Кризис жанра

Бюджетникам области задерживают зарплату, а власти активно ищут виноватых

Денежные проблемы снова вышли на первый план. На прошлой неделе мы прославились на всю страну в связи с голодовкой врачей скорой в Усть-Куте — медики таким образом пытались получить зарплату. Ситуацией занялась прокуратура. Вопрос был вынесен и на сессию Законодательного собрания. Депутаты направили губернатору коллективный запрос по недофинансированию территорий. Борис Говорин, в свою очередь, применив прием "лучшая защита — это нападение", нашел много других виноватых и обозначил как источник напряженности в регионе вопрос с предстоящим назначением губернатора. Однако в целом ситуация с финансами была названа критической, принято решение обратиться к президенту.
Фактически сессия Заксобрания стала точкой пересечения нескольких процессов, которые развиваются параллельно друг другу.

С деньгами у нас напряженка
Существует неоспоримый факт — денег области действительно не хватает. И много. На 1 апреля долг по зарплате бюджетникам составлял 56 миллионов рублей. Но в целом, для того чтобы нормально рассчитываться по всем платежам, нам не хватает около 5 миллиардов рублей. Просто зарплаты — это видимая часть айсберга, а существуют еще платежи в социальные фонды (из которых потом эти деньги идут на выплату пенсий, детских пособий и т.п.), расчеты за тепло (долги муниципалитетов перед Иркутскэнерго увеличиваются на 130—150 миллионов ежемесячно), долг работникам ЖКХ составляет примерно 160 миллионов рублей.
Собственно, об этом и говорится в представлении прокуратуры, направленном губернатору области и спикеру ЗС. А особо в нем подчеркивается то, что в связи с этим недофинансированием страдают дети. Из-за нехватки денег учреждения для детей-сирот не могут в полной мере обеспечить ребятишек питанием, одеждой и медикаментами.
Что касается Усть-Кута, то, по данным прокуратуры, вся беда в том, что всех доходов этого МО, включая 31 миллион годовой областной дотации, не хватает даже на выплату зарплаты. То есть только на зарплату нужно более 166 миллионов рублей, а реальных доходов всего 152 миллиона 809 тысяч. Даже школьнику понятно, что одно с другим не стыкуется.
И такая печальная ситуация не только в Усть-Куте. По закону любые бюджеты принимаются до Нового года — чтобы с 1 января территория жила, получая по этому плану доходы и финансируя расходы. У нас впервые за несколько лет в марте (!) у 12 МО из 37 не были приняты бюджеты. А у шести из принятых они сверстаны с огромным дефицитом. Такое положение в Зиминском, Мамско-Чуйском, Ольхонском, Чунском, Тайшетском и Иркутском районах.
Областные дотации — это часть доходов местных бюджетов. Однако, как отмечается в прокурорском представлении, сумма этих дотаций, запланированная областью на 2005 год, "явно недостаточна для решения вопросов местного значения". Объем этой помощи заметно сократился: в 2003 году он составлял 1 миллиард 980 тысяч рублей, в 2004-м — 2 миллиарда 158 миллионов, а в 2005 году — 1 миллиард 134 миллиона рублей. А расходы-то остались прежние.
Короче, в представлении прокурора почти на пяти страницах дан анализ бюджетной ситуации в области и высказана просьба: рассмотреть ее на ближайшей сессии; принять меры к увеличению финансовой помощи местным бюджетам "на удовлетворение основных жизненных потребностей населения" и решить за счет областного бюджета вопросы по обеспечению всем необходимым детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Усть-Куту там посвящено ровно три небольших абзаца.
Почему мы плохо живем?
Прочитав представление прокурора и выслушав доклад на эту тему Геннадия Истомина, председателя бюджетного комитета ЗС, депутаты решили, что пора бить во все колокола и обращаться прямо к президенту Владимиру Путину. Так как причина финансового кризиса, настигшего нашу область, заключается и в том, что Федерация забирает у региона слишком много денег, а возвращает сюда мало, полагая, что мы и так неплохо живем.
Эта ситуация, поясняет Геннадий Истомин, развивалась несколько лет. Крупные финансово-промышленные группы стали собственниками наших ведущих предприятий (алюминиевых заводов, АНХК и т.д). А ФПГ имеют обыкновение вертикально интегрироваться, платить налоги по месту регистрации и платить их как можно меньше, пользуясь всеми предоставленными законом возможностями.
Еще в прошлом году депутат Алексей Козьмин направлял в прокуратуру депутатское обращение на предмет проверки уплаты налогов ФПГ. Депутата интересовал вопрос, почему при ощутимом росте мировых цен (например, на алюминий на 25—30%), столь же ощутимо не растет прибыль у алюминиевых заводов. В регионе много экспортных предприятий, и эти непонятности с прибылью играют не на пользу бюджету, а значит, и населению области. Козьмин получил ответ, в котором говорилось о возбуждении дела по налоговым платежам в отношении БЦБК и Усть-Илимского ЛПК. "Насколько мне известно, сейчас эти дела прекращены", — сообщил нам Алексей Павлович и заметил, что предприятия СУАЛа и "Илим Палпа" все-таки немного повысили налоговую отдачу, а вот на предприятиях, принадлежащих "Базовому элементу", все без изменений.
Тем временем на первый план вышли другие проблемы. В этом году на уровень Федерации были переведены некоторые серьезные налоги — водный, лесной, на прибыль. Таким образом, из наших доходов ушло порядка 1 миллиарда рублей. Зато появился 122-й закон (о монетизации), который потребовал дополнительных расходов. И так далее. Методика расчета передвижения денег по маршруту область — Федерация такая, что до ее применения Иркутская область находится на 4-м месте в СФО по бюджетной обеспеченности, а после применения смещается на 11-е, опускаясь ниже Тувы и Усть-Ордынского округа. Устранить эти перекосы можно только на уровне Москвы, но пока многочисленные обращения в Минфин результатов не дали.
Губернатор о естественных нуждах
Борис Говорин с трибуны ЗС заявил, что поддерживает прокуратуру в том, что невыплата зарплаты — это позор и что нельзя допустить подобного тому, что было в 90-е годы. Во всем остальном губернатор прокуратуру поддерживать не может, так как "такое реактивное обращение инспирировано указаниями вышестоящего прокурорского работника". Под реактивностью подразумевалось то, что в понедельник усть-кутские врачи начали голодовку, а уже во вторник прокурор подписал представление. Инспирирована, по мнению губернатора, и сама ситуация в Усть-Куте, и сюжеты об этом, прошедшие по центральному телевидению. Борис Александрович разъяснил присутствующим в парламентском зале следующее: "Понятно, что вопрос с назначением губернатора — самая главная фишка. Поэтому тут надо пукнуть, там какнуть — чтобы показать напряженность на территории области".
По мнению губернатора, корень зла нужно искать на местах: "У нас разболталось местное самоуправление, оно безответственно, Сенин (мэр Усть-Кута. — Ред.) четыре года колбасит — и ничего". Губернатор признал, что проблемы в финансовой сфере имеются: "Да, у нас бюджетная система на соплях, дефициты есть... Бюджетный дефицит области составляет 2 миллиарда 290 миллионов рублей, дефицит местных бюджетов не оценен, так как не все проверены своевременно".
Борис Говорин посетовал на то, что "у нас нет команды, у нас все игроки", что ни Виталий Шуба, зампредседателя Комитета по бюджету Госдумы, "великий человек", ни Валентин Межевич, представитель ЗС в Совете Федерации, не подписали документ, выработанный в феврале на совместной встрече, о возможных вариантах исправления межбюджетных перекосов. Правда, спикер ЗС Виктор Круглов потом вынужден был признать, что Межевич документ подписал и начал работать по нему, а Шуба направил в ЗС программу действий по этому плану.
Что касается действий людей в синей форме, то, как пояснил нам Игорь Мельников, первый зампрокурора области, их ведомство обязано ежемесячно направлять в Генпрокуратуру доклад о состоянии законности в сфере выплаты зарплаты, а в случае задержек с зарплатой, реагировать на это. Такая практика установлена Генпрокуратурой еще в прошлом году.
Вопросы о кризисе
Со многими позициями губернатора можно согласиться — в отношении не всегда кристально-честных мэров, несбалансированности бюджетов, сложностях с Минфином и отсутствии команды. Да, много непонятного в Усть-Куте. Но это выступление губернатора тоже вызывает вопросы. Почему в Красноярском крае, также экспортно-ориентированном регионе, бюджетные проблемы не настолько остры; почему налоговая отдача от предприятий ФПГ там выше? Почему у нас настолько неуправляемое местное самоуправление, просто какая-то мэрская мафия? Почему у губернатора нет команды и кто ее должен для него сформировать? Кто, в конце концов, инспирирует кризисы из-за грядущего назначения первого лица, и как уберечь людей от этих инспирирований? И какой кризис нас настиг — финансовый? Или кризис управления? И на каком уровне?
Алексей Федоров, президент корпорации "Иркут" и глава фракции "Единой России" в ЗС, в заключение этого бурного обсуждения сказал, что Борис Александрович затронул очень важную тему — эффективность работы треугольника областная "администрация — Законодательное собрание — депутаты Федерального собрания". "Но самым активным звеном, — заметил он, — должна быть обладминистрация. Думаю, надо вам, Борис Александрович, и к себе претензии предъявить. Приглашайте, собирайте нас хоть каждую неделю, планово. Если будем работать совместно, это будет очень эффективно". Никому неизвестно, было ли это высказывание воспринято адресатом как жест доброй воли или как очередное "инспирирование".

Метки:
baikalpress_id:  2 914