Бить или не бить?

Дети, которых в детстве наказывали физически, никогда не станут такими успешными, какими могли бы стать

Это страшно и унизительно, когда взрослый человек избивает ребенка. Но тем не менее порка как метод воспитания — не такое уж редкое явление. Случаи, когда дети бегут из дома, подальше от невыносимых избиений, как правило, относятся к неблагополучным семьям. А как тщательно скрываются побои в семьях социально приемлемых, где отцы и матери — врачи, учителя, менеджеры, ученые, бизнесмены, да мало ли еще профессий! Дети этих родителей ни за что не пойдут жаловаться ни в школу, ни в милицию — никуда. Из-за боязни нового наказания. А задумываются ли взрослые, кто может вырасти из ребенка, которого регулярно, с изысканной жестокостью бьют? Да никто! Такой человечек в будущем вряд ли состоится в жизни, построит счастливую семью и наверняка также будет бить своих детей.

Бьют детей и алкоголики, и академики
Итак, кто поднимает руку на самое дорогое и любимое, что есть в жизни, — своих детей? Первая категория таких граждан — асоциальные, неблагополучные, пьющие люди. Те, для кого утро начинается со стакана водки или разведенного спирта (а иногда и одеколона), и им же заканчивается. Они плодятся как кролики, не признавая методов контрацепции и абортов. Они рожают детей, не думая, как и на что они будут их растить, порой даже ради детских пособий. Детей в таких семьях бьют в основном за неприбыльность. Мучимые похмельем папа или мама гонят отпрысков на улицу: "Своруй, но без денег не приходи!" Иногда стащить или напопрошайничать не получается, и тогда дома очень больно бьют.
Вторая категория "уродливых" семей — это те, где водка также служит одним из главных источников удовольствия, но это люди с какими-то реальными, хоть и не очень хорошо оплачиваемыми ремеслами. Здесь битье — это стиль жизни и единственный метод воспитания. Потому что не знают, что можно воспитывать по-другому. Живут смурно и скучно, и зачем живут, тоже непонятно.
И третья категория бьющих родителей — самая дикая. Дикая, потому что зачастую это люди с высшим образованием, с хорошей профессией, с обставленной квартирой, пользующиеся у коллег, соседей, знакомых уважением и авторитетом. Зверство состоит в том, что начитанные, образованные, иногда даже неординарные и тонко чувствующие мир натуры ведут себя как животные. Они бьют, срывая раздражение, сбрасывая напряжение, бьют, потому что не находят слов, чтобы разговаривать со своими детьми.
Почему бьют? От беспомощности
Это, кстати, странный феномен — битье от беспомощности. У взрослого в запасе нет нужных слов, чтобы объяснить ребенку какой-то нравственный вопрос, например, или даже задачку. Нет чуткости и тонкости, чтобы понять (или хотя бы попытаться это сделать) своего родного ребенка, плоть от плоти, кровь от крови.
— В детстве мне попадало от обоих родителей, — рассказывает Ольга, 30 лет. — Мама была недовольна моим макияжем и прической, моими попытками одеться модно, она обзывала меня проституткой лет с 12. И мне постоянно от нее по-мелкому прилетало. А вот папа бил, что называется, по-крупному. Однажды он долго объяснял мне задачу по математике, но я никак не могла ее понять, все точные науки мне давались с трудом. Тогда он схватил меня и со всего размаху ударил о шкаф. Я тогда разбила голову в кровь. Но задачки понимать все равно не научилась. А ведь мои родители любили меня, мы считались образцовой семьей, а моих папу и маму соседи чуть не боготворили — они были готовы помочь всем и поделиться последним. Почему же они так срывались на мне, я до сих пор не понимаю.
Психологи твердо уверены, что те, кого били в детстве, будут также воспитывать своих детей поркой. Они даже с гордостью сами признаются: "Нас били, и мы тоже будем бить", забывая о боли, унижении, слезах в подушку и мечтах "А вот когда я вырасту...". Лишь отдельным личностям удается прервать этот замкнутый круг, но это редкие люди, склонные к анализу, они знают о законе переходящей судьбы и не желают уродовать своих детей.
— Я выросла в деревне, моя мама была председателем колхоза в 60—70-е годы, — вспоминает Любовь Петровна, 47 лет. — Работа ответственная, нервная, и срывалась она на детях. Нас с братом били по голове поленьями, запирали на ночь в подполье, ставили на горох. Папа никогда пальцем не тронул, но и сильно не жалел. Когда у меня родились дети, я никогда не применяла родительских методов воспитания. И не потому, что в городской квартире не было поленьев и подполья, а потому что помнила о боли и страхе, которые испытывала в детстве, и не желала такого своим детям. А мать через 20—25 лет после этих событий все отрицала.
Психологическое насилие тоже ужасно
Особый способ битья, встречающийся гораздо чаще физического, — психологический. Его применяют большинство родителей, поскольку не воспринимают своих детей как полноценных личностей, не считают нужным уважать их. "Будешь картавить — буду пороть!" — так угрожал своему 7-летнему сыну один папаша. О том, что с этой проблемой в принципе невозможно справиться без логопеда ему, видимо, в голову не приходило. А вот другой случай психологического насилия, рассказывает Людмила Петровна:
— Моя мама была директором школы, и возиться со мной подолгу ей было некогда. Яслей поблизости не было, по разным причинам пристроить ребенка не удавалось. Тогда она стелила на пол одеяло, ставила рядом миску с водой, какую-то еду и уходила на работу. А я оставалась одна — привязанная за кисть руки веревочкой к кровати или столу, уже не вспомню. Когда я повзрослела, получила второе образование — психолога, — я поняла, каким ограничителем свободы (не только физической), каким барьером к развитию личности был этот педагогический прием. И мне долго не удавалось мысленно избавиться от этой веревки на запястье.
К методам психологического насилия относятся унижение ("Да у тебя не нос, а клюв какой-то" или "Ну у тебя и уши! Тебе Чебурашка не родственник?"), запугивание ("Отец придет с работы, он тебе покажет, он тебе всыплет!"), подавление естественного проявления эмоций ("Ты опять расшумелся? Тихо себя вести не умеешь? Ну-ка прижми попу к стулу и замри!").
За одного битого двух небитых дают? Сомнительно...
У детей, которых избивают родители, печально не только настоящее, но и будущее. Это всегда дети с низкой самооценкой, с которой, как вы понимаете, успешную жизнь не построить. У неуверенного в себе человека обязательно что-то в судьбе будет "западать" — карьера, семья, отношения с детьми, иногда он вообще ни в какой отрасли существования не добивается успеха и признания.
Битые дети страдают от межличностной тревожности, которая, в свою очередь, рождает неврозы, энурез, заикание, замкнутость, агрессивность. Причем агрессия может быть направлена как на других (часто дерется, обзывается, грубит), так и на себя (привычка грызть ногти, кусать губы, теребить уши — форма самоагрессии).
— Недавно мы консультировали девочку, развитие которой у классного руководителя вызывало сомнение, — говорит Людмила Урбанович, педагог-психолог. — Девчушка оказалась абсолютно нормальной, развитой согласно возрасту, ее такой зажатой сделали высокий уровень межличностной тревожности, школьной тревожности и низкий уровень самооценки. Мотивация к хорошей учебе отсутствовала, оценки в дневнике плохие, папа за них бил. Ребенок и дома напуган, и в школе напряжен, расслабиться ему негде. И мы не могли избавиться от хронической неуспешности, пока не убрали бы тревожность по всем параметрам. Но чтобы родители это поняли, иногда недостаточно даже подробной консультации психолога.
Для мальчиков порка в детстве часто оборачивается алкоголизмом, склонностью к воровству, иногда тюрьмой. Для девочек — несчастной личной жизнью, поскольку они подсознательно выбирают в жизни мужчин, похожих на отца. Папа бил — и муж тоже будет бить.
А вот без шлепков порой не обойтись
Но дети порой ведут себя так непослушно, что без битья не обойтись, может возразить кто-то слишком умный. Действительно, даже обожаемого ребенка ой как хочется иногда отшлепать по попке. И без этих легких шлепков никак, это даже психологи признают. Но мама один раз шлепнет, потом семь раз пожалеет. Что же касается папы, который жалеть не станет, то у отца любовь должна быть требовательной, кого-то ребенок должен слушаться обязательно. Просто надо чувствовать разницу между понятиями "поддать за дело" и "выпороть".
Пощечина считается самым унизительным видом битья, за нее когда-то на дуэль вызывали. Поэтому на пощечины должно быть наложено строгое табу, особенно недопустимо хлестать по лицу подростков, уязвимых, колючих, которые и без того чувствуют себя гадкими утятами. Вообще, позволять любые физические наказания, включая шлепки, по отношению к переживающим гормональную бурю питомцам — значит, навсегда потерять их доверие, а возможно, и любовь. Дети в стадии переходного возраста часто ведут себя так, что даже горячо любящие люди начинают их отвергать, делать замечания, критиковать. Но в этот период жизни с детьми помочь может только юмор, мягкий, неназойливый, щадящий.
Куда жаловаться ребенку?
Ответа на этот вопрос нет. Жизнь показывает, что дети настолько бесправны и запуганы, что никогда не отстаивают своих прав и не жалуются. Большинство из них терпят побои из страха новых, более жестоких наказаний.
Но на самом деле ребенок может обратиться в милицию и школу, к психологам и социальным работникам. А те уже должны принять меры. Часто единственная мера, пресекающая избиения ребенка, — угрозы. Оштрафовать, лишить родительских прав, посадить в тюрьму.
Но детям часто бывает так неловко и стыдно выносить сор из избы, что они, стиснув зубы, просто терпят боль и унижение. Наши бесправные, несчастные, запуганные дети...
Автор благодарит за помощь в подготовке материала Людмилу Урбанович, педагога-психолога школы 24.

  • Психологи твердо уверены, что те, кого били в детстве, будут также воспитывать своих детей поркой. Они даже с гордостью сами признаются: "Нас били, и мы тоже будем бить", забывая о боли, унижении, слезах в подушку и мечтах "А вот когда я вырасту...". Лишь отдельным личностям удается прервать этот замкнутый круг, но это редкие люди, склонные к анализу, они знают о законе переходящей судьбы и не желают уродовать своих детей.
Метки:
baikalpress_id:  2 910