Инвалида насильно обследовали в диагностическом центре?

Родственники душевнобольного полагают, что женщине, которая водила его на анализы, понадобились донорские органы

Андрей Мануйлов, в миру просто Андрюша, наверняка знаком большей части иркутян, посещающих Центральный рынок. Душевнобольной — невысокого роста человек, причудливо, но всегда опрятно одетый, — гуляет по рынку и его окрестностям, общается с продавщицами. Его мать, Мануйлова Нина Борисовна, договорилась с директором рынка, чтобы Андрюшу не выгоняли и не обижали. Андрюша — своеобразная достопримечательность Центрального рынка, он веселит продавщиц своим диковинным поведением, изобличает карманников, так как просто терпеть не может воровства. Работники терпимо относятся к больному человеку, и максимум, что ему может грозить, — это небольшая трепка от продавщицы, уставшей от его приставаний. Но однажды, приблизительно в девять часов утра, Андрюшу заметили в обществе некой таинственной женщины, вместе с которой он сел в трамвай. В тот день Андрюша не появился на рынке. До сих пор неизвестно, что могло понадобиться женщине от душевнобольного.

Женщина подкупила инвалида деньгами
Вечером шестого апреля Андрей Мануйлов признался своей матери, что завтра у него будет много денег. На вопрос откуда Андрюша ответил, что деньги ему дадут в церкви. Однако на следующее утро ни в какую церковь он не поехал. Знакомая матери инвалида видела, как в 9 утра Андрей под ручку с прилично одетой молодой женщиной садился в трамвай.
По словам Андрея Мануйлова, в тот день женщина привезла его домой, а потом они вместе поехали в диагностический центр. Охранники медучреждения рассказали корреспонденту "СМ Номер один", что седьмого апреля Андрюша действительно какое-то время сидел в холле, открывал и закрывал дверь, а потом куда-то исчез. Охрана не заметила, пришел Андрей один или вместе с женщиной.
Вечером он вернулся домой. Обеспокоенная мать, которая со слов знакомой узнала, что Андрюша не поехал, как обычно, на рынок, а провел целый день в обществе загадочной незнакомки, принялась расспрашивать сына о том, кто была эта женщина. Андрюша рассказал, что знал ее раньше — это Ирина, кондуктор трамвая. После того как они побывали у нее дома, Ирина повезла его в "диагностику". Когда Андрюшу привели в кабинет, ему стало страшно и захотелось убежать, тогда Ирина властным тоном приказала ему сидеть. У Андрюши взяли кровь из пальца и сделали кардиограмму. Мать и сестра-медик осмотрели его руку. На безымянном пальце действительно наличествовала маленькая ранка, которая обычно бывает после сдачи анализа. Вполне возможно, что женщина дала ему денег и посулила дать еще. В тот день продавцы рынка заметили, как Андрюша покупает булочки и сгущенку, а домой он вернулся в кофточке, которую предположительно купил в секонд-хэнде.
Прощаясь, женщина взяла с Андрюши обещание, что на следующее утро он не будет завтракать, потому что они снова поедут в диагностический центр, для того чтобы взять кровь из вены и сделать УЗС. Узнав обо всем этом, родители Мануйлова встревожились еще больше и подали заявление в милицию. Утром Андрюшу не выпускали из дома, чем привели инвалида в состояние дикого бешенства. Странная женщина, так и не дождавшаяся в тот день Андрея, с тех пор больше не появлялась.
— Мы просто теряемся в догадках, кому мог понадобится наш сын, — говорят родители Мануйлова. — Возможно, кто-то захотел лишить нас опекунства и завладеть пенсией инвалида. Настораживает такое пристальное внимание к состоянию здоровья Андрюши, для чего-то ведь потребовалось проводить дорогостоящие анализы. Женщина не могла знать, что ни о каких донорских органах не может быть и речи — Андрей насквозь больной.
— Андрюша боится мужчин, однако доверчив к женщинам, — рассказывают продавщицы Центрального рынка. — И очень любит внимание. Он частенько развлекает нас песнями, дарит конфеты. Андрюша всегда на виду, не заметить его невозможно. Появление женщины, которая проявила к нему интерес, и поездку в диагностический центр Андрей, скорее всего, воспринял как приключение, способное разнообразить его жизнь.
Душевнобольной человек, которому трудно за себя постоять, нередко подвергается дурному влиянию и злобным нападкам окружающих. Всю свою жизнь мать Андрея Мануйлова, Нина Борисовна, оберегала сына от дурных привычек, которые могли бы значительно усугубить его состояние; но оградить общительного Андрюшу от всего мира мать оказалась не в силах. В последнее время какие-то "доброжелатели" научили его пить и курить. От этого поведение больного человека становится еще более неадекватным и агрессивным.
Судьба Андрея Мануйлова достаточно тяжела. Он родился в 1960 году с диагнозом "олигофрения в степени дебильности".
— Когда родился Андрей, — вспоминает Нина Борисовна, — я обратилась к главному психиатру области с вопросом: как у меня, совершенно здоровой женщины, мог родиться ребенок-инвалид? Врач только недоуменно развел руками.
Много лет Нина Борисовна проработала старшим инспектором сектора домов-интернатов областного социального обеспечения, ездила по интернатам для умственно отсталых детей Иркутской области.
— То, что мне довелось увидеть, способно повергнуть в шок любого человека, — говорит Нина Борисовна. — В помещении, где температура не превышала восьми градусов, персонал находился в пуховых платках, а полуголые истощенные дети лежали на застеленных клеенкой кроватях, привязанные за ручки и ножки. В комнатах стоял жуткий запах. Прямо в продавленных кроватях лежали кучи из ваты, мочи и фекалий.
Видя такую обстановку в специализированных заведениях для инвалидов, Нина Борисовна так и не решилась отдать свого сына в интернат, хотя было очень трудно. Андрей родился с врожденными пороками сердца и до пяти лет не мог ходить. Потом ему была проведена операция, но сердце так и осталось больным. По словам Нины Борисовны, жизненные функции Андрюши поддерживаются только благодаря таблеткам.
Сейчас Андрею Мануйлову сорок пять лет, но по своему развитию он напоминает двенадцатилетнего ребенка.
— Я так насторожилась, когда узнала об этой женщине, — продолжает Нина Борисовна, — потому что на протяжении всей жизни Андрея находились люди, готовые его обидеть. Мы не всегда могли уследить за сыном. Его неоднократно били, насиловали. Некоторые подонки думают, что душевнобольному все равно никто не поверит и, издеваясь над ним, можно остаться безнаказанными. Работая инспектором, я много ездила по области и каких только ужасов не насмотрелась, связанных с психохрониками. Мы подбирали их избитыми, полуголыми на обочинах дорог, полуживых и поруганных.
Когда семья Мануйловых жила в Киренске, Андрея изнасиловали.
— Моего сына отправили на медицинскую экспертизу, — говорит Нина Борисовна. — Но я отказалась от этой унизительной процедуры и забрала заявление. Не перечесть, сколько горьких обид причинили люди моему больному сыну. Однако за всю жизнь я не посадила ни одного человека. Но не зря говорят, что душевнобольных оберегает Господь: все люди, причинившие зло Андрюше, были каким-то образом наказаны.

Метки:
Загрузка...