом 1733 года. 6 декабря 1734 года он был уже в Енисейске, а 18 февраля 1735-го — в Иркутске. Затем по последнему санному пути члены отряда Гмелин, Миллер, рисовальщик Люрсениус, переводчик Яхонтов и студент Горланов переправились через Байкал в Селенгинск. Весной и летом 1735 года они объехали земли за Байкалом, побывали в Кяхте, Читинском остроге, Нерчинске, где, кроме всего прочего, исследовали древние памятники и древние рудные копи. В последней декаде сентября 1735 года они из Забайкалья с трудом добрались до Иркутска.

В январе 1736 года члены отряда выехали из Иркутска на Лену, стремясь к главной цели своего путешествия, — Камчатке. Миновав Балаганский и Братский остроги, а также Илимск, они прибыли в Усть-Кутский острог. Дождавшись в деревне Усть-Илгинской вскрытия Лены, отряд на шести дощаниках и шести каюках 27 мая отплыл вниз по Лене в Якутск и достиг его 11 сентября 1736 года.

Здесь в обществе Витуса Беринга, руководителя 2-й Камчатской экспедиции, ученые провели зиму 1736/1737 гг., намереваясь весной и летом добраться до Камчатки. Однако им не суждено было побывать на Камчатке. На Камчатку они решили отправить вместо себя студента Степана Крашенинникова и адъюнкта Г.В.Стеллера.

9 июля 1737 года ученые проводили Крашенинникова на Камчатку. Сами же направились в Киренский острог. Гмелин остался в этом остроге, а Миллер поехал в Иркутск. В Иркутск же, но уже 12 марта следующего года, через Верхоленск прибыл Гмелин. Хотя профессора и ссылались на то, что местные власти не способствовали их продвижению на Камчатку, нужно честно сказать, что они и сами не очень-то хотели туда поехать. Во всяком случае, 2 августа 1738 года они отправились вниз по Ангаре и Тунгуске до Енисейска. Сюда же в начале 1739 года прибыл из Санкт-Петербурга Стеллер. Таков был маршрут этих ученых по Восточной Сибири.

За славой, чинами и научными открытиями

Кто же они, эти профессора, и как они попали в состав Академического отряда 2-й Камчатской экспедиции? Герард Фридрих Миллер родился 18 октября 1705 года в ганзейском городе Герфорде (Вестфалия) в семье ректора местной гимназии. После окончания гимназии в возрасте семнадцати лет он стал студентом Ринтельнского университета. Проучившись здесь два года, он перешел затем в Лейпцигский университет. 5 ноября 1725 года двадцатилетним молодым человеком со званием бакалавра он прибыл в Санкт-Петербург и поступил на службу в Академию наук. С 1731 года он уже профессор.

Иоганн Георг Гмелин родился 12 августа 1709 года в Тюбингене в семье аптекаря. В возрасте тринадцати лет он поступил в Тюбингенский университет на медицинский факультет. Философию, логику и физику там преподавал Г.Бюльфингер, который затем уехал в Санкт-Петербург, где стал профессором Академии наук. Профессора имели право привести с собой одного-двух студентов. Г.Бюльфингер предложил Гмелину перебраться в Санкт-Петербург. Гмелин морем прибыл в столицу Российской империи 30 августа 1727 года. Он преподнес в дар императорской Кунсткамере собрание вюртембергских окаменелостей. В 1731 году двадцатидвухлетний Гмелин был официально принят адъюнктом в Академию наук.

Так оба молодых человека поступили в недавно организованную по указу Петра I Санкт-Петербургскую академию наук. Она сразу же стала, как и все европейские научные учреждения, вещью в себе. Санкт-Петербургская академия наук начала служить корпоративным интересам имевшего к ней отношение международного научного сообщества. Единственным, что, видимо, отличало Санкт-Петербургскую академию наук от других европейских академий, было то, что выпускники немецких университетов, когда вставал вопрос об их трудоустройстве, предпочитали Санкт-Петербургскую академию, считая, что в ней легче будет сделать карьеру, чем где-либо. Но членам Санкт-Петербургской академии были присущи те же самые пороки, что и членам других академий в Европе — это зависть, заискивание перед начальством, самомнение.

Когда открылась возможность стать членами Академического отряда 2-й Камчатской экспедиции, молодые люди сразу же поняли, что на поприще изучения этой малоизвестной в Европе части света они получат известность и положение в европейском научном мире. Запад не знал Сибири. В Европе в начале XVIII века вся Северная Азия (от Печоры, Камы и Нижней Волги до Тихого Океана) почиталась за Татарию, а все народы в ней — за татар.

Однако личные научные интересы Гмелина и Миллера не совпадали с государственными интересами людей, нанявших этих ученых. Эта коллизия проходит через все взаимоотношения Миллера и Гмелина с вышестоящим начальством во время всех их странствий по Сибири.

Таким образом, два молодых выпускника немецких университетов, став членами Академического отряда 2-й Камчатской экспедиции, получили уникальную возможность принять участие в исследовании еще не известного западноевропейской науке материка — Сибири.

Витус Беринг и его компаньоны

Возглавлял 2-ю Камчатскую экспедицию капитан-командор Витус Ионассен Беринг. Вторая Камчатская экспедиция была второй не только для России, но и для Беринга тоже.

Как известно, 23 декабря 1724 года Петр I подписал указ о снаряжении экспедиции для изучения так называемого вопроса "сошлась ли Азия с Америкой и где в Америке находится первый город европейских владений". Не будем выяснять, действительно ли Петра I интересовал этот вопрос. Но так или иначе, для Витуса Беринга, тогда еще капитана, началась 1-я Камчатская экспедиция.

Целых пять лет, с 6 февраля 1725 года по 1 марта 1730 года, длилась эта экспедиция. В старейшей иркутской летописи есть и другая запись, касающаяся 1-й Камчатской экспедиции. Так 1729 годом датировано следующее: "В ноябре месяце прибыл из Якутска из Камчатской экспедиции морского флота поручик Алексей Чириков для принятия поверстных денег, которой и отбыл в том же месяце в Тобольск". Таким образом, автор начальной иркутской летописи сообщает нам не только о Витусе Беринге, но и о двух его помощниках — Мартыне Шпанберге и Алексее Чирикове.

Надо сказать, что те же самые помощники, что были с Берингом в первой экспедиции, были с ним и во второй. Вот как начальная летопись Иркутска отражает это. За 1733 год читаем запись: "В ноябре месяце прибыл в Ыркуцк морского флота капитан Мартын Шпанберг и требовал для отправления в Камчатскую экспедицию к строению судов плотников и протчих припасов. И по истребовании подлежащаго отправился в Ылимск и на Ленские пристани".

Знаменитые портфели Миллера

Вторая Камчатская экспедиция состояла из следующих отрядов: четырех Северных, Тихоокеанского, которым, как и всей экспедицией, руководил Беринг со своими помощниками Чириковым и Шпанбергом, и Академического отряда, в который, как явствует из начальной иркутской летописи, входили Миллер и Гмелин.

Если в результате деятельности четырех Северных отрядов было исследовано побережье Северного Ледовитого океана, а Тихоокеанский отряд открыл новые земли и острова, сделал более точные морские карты, описал береговую линию (правда, не были установлены торговые отношения с испанскими колониями), то Академический отряд произвел исследования исторические, ботанические, астрономические и этнографические. Об исследованиях членов Академического отряда сообщает и наш иркутский летописец.

Вот что написано далее в этой летописи за 1736 год, после того как сообщается о прибытии в Иркутск Миллера и Гмелина: "Миллер выписывал из архива и спрашивал старожилов ко описыванной истории, а доктор Гмелин збирал травы. И для того они ездили за Байкал до Кяхты, в Нерчинск и в Якутск".

Что касается слов летописца "ко описыванной истории", то их, видимо, надо отнести к истории Сибири, написанной Миллером по возвращении из Сибири.

В этой связи он напишет в своей автобиографии: "Пересмотрел и в порядок привел архивы во всех сибирских городах, также и города Чердына, и нужное списал, которые списки составляют больше 40 больших книг в десять". Действительно, Миллер просмотрел до 20 архивов в городах и острогах. Все записал в больших книгах. Это так называемые знаменитые портфели Миллера.

Процесс работы был следующим: Миллер просматривал документы, ставил знаки на полях, а переписчики из местных канцелярий переписывали. Он также пользовался реестрами. Где реестров не было, студенты и переводчик читали документы сами и по своему усмотрению приносили, как им казалось, нужные документы Миллеру. Но с 1736 года, начиная с Илимского архива, он смотрит документы уже сам, никому не доверяя. В копиях документов, сделанных по указанию Миллера, имеются ошибки; переписчики были то ли малограмотны, то ли невнимательны. Но, тем не менее, все портфели Миллера представляют большую ценность, ибо множество архивных материалов было впоследствии утрачено.

Работал Миллер и в частных архивах. Также он за сносную цену приобрел Ремезовскую иллюстрированную летопись и тем самым открыл ее для науки. Хозяина летописи к продаже оной склонила Тобольская канцелярия.

В этой связи нужно сказать, что библиотека ВСОИРГО обладает сейчас прижизненным изданием оригинального немецкого текста "Истории Сибири" Миллера. Члены ВСОИРГО имели возможность пользоваться подлинным немецким текстом "Истории Сибири". Современные историки лишены этой возможности из-за незнания немецкого языка и из-за того, что подлинный немецкий текст "Истории Сибири" имеется в очень редких библиотеках.

  • Миллер просмотрел и привел в порядок архивы во всех сибирских городах и острогах. Все записал в больших книгах. Это так называемые знаменитые портфели Миллера. Они представляют большую ценность, ибо множество архивных материалов было впоследствии утрачено: погибли в пожарах, были украдены или использованы для хозяйственных нужд.

Метки:
Загрузка...