Тайшетский потоп: сотни заложников, три жертвы

Прокуратура полагает, что в катастрофических последствиях паводка в Тайшетском районе виновата не только стихия, но и недостаточно адекватные действия местных властей

В предпраздничные дни страна приходила в ужас от драматических кадров ТК "Вести — Иркутск" из малоизвестной деревни Патрихи. Теперь эта деревня на слуху у многих, но останется ли она на карте — уже не вопрос, всех девяносто четырех домов населенного пункта, расположенного в самом верховье реки Бирюсы, просто не существует. Восстанавливать деревню не будут — не рентабельно. Вместе с Патрихой ушли из жизни три ее старожила: Татьяна Бахарева, Мандем Жумабеков и Анастасия Ромашова. Говорят, эти несчастные, а также их односельчане пренебрегли предупреждениями спасателей и отказались эвакуироваться из своих избушек перед надвигающейся стихией (кто-то не хотел бросать скот, другие побоялись мародерства). Если даже и так, кое-что остается непонятным. Злосчастную Патриху топило каждый год испокон веков. Чувство опасности было притуплено и у стариков, и у молодежи: местное озеро и разливавшаяся каждой весной Бирюса превращали деревню в два маленьких острова, но никто из заложников наводнения не паниковал, знали, что хлеб подвезут, а на случай самой большой воды в каждой семье имелась лодка. Никто не мог ожидать, что вместо воды на Патриху пойдет ледяное "цунами". Люди могли этого не знать, а вот ответственные лица были обязаны предвидеть все сценарии развития ситуации. Такого мнения придерживается прокуратура Иркутской области.

Сами спасатели оказались в ловушке
В этих событиях многое странно, по крайней мере неспециалисту. Как рассказал начальник отдела гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций администрации Тайшетского района Александр Филипенко, превентивные меры по предупреждению паводка были приняты задолго до трагических событий:
— Чтобы не допустить ледовых заторов, каждый год на предполагаемых местах их возникновения (прежде всего это зимние переправы — там, где лед намораживается искусственно, часто с применением дощатых настилов. — Прим. авт.) проводятся взрывные работы по рыхлению льда, и тогда шуга идет по чистому руслу. С 11 апреля на Бирюсе работала группа взрывников из города Канска Красноярского края, так называемый 10-й арсенал ВМФ РФ.
По словам Александра Филипенко, районная администрация уже не первый год привлекает к взрывным работам красноярских специалистов, они не подводили ни разу (может быть, поэтому чиновники и представители МЧС решили проверить поведение реки только через две недели после начала взрывов — 26 апреля). Выезд комиссии был вызван тем обстоятельством, что первый гидрологический пост на реке Бирюсе размещен в деревне Соляной. Это третий по счету населенный пункт по течению, поэтому, чтобы посмотреть, что творится после обильных дождей в верховье реки — Патрихе и Сереброво, был необходим выезд на место. Но комиссия опоздала.
— Двумя часами раньше нас в Патриху отправилась группа из десяти спасателей из Красноярска на автомобилях УАЗ-"таблетка" и ЗИЛ-130, — продолжает Александр Семенович. — По пути нашего следования было видно, что дорогу размывает.
До Патрихи комиссия так и не добралась — один из мостов оказался разрушенным. Запросив по рации красноряцев и не дождавшись ответа, представители тайшетских властей приняли решение вернуться. По шестиметровому мосту через ручей (который так и называется — Ручей) шла вода, через несколько часов переправу смыло совсем. Так красноярские эмчеэсовцы сами оказались в ловушке. Как выяснилось позднее, спасатели разделились: "таблетку" с одним из специалистов отправили на Ручей для связи, все остальные поехали дальше на грузовике. О масштабах первого удара стихии свидетельствует то обстоятельство, что спасатели не смогли сохранить ЗИЛ-130. Грузовик утонул.
— Вернувшись в Тайшет, мы связались с Иркутском и Красноярском, — рассказывает Александр Филипенко. — Договорились, что утром в случае осложнения обстановки будем запрашивать вертолет МЧС, чтобы он сначала летел на границу Тайшетского района и Красноярского края, в населенный пункт Решоты, подобрал там взрывников, а затем доставил их в Патриху (планировали проводить в этом районе дополнительные взрывные работы).
Но уже в седьмом часу утра 27 апреля вышли на связь красноярские спасатели, которые накануне прорвались в Патриху. Они запрашивали вертолет для немедленной эвакуации людей.
Дома рушились, людей выбрасывало из окон
Что же на самом деле творилось на рассвете 27 апреля в Патрихе, рассказала пенсионерка Раиса Маташевская. По словам Раисы Федоровны, никакой заблаговременной эвакуации в деревне не проводилось:
— Когда пришла первая волна льда, люди в чем были выскакивали из домов, карабкались на крыши.
Сама Раиса Федоровна с мужем Николаем Соломатиным забрались на крышу стайки, в которой только что отелилась корова. Ледяная волна сбила крышу вместе с несколькими верхними венцами (бревна были скреплены скобами, поэтому сохранилась прочность связки). "Плот" понесло по течению, но в этот момент пришла новая волна, одна из льдин сбила Николая Александровича с кровли в воду и накрыла его с головой. По словам Раисы Федоровны, муж не утонул только потому, что вторая глыба льда откуда-то снизу вышибла его на поверхность. В результате этих ударов Николай Соломатин получил перелом ребер, но все-таки выжил.
Повезло, как мы знаем, далеко не всем. Официально погибшими числятся три старожила деревни: Татьяна Бахарева, Мандем Жумабеков и Анастасия Ромашова. О том, как они погибли, рассказала их бывшая односельчанка Любовь Лисова:
— Тетя Таня Бахарева погибла, можно сказать, на глазах у мужа. Он несколько раз кричал: "Таня, давай быстрее, вода идет...", а она отвечала: "Сейчас, сейчас", но выбежать просто не успела, ее прямо крышей дома накрыло, когда от удара стены рухнули. Я не думаю, что она сознательно не хотела покидать дом, ее действительно что-то задержало, ведь она пожилой человек.
Мандем Жумабеков, по словам Любови Николаевны, также стал жертвой стихии из-за своего преклонного возраста:
— Говорят, он пытался на печку забраться, но не смог, его волной прямо в окно выбросило...
Что конкретно случилось с Анастасией Ромашовой, доподлинно неизвестно, 87-летняя бабушка жила одна. Официальные источники утверждают, что она сама отказалась покидать дом.
Получается, в первый момент стихии люди спасали себя сами. Лишь потом всем, кто удержался на крышах или самостоятельно добрался до берега, была оказана квалифицированная помощь подоспевших спасателей. Началась эвакуация: 80 человек разместили в школе соседней деревни Сереброво, еще 83 — там же в частном секторе (у многих жителей Патрихи в Сереброво живут родственники), в Тайшет вывезли 27 человек, 8 из которых попали в Центральную районную больницу. 11 гостивших в Патрихе жителей Иркутска, Братска и Ангарска за счет администрации отправили по месту жительства.
Но почему все это было сделано "сразу после", а не заранее?
Халатность и оставление в опасности
Как сообщает старший помощник прокурора области Александр Семенов, уже 27 апреля, после того как стало известно о гибели жительницы Патрихи Анастасии Ромашовой, на место происшествия выехали сотрудники Тайшетской межрайонной прокуратуры:
— Было возбуждено уголовное дело по статье 125 УК РФ ("Оставление в опасности"). Кроме того, на следующий день тайшетским межрайонным прокурором возбуждено уголовное дело по статье 293 УК РФ ("Халатность"). В рамках расследования уголовного дела будет дана оценка действиям лиц, которые не приняли достаточных мер к проведению неотложных противопаводковых мероприятий, тем, кто не оказал помощи жителям Патрихи, которые в силу возраста, старости, болезни или вследствие своей беспомощности не могли принять меры к самосохранению.
По словам Александра Семенова, сотрудники Тайшетской межрайонной прокуратуры организовали на месте прием граждан, контролировали вопросы обеспечения жизнедеятельности людей, оказавшихся в зоне затопления, целевого использования бюджетных средств, предназначенных на данные мероприятия:
— Постоянно отслеживается своевременное и полное оказание социальной помощи пострадавшим гражданам, в том числе предоставление им жилья, возмещение понесенного в результате паводка материального ущерба. Органам внутренних дел дано указание обеспечить сохранность имущества граждан, эвакуированных из зоны затопления.
Уголовное дело по статье "Халатность" было возбуждено и после того, как размыло автомобильный мост через реку Замзорку в Нижнеудинском районе. Это случилось также утром 27 апреля, река вышла из берегов и обрушилась на переправу. В результате движение по федеральной трассе было парализовано более чем на сутки. Окончания восстановительных работ пришлось ждать не только водителям-дальнобойщикам, но и спасателям областной аварийно-спасательной службы, которые выехали в Тайшетский район со спецтехникой.
Поплыл весь Тайшетский район
Трагедия в Патрихе отодвинула на второй план проблемы с другими населенными пунктами в Ташетском районе. По состоянию на 29 апреля было затоплено 75 процентов тайшетских прибрежных земель. Особенно досталось одноименной с коварной рекой деревне Бирюсе. Из 105 домов остались незатопленными не больше десятка, среди них детский дом, который находится на самом высоком месте. Впрочем, воспитанников детдома эвакуировали из Бирюсы задолго до паводка:
— У нас содержится 110 ребятишек и еще 10 на патронаже, — рассказывает директор детского дома Геннадий Лукьянов. — Эвакуация проходила по наработанной схеме; как только возникла вероятность повышения уровня воды, мы вывезли детей и часть педагогов, поваров и медиков в школу деревни Березовки. Конечно, дети не хотели уезжать, здесь им все привычно, можно играть, нормально учиться, но ничего не поделаешь. Всем необходимым они там обеспечены, остается только ждать, когда вода пойдет на убыль.
На время потопа детский дом обзавелся другими "воспитанниками". Здесь разместились жители затопленных домов, в основном пожилые и дети. Остальные, соорудив настилы, остаются в своих домах (боятся мародеров и не хотят бросать скотину).
Такое бесстрашие перед стихией встречается практически у всех жителей русла реки Бирюсы. В злосчастной Патрихе, рассказывает ее бывшая жительница Светлана Шереметьева, никому и никогда не приходило в голову эвакуироваться:
— Когда река разливалась, вода разделяла деревню на два острова. Как-то мы отправились вечером в клуб; когда вышли из него поняли, что домой без лодки добраться не сможем, тогда парням пришлось валить дерево. В общем, топило нас каждый год, мы к этому привыкли. Каждую весну спасатели взрывали лед в верховье и ниже по течению, все было нормально (улице Набережной, правда, сильно доставалось, на ней только два дома сохранились). Но почему в этот раз все так вышло? Наверное, правду об этом никто нам уже не скажет.

Загрузка...