БГ в ТЮЗе молился по-африкански, чтобы всем было счастье

Единственный концерт культовой группы "Аквариум" в Иркутске состоялся позавчера. Гребенщиков приехал в Иркутск в рамках поддержки своего нового альбома со странным названием Zoom! Zoom! Zoom! Борис Борисыч со товарищи расколбасил камерный зал детского театра совсем не по-детски.

Таинственное название альбома, расшифрованное его автором-исполнителем на пресс-конференции, оказалось непереводимым ни на один язык древним африканским заклинанием, которое действует непосредственно на левый клапан сердца и делает человека счастливым — это состояние БГ гарантировал всем, прослушавшим альбом. Концепции у альбома нет, как нет ее у сегодняшнего дня, по объяснению БГ.
Новый альбом стал логическим продолжением двух предыдущих — "Сестра Хаос" и "Песни рыбака". Это период увлечения БГ хрупким сплавом этнических мотивов с музыкой регги, редких инструментов с электроникой, современных ритмов с там-тамами и бубенчиками, метафорами на злободневную реальность в текстах с древними заклинаниями. Или, как сказано об этом в заглавной песне альбома:
"Мои уши не знают ничего, кроме музыки рэггэ,
Небо и земля работают под музыку рэггэ,
Никто в мире никогда не слышал этой музыки рэггэ,
Но Лев Толстой писал тексты исключительно для музыки рэггэ".
— Сейчас "Аквариум" играет не так, как пять или десять лет назад. Много элементов, которые в этом альбоме для нас непривычны, потому что с нами его делали много очень хороших африканских музыкантов, — сообщил БГ журналистам.
О своем мессианстве БГ сказал, что он много получает от мира и столько же много дарит людям: "Если я буду хранить в себе, я просто разорвусь". Несмотря на устойчивый стереотип, что Борис Борисович убежденный буддист, он сам это опровергает: "У меня есть Бог. Я хорошо отношусь к буддизму, православию, католичеству, индуизму, даосизму, суфизму..."
Песни для нового альбома БГ написал за один день, чего с ним не было до сих пор никогда: "Это меня самого так поразило, что я немедленно вернулся в Петербург и сразу приступил к репетициям".
Сейчас БГ очень востребован: у него выходит передача на "Радио России", он занят проектом "Аэростат", пропагандирующим новую и старую музыку, которая по разным причинам выпала из отечественного музыкального фона. Единственное, чем он не собирается заниматься, это кино. Как объяснил БГ, он перестал даже читать сценарии, после того как ему предложили роль Христа. Отказался потому, что просто не похож, а сценарии не читает, потому что ничего круче уже не предложат. А вот у Тарантино он бы снялся даже в эпизоде.
По краям сцены курились палочки благовоний, в зале густо пахло экзотикой и сказкой, а на самой сцене происходило что-то среднее между танцами хасидов со змеями и буддистской медитацией. БГ не пел — он неназойливо вправлял вывихнутые мозги. Соло-гитарист Игорь Тимофеев в халате бухарского еврея менял амплуа и инструменты — саксофон, какие-то блестящие дудочки. Клавишник Рубекин с лицом библейского апостола кроме основной работы совмещал, играя на полставки, партии бас-гитары на вторых клавишных.
А перкуссионист Шар с тревожными глазами галлюцинирующего пророка творил что-то невообразимое — он стучал и барабанил всеми частями тела! Барабанов просто не было — их заменяли множество высокочастотных тарелок, стучалок, трещалок и звонилок. Плюс там-там, бубен, заменявший святая святых любого ударника — рабочий барабан. И электронная басовая колотушка ножного привода. Играя пальцами на там-таме, он отбивал сильные доли руками по тарелкам! Возьмите простую крышку от кастрюли, подвесьте, полупите по ее краю с размаху несколько минут — и вы поймете, что это такое.
Несмотря на то что в здании ТЮЗа принципиально нет никакой точки общепита с продажей даже слабоалкогольной продукции, уже после первых песен состояние зала можно было передать строчкой из песни БГ: "Теперь меня не остановить". В программе были и старые песни вроде "Капитана Воронина" и "Сувлехима Такаца", и стоящие отдельным блоком песни из нового альбома, и уже после первых двадцати минут полуторачасового концерта зал периодически устраивал овации. Хотя в зале менее пятисот мест, публика вопила, как целый стадион. Полтора часа прошли между двумя биениями сердца.

Метки:
baikalpress_id:  2 924