Усольский мясник убил и расчленил своего бывшего сокамерника

Об убийстве узнали по крови, которая текла с потолка квартиры, расположенной этажом ниже

Это преступление, совершенное в далеком 1984 году, шокировало не только обывателей Усолья-Сибирского, но и сотрудников местных правоохранительных органов. Убийство 47-летнего мужчины (по тем временам уже само по себе редкое происшествие) было совершено при отягчающих обстоятельствах. Оперативников и следственных работников покоробила хладнокровная искусность, с которой неизвестный преступник расчленил тело несчастного на 13 фрагментов. Создавалось такое впечатление, что ножом и топором орудовал человек, знающий толк в разделке туш животных либо хорошо знакомый с анатомией человека... Оба эти предположения подтвердились в процессе расследования.

Сосед подставил под капли баночку
11 июля 1984 года в прокуратуру Усолья-Сибирского пришло странное сообщение из милиции.
— Жилец одного из домов по улице Серегина жаловался, что у него с потолка по лампочке капает кровь, — вспоминает старший следователь Усольской прокуратуры Виктор Круглов, выехавший в тот день на место происшествия. — По предварительной милицейской информации, над мужчиной, от которого поступил этот сигнал, проживала неблагополучная пара, злоупотреблявшая алкоголем.
Приезда следователя прокуратуры на месте ожидали два сотрудника милиции. Вместе с ними Виктор Круглов поднялся на третий этаж, где проживал заявитель. Хозяин квартиры провел сотрудников правоохранительных органов на кухню. Жидкость бурого цвета сочилась прямо с потолка по шнуру, затем по лампочке и капала в банку.
— В девять утра начала течь, — пояснил жилец. — Я сначала подтирал, а потом мне надоело — баночку подставил.
Не сговариваясь, милиционеры и следователь взглянули на часы: три часа дня. Здесь же, на кухонном столе, лежала почти законченная книга. Какой-то детектив.
— Мужчина, выходит, все эти шесть часов невозмутимо книжку читал, — рассказывает Виктор Круглов. — Соизволь он сразу вызвать милицию, преступника мы могли бы застать на месте.
Дверь жилища, расположенного этажом выше, никто не открывал. В двух соседних по лестничной площадке квартирах также никого не оказалось, лишь в третьей были жильцы, но пояснить что-либо по существу они затруднялись: "Да вроде тихо все было, ничего не слышали. В этой квартире Нина живет, мужчина еще с ней какой-то. А что, нет ее? Наверное, на даче, вы вечером приходите, тогда точно застанете".
— Что характерно, вчера в двенадцатом часу ночи наверху кто-то упал, грохот такой стоял, — заметил увязавшийся следом любитель беллетристики, — а под утро соседи вроде мясо рубили...
Один из милиционеров отправился в садоводство, чтобы разыскать хозяйку квартиры. Но ждать ее приезда следователю не позволяло тревожное предчувствие. Виктор Круглов решил, что необходимо немедленно ломать дверь квартиры. Второй сотрудник милиции позвал понятых и запросил по рации эксперта-криминалиста.
ЧП городского масштаба
Следователь Круглов приступил к осмотру места происшествия:
— Начали с кухни. На столе и в раковине была грязная посуда, отпечатки пальцев на стаканах отсутствовали. Пол в кухне был выложен линолеумной плиткой, она не закреплялась клеем, мы подняли ее и увидели, что в центре пола имеется лужа жидкой крови. Бетонная плита оказалась с трещиной; видимо, брак допустили строители, потому что дом на тот момент нельзя было назвать старым (шестидесятых годов постройки). В эту трещину кровь и просачивалась вниз к соседям...
Далее следователь обратил внимание на то, что в кухне совсем недавно наводили поспешный марафет: половая плитка и стены были замыты, лишь на стене, которую закрывала распахнутая дверь, были обнаружены частички эпителия. Эксперт-криминалист не исключал, что кожа могла принадлежать человеку.
— Милиционер вызвался проверить чердак и подвал дома, — рассказывает Виктор Круглов. — Хотя он не был оперативником (изначально никто не мог предположить, что в этой квартире совершено убийство, поэтому на место вызова отправили наряд ППС), но являлся опытным сотрудником. Труп, по его предположению, мог находиться где-то рядом. Милиционер ушел, а мы продолжили осматривать квартиру.
Ничего необычного в жилище не обнаружилось. В спальне на спинке стула висел мужской костюм, никаких документов в нем не оказалось, впрочем, как и во всей квартире. Через несколько минут вернулся сотрудник милиции, он даже не пытался скрыть волнение:
— В подвале труп, то есть части тела...
К дому по улице Серегина стали съезжаться служебные автомобили. Кроме оперативников приехали руководители ГОВД и прокуратуры. Расчлененный труп и сейчас событие из ряда вон, а двадцать лет назад и вовсе чрезвычайное происшествие.
— Необходимо было извлечь останки наружу, — рассказывает Виктор Григорьевич. — Осмотреть и сфотографировать их на месте не представлялось возможным. Дело в том, что в подвале не было двери. Собственно, техническое помещение в полтора метра высотой отличало от обычного подвала то, что предназначено оно было только для канализационных и отопительных коммуникаций. Проникнуть туда можно было одним способом — через небольшое отверстие в стене, пропускавшее трубы в подъезд дома.
Включив фонарик, Виктор Круглов заглянул в щель между трубами и стеной.
— Голову берегите, — предостерег милиционер. — А то я от неожиданности дернулся, так затылком приложился...
Луч фонарика шарил по земляном полу подвала. Поверхность была неровной, в одной из рытвин действительно лежал большой тряпичный сверток. Рядом стояла ничем не прикрытая голова человека. Глаза жертвы были открыты...
Неизвестный собутыльник
Чтобы не шокировать собравшихся на улице зевак, сотрудники следствия решили упаковывать останки убитого в подъезде. Для этого пришлось позаимствовать в квартире, где было совершено убийство, старое одеяло.
— Все фрагменты были на месте, — рассказывает Виктор Григорьевич. — Останки отправили в морг на экспертизу. Через какое-то время начальство разъехалось, остались только я, участковый и один оперативник.
Поквартирный опрос жильцов, в котором пришлось участвовать и следователю прокуратуры, никаких результатов не дал. Поздно вечером следственная группа приехала в райотдел, никто из оперативников уголовного розыска домой не ушел. Ждали Круглова. Следователь начал составлять план неотложных следственных и оперативных действий. Прежде всего необходимо было найти хозяйку злосчастной квартиры. Нину привезли в 11 часов.
— Женщина рассказала, что Геннадий (ее сожителем и предполагаемой жертвой убийства являлся 47-летний Геннадий Федосов) еще прошлым утром привел домой своего приятеля, некоего Михаила. Затем вся троица отправилась на дачу. Там они выпивали, после чего женщина уснула, а очнувшись, ни мужчин, ни единственного ключа от квартиры не обнаружила. Решив, что сожитель ушел домой, Нина отправилась туда же, однако дверь ей никто не открыл. Походив по соседям, женщина так ничего не разузнала. Никто ее Гену в этот вечер не видел, уже поздно ночью ей пришлось возвращаться на дачу, чтобы переночевать там. Утром Нина опять пришла домой, история повторилась, а вечером за ней уже приехала милиция.
Большая стрелка часов приближалась к двенадцати. Виктор Круглов спросил у Нины, согласна ли она участвовать в опознании, женщина рассеянно кивнула головой. Милиционеры взяли ключ от морга, где-то разыскали понятых. Поехали в медучреждение.
— Дверь морга осветили фарами машины, чтобы сразу не включать свет внутри (я просто не знал, в каком состоянии находится труп), — рассказывает бывший следователь Усольской прокуратуры. — Понятых и потерпевшую я попросил подождать на крыльце, нужно было привести все в порядок. Согласно методике, чтобы не шокировать неподготовленных людей, на опознании показывают только лицо погибшего. Я прикрыл останки одеялом, в котором они были привезены, голову пришлось поддерживать рукой, чтобы она выглядела естественно, только тогда позвал ожидавших на улице.
Последовал нелепый диалог:
— Вы узнаете этого человека?
— Ой, это же мое одеяло.
— На лицо, пожалуйста, смотрите.
— А что тут одеяло мое делает?
— Потом объясню, да не трогайте вы тряпку! Человека узнаете или нет?
— Гена, он это.
Нина, наконец, дала волю слезам.
Вместо рубля наручники
На следующий день следователь вторично допросил потерпевшую. Фамилию вчерашнего собутыльника она вспомнить не могла:
— Миша и Миша, с ним больше Гена общался, они сидели когда-то в одной камере, все разговоры за тюрьму, ругались, вспоминали какие-то старые дела. Мне не интересно было.
Это было уже что-то. Круглов запросил информацию по местам лишения свободы, где отбывал срок Геннадий Федосов. С картотекой ранее судимых сверялись и оперативники уголовного розыска. Общими усилиями личность подозреваемого установили в течение нескольких часов. Им оказался 39-летний уроженец города Ливны Орловской области Михаил Щеглов. В ответе на запрос значилось, что этот склонный к паразитическому образу жизни хулиган-рецидивист (три судимости по одной и той же 206-й статье УК РСФСР) освободился 27 апреля 1983 года.
— Прописки Щеглов не имел, но, по оперативной информации, жил на разных адресах в Усолье, — рассказывает Виктор Круглов. — Фотографию подозреваемого размножили и передали ориентировку во все милицейские подразделения города. Задержали преступника через два дня.
В полдень 13 июля один из сотрудников милиции спешил домой на обед. Когда милиционер проходил мимо пивнушки, от толпы похмеляющихся отделился один из мазуриков. Неопрятный мужик подошел к сотруднику в штатском и беззастенчиво попросил одолжить рубль.
— При себе только мелочь, но дома есть заначка, пойдем ко мне, сообразим, я недалеко живу, — милиционер просто не решился разворачивать ориентировку, которая лежала у него в кармане, на глазах у самого подозреваемого. Но в том, что удача послала ему убийцу, которого, сбившись с ног, разыскивал весь городской отдел, он почти не сомневался. Щеглова он скрутил на пороге собственной квартиры.
Фраера сгубили жадность и прожорливость
Подозреваемый Щеглов вызывал у следователя прокуратуры стойкую антипатию:
— Среднего роста, худощавый. Абсолютно не интеллигентное лицо. Внешность и манера поведения выдавали в нем человека судимого и сидевшего. Ни о каком раскаянии не могло быть и речи. На допросах Щеглов выворачивался как мог. Утверждал, что 10 июля он действительно распивал со своим бывшим сокамерником Федосовым на квартире у его сожительницы, но вечером он ушел и ночевал на адресе у знакомых, назвать который затруднялся. На очной ставке потерпевшая настаивала на том, что Щеглов вместе с Федосовым находились у нее на даче. В ответ Щеглов изменил показания, признал свое присутствие в садовом домике, но утверждал, что после той попойки проводил товарища до дома, после чего они расстались и больше не виделись. Стало понятно, что на чистосердечное признание здесь рассчитывать не приходится.
Повторный осмотр места происшествия, который проводился уже в присутствии хозяйки квартиры, дал неожиданный результат. Следователь попросил Нину внимательно осмотреться и рассказать, что не так. Кроме того что лежали не на своем месте хозяйственные принадлежности для мытья полов (также почти пустой оказалась недавно купленная пачка порошка), Нина обратила внимание, что исчезла сумка, с которой приходил Щеглов накануне убийства:
— Красная такая авоська с пустым бидончиком, Михаил про нее вспомнил, когда мы уже на дачу шли. Мы еще посмеялись, что у него теперь повод будет еще раз в гости заглянуть...
Следственная группа установила адрес, где в последнее время обитал Щеглов, — частный дом на улице Луговой. Хозяин усадьбы, как и все окружение Щеглова, склонный к выпивке мужичок, сказал, что квартирант жил отдельно во флигеле. Следователь Круглов начал осматривать времянку.
— Косвенных улик было достаточно. Во-первых, нашли ту самую сумку, которую впоследствии опознала потерпевшая. Также здесь были найдены продукты, исчезнувшие из квартиры: конфеты, сахар, несколько пачек маргарина. Потом на допросе Щеглов утверждал, что все это он купил в магазине N 7. Но мы быстро уличили его во лжи — взяли справку в магазине, что в начале июля маргарин "Особый" в торговую точку не завозился, а сахаром и конфетами там вообще не торгуют.
...Рядом с печкой во флигеле стояли помытые и даже зачем-то смазанные маргарином туфли. Подошвы сияли чистотой, тем не менее башмаки отправили на почвоведческую экспертизу. Удача была на стороне следствия — в трещине лопнувшей подошвы все-таки нашли частички грунта. По составу земля была идентична той, которую взяли для пробы в подвале дома по улице Серегина. Кровь на одной из немногочисленных рубах Щеглова, по заключению биологической экспертизы, могла принадлежать убитому, и исключалось, что подозреваемому (Щеглов это пятно объяснял порезом собственного пальца). Экспертиза также допускала, что орудиями преступления могли стать два ножа и топор, обнаруженные в злополучной квартире. На причастность Щеглова к этому преступлению указывало и заключение патологоанатома:
— Эксперт пришел к выводу, что человек, надругавшийся над телом убитого, имел навыки в расчленении трупов животных или людей, — рассказывает Виктор Григорьевич. — При изучении биографии Щеглова выяснилось, что после школы он закончил два курса хирургического факультета Орловского мединститута, а в перерывах между отсидками подрабатывал на рынках рубщиком мяса.
Но усольский мясник не дрогнул даже под весом неопровержимых улик.
— Щеглов продолжал настаивать на том, что никого не убивал, — вспоминает Виктор Круглов. — В скором времени мне нужно было уезжать на учебу в Ленинград, и это дело заканчивала старший следователь Усольской прокуратуры Елена Петровна Шевцова. 17 апреля 1985 года был вынесен приговор. Убийце дали десять лет строгого режима, осужденный не протестовал, получается — полностью согласился с обвинением.
Фамилия преступника изменена.

Метки:
baikalpress_id:  2 863
Загрузка...