Иркутскому комсомолу 85 лет

Нынешний год проходит под знаком 85-летия иркутского комсомола. Праздничные мероприятия, посвященные этому событию, проходят в области в течение всего года. В частности, в муниципальных образованиях области организованы выставки, концерты, литературные и музыкальные вечера, спортивные соревнования. В кинотеатрах запланированы специальные показы советских художественных фильмов. В школах области организованы открытые уроки с ветеранами Великой Отечественной войны, комсомола, участниками студенческих педагогических и трудовых отрядов.

5 апреля из Иркутска в честь 85-летия иркутского комсомола отправился агитпоезд. За 10 дней он прошел по маршруту Иркутск — Зима — Саянск — Тайшет — Братск — поселок Магистральный Казачинско-Ленского района — Усть-Кут — Железногорск-Илимский — Усть-Илимск — Иркутск, посетив города комсомольских строек XX века.
Среди пассажиров агитпоезда — ветераны комсомола, представители молодежных организаций, средств массовой информации и творческий коллектив Иркутского областного училища культуры. В каждом муниципалитете члены делегации приняли участие в торжественных собраниях ветеранов комсомола и посетили места комсомольских строек. Студенты училища выступили с комсомольскими песнями прошлых лет и с номерами, посвященными 60-летию Победы.
Торжественное собрание, посвященное 85-летию иркутского комсомола, пройдет в Иркутске в день рождения комсомола — 29 апреля.
Кстати говоря, в 2005 году в Иркутске отмечаются 40-летие с момента возникновения движения иркутских стройотрядов и 30-летие Поста N 1 у иркутского мемориала "Вечный огонь славы".
Вера Ивановна Сенюта, директор Иркутского филиала Восточно-Сибирской государственной академии культуры и искусства, в семидесятые годы была на комсомольской работе. И конечно, вспоминает об этом ушедшем времени, сравнивая его с настоящим, размышляя о суетном, временном и о непреходящем.
Вера Сенюта: "Нам многое позволялось"
Так случилось, что пять лет, начиная с 1975-го, я отработала в обкоме комсомола инструктором отдела культурно-массовой работы. В ту пору шел обмен комсомольских документов и нас всех отправляли в районы. А как раз начинался БАМ, в Усть-Илимске были объявлены сразу три ударные стройки; кроме наших стройотрядов там стояли болгарский, венгерский, польский, немецкий. В Звездном прямо на рельсах и репетировал, и играл театр "Молодая гвардия". Бывало, звонят ребята в Иркутск:
— Хотим девчонкам 8 Марта подарить по живому цветку. Поможете?
А у нас и горожанкам в ту пору цветов не хватало. Но ничего, доставали, тщательно упаковывали от холода и отправляли ближайшим рейсом.
В гримерках собиралось по сорок человек
Мы проводили фестивали, конкурсы. На БАМ с шефскими концертами приезжало много известных людей. Мы их встречали в Иркутске, чтобы дальше отправить в Усть-Кут, Казачинск, Звездный... На какое-то время аэропорт стал для меня как бы местом работы — я знала, где и на какую стоянку выруливает самолет, прямо у трапа брала нужного человека и по летному полю переводила к другому самолету, вручала не только купленный, но уже и зарегистрированный билет.
Предположим, Дин Рид и сопровождавшая его группа прилетали одним рейсом, а их музыкальная аппаратура — другим. Это значило, что, отправив всех музыкантов, надо было брать обкомовскую грузовую машину, подгонять на шестую стоянку и разгружать-загружать. Самолет, принимая тяжелый груз на борт, вздрагивал, пилот нервничал: "Знаете, сколько стоит такая машина? Подложите хотя бы подставки под колеса!" Мы беспрекословно выполняли его требования, и самолет взлетал. Летчик знал, что за ночь нам нужно доставить аппаратуру до места, выгрузить и установить, потому что утром уже начинался концерт.
И он начинался, потому что нас ждали, встречали и не говорили, как принято нынче: "Ваши проблемы — вам и решать".
Помню, вместе с тогдашним директором филармонии Александрой Давыдовной Бери мы встречали главного балетмейстера Большого театра Юрия Григоровича. Он, готовясь к постановке балета "Ангара" по "Иркутской истории" Алексея Арбузова, хотел посмотреть наши ГЭС. Так что мы возили его и в Братск, и в Усть-Илимск.
Как раз в пору моего прихода в обком комсомола начался Всесоюзный фестиваль самодеятельного художественного творчества. В 1977 году в Иркутске проходил заключительный региональный смотр концертных номеров. Приехали из Якутии, Читинской области, Бурятии, Красноярского края — в каждой делегации минимум пятьсот-шестьсот человек. И в театре музыкальной комедии, и в филармонии буквально не закрывались двери, перед выходом на сцену в камерных гримуборных собиралось человек по сорок. Разумеется, всю ответственность на себя брали члены оргкомитета, превращаясь на время фестиваля в администраторов филармонии и театра музыкальной комедии.
Превращения тургеневской девушки
Комсомолу многое позволялось тогда, и это было удивительное время. Не знаю, достаточно ли я сделала для комсомола, но он мне дал очень многое. Я пришла в обком "тургеневской девушкой", на романах воспитанной, и очень благодарна, что меня научили преодолевать природную робость, брать ответственность за других, принимать решения. Сам взгляд на мир стал шире и интереснее. Когда я, устроившись на работу в библиотеку, пришла в Октябрьский райком комсомола вставать на комсомольский учет, мне сказали:
— А вставать-то и некуда. Надо будет тебе сначала создать свою первичную организацию.
И я объединила комсомолок всех семи библиотек Октябрьского района. Жить нам стало интереснее, смею вас уверить. И то время вспоминаю я с удовольствием, как время удивительной человеческой общности. Конечно, разные были люди и проблемы немалые, но общепринятой нормой считалось не расталкивать всех локтями, а жить с ощущением чувства локтя. Мне, выросшей в деревне, это особенно дорого.
Дома закрывались на палочки
Родилась я в селе Ахины Эхирит-Булагатского района. Название бурятское, но большинство жителей составляли белорусские переселенцы, прибывшие "по Столыпину" в 1910 году. Моя бабушка приехала сюда девятнадцатилетней. Здесь у нее родилось семеро детей, в том числе и моя мама, Ефимия Ивановна Сенюта. В пору моего детства в Ахинах было очень много семей с белорусской фамилией Сенюта. И сейчас еще она держится, хотя многие обрусели, конечно. Но язык сохранился, и я до сих пор, когда приезжаю в Ахины, говорю на белорусском. И бурятский мне с детства привычен и близок. Я и сейчас дружу со своей одноклассницей Марией Нурхаевной Булсахаевой.
Дом, в котором я выросла, стоял в самом центре села, и многие заходили к нам — поговорить, попить чаю. Сколько помню, всегда было много людей. Все дома в ту пору стояли совсем без замков; если хозяева уходили, просто закрывали на палочку. Потому что село было одной большой семьей. Эта атмосфера, между прочим, сохраняется по сей день. Я приезжаю — и все здороваются, даже те ребятишки, которые родились уже без меня. В любой дом я могу заглянуть на сметану, на творожок; только-только объявлюсь здесь, а мне уже и гостинцы несут деревенские. Вроде бы и без надобности (у меня ведь в Ахинах живет старший брат, у него хозяйство), но все равно приятно. Год назад в Иркутске у меня умер младший брат, и, конечно, я его повезла в родные Ахины. Проводить его пришло все село, все помогали чем могли.
До перестройки в нашем селе была ферма больше чем на тысячу голов. И поля вокруг засевались огромные, особенно красиво было осенью, когда все золотилось и запах стоял особенный — запах щедрого урожая. Сегодня же и пейзаж стал другой, потому что поля поросли сорняками, все совхозное развалилось, упало. Но и в самые трудные годы не закрылись библиотека, клуб, амбулаторный пункт, школа, почта и детский сад.
Заборы не упали
И заборы в деревне не упали, потому что сельчане укрепились семьей. Большинство не отчаялось, не зациклилось на проблемах и выживает подсобным хозяйством. Даже и не выживает, а живет — во многих семьях появляются автомашины, детей в город отправляют учиться (случается, и на коммерческой основе). Для меня стал очень показательным август 91-го года. Время путча пришлось на сенокос; я как раз была в отпуске в Ахинах и видела, как здесь реагируют на происходящее в стране. По вечерам обсуждали, конечно, но утром включались в привычный рабочий ритм. Корове не скажешь ведь: у меня выходной, ни кормить, ни доить не буду. Я с гордостью наблюдала, как мои земляки спокойно, доброжелательно, дружно справляли страду, как они хлопотали о хлебе насущном, не надеясь ни на "эту" власть, ни на "ту".. Я тогда еще раз поняла, что у меня есть место, в которое мне приятно приехать.
Неслучайно после смерти родителей мы не продали наш семейный дом. Сохранили и ту обстановку, что была при них. Брат живет в соседней усадьбе, ну а летом мы съезжаемся все — с мужьями, детьми, зятьями, невестками, внуками; каждый раз собирается человек по шестнадцать, не меньше. Все спешат к 30 июля, потому что это день рождения нашей мамы и бабушки. И каждый раз у нас такое чувство, что она только что вышла и сейчас зайдет.

Метки:
baikalpress_id:  2 912