Иркутский погост: мест пока хватает

Из-за происков кладбищенской мафии все больше горожан после смерти становятся "сельскими жителями"

В преддверии родительского дня "кладбищенский вопрос" снова стал предметом досужих сплетен и обсуждений. В Иркутске в очередной раз заговорили о том, что на кладбищах практически не осталось места для новых захоронений и умерших хоронят друг на друге. Возможно, поводом для подобных разговоров стала ситуация в Усолье-Сибирском, где, по сообщениям местных СМИ, из-за нехватки мест на кладбище сложилась ситуация, когда свежие могилы буквально залазят на территорию ближайшего садоводства. Не грозит ли подобная ситуация Иркутску, где возможно построение нового погоста, как строят кладбища вообще и не пора ли строить в нашем городе собственный крематорий и колумбарий, выяснял корреспондент "СМ Номер один"...

Кладбищенская мафия существует
На главный вопрос можно ответить сразу: перенаселение иркутским погостам не грозит по целому ряду причин. И основная причина в том, что в последнее время все чаще иркутяне после смерти становятся селянами. Это связано с тем, что за минувшие десять лет в Иркутске появились частные кладбища. Частными они являются только условно, потому что на самом деле это часть территории сельских кладбищ, взятых частными лицами в аренду у поссоветов на предмет погребально-ритуальных услуг.
Например, Смоленское кладбище до середины девяностых было исключительно сельским. По не выясненной автором причине начиная с начала девяностых погост стал пользоваться необыкновенной популярностью у жителей Иркутска, и к началу нового века он оказался настолько переполнен иркутскими могилами, что мест стало угрожающе не хватать жителям самой Смоленщины.
В результате кладбище, находящееся на холме, разделили — склон холма, к которому ведет сворот с Култукского тракта, арендовала фирма "Береза", которая работает в основном с жителями города, а дальний склон является собственностью сельского кладбища, куда доступ городских и вообще любых пришлых категорически запрещен.
Работники Смоленского сельского кладбища заверили, что горожанам на их кладбище путь заказан. Единственный вариант — это подхоронение в оградку к родственникам, ранее похороненным на этом погосте. Но и это допускается только по личному разрешению главы поссовета Смоленщины. И тем не менее с подобными просьбами к ним обращаются постоянно. В конторе фирмы "Береза" рассказали, что они хоронят в среднем до 60 человек в месяц.
— Когда появились частные конторы, количество заказов в муниципальной службе резко сократилось. Мы очень мало хороним сейчас — все перехватывают частники, — печально подтвердил начальник МУП "Ритуал" Александр Каменев.
Чуть более подробно, но также весьма неохотно о конкуренции частников с муниципалами и другими частниками рассказали рабочие Александровского кладбища. Дело в том, что кладбищенская мафия действительно существует. Большинство умерших людей себе уже не принадлежат, не принадлежат и скорбящим родственникам. Частники в погоне за прибылью (а значит, за заказами) подкармливают деньгами своих врачей в больницах, моргах и скорой помощи, а также милиционеров.
Были случаи, когда покойников делили чуть ли не со стрельбой. Например, такой: милиционеры сообщили о трупе своим частникам, а врачи из морга — своим. И обе конторы частников приехали к родным "выпрашивать труп", в смысле — нанять их для похорон. Дело дошло до драки, и шокированные родственники отказались от услуг обеих фирм. Покойник в результате достался муниципалам.
Военные подарили Иркутску новый погост
В этом году вопрос о ресурсе городских кладбищ потерял минимальную актуальность в связи с тем, что военная честь, расположенная еще с довоенных времен на станции Батарейной, передала свое ведомственное кладбище на баланс городу.
Сотрудник пресс-службы мэрии Юрий Гриценко рассказал, как это произошло:
— Давно существует закон, по которому кладбища могут быть только муниципальными — ни частными, ни арендованными. Поэтому говорить, что в/ч подарила городу кладбище, по меньшей мере некорректно. Просто раньше это кладбище было ведомственным, военные сами вели реестр — кто, где и когда захоронен. Там в основном хоронили своих военных, потом стали хоронить и жителей деревни.
Решив, что лишняя головная боль им ни к чему, военные передали кладбище на баланс городским властям. По словам начальника МУП "Ритуал", которое ведает всеми городскими кладбищами, Александра Каменева, новое кладбище вполне удобно, благоустроено и пробудет в эксплуатации неопределенно долгий срок.
Хоронить все чаще пытаются на халяву
На муниципальных городских кладбищах процветают случаи незаконных захоронений, когда родственники тайно захватывают участки и самостоятельно хоронят своих мертвецов. Работники городских кладбищ признают, что такие случаи обнаруживают не все и чаще всего случайно — по крайней мере, кладбищенские служители за руку никого не хватали.
Один из последних случаев произошел в начале весны этого года на Ново-Ленинском кладбище. Родственник такого самозахороненного не знал, что могила была вырыта самовольно и незаконно, пришел в контору кладбища за справкой. Оказалось, что такой могилы нет в базе данных — на каждом кладбище существует архив захоронений умерших, в котором содержится номер участки и ответственный за захоронение, то есть наименование фирмы, которая его произвела.
Как всегда поступают в таких случаях, на место незаконного захоронения выехала комиссия МУП "Ритуал", составили акт, и сейчас дело передано в прокуратуру.
Как построить кладбище
Кладбище является объектом строительства, и строят его примерно по такой же схеме, как жилой дом, разница только в деталях. Основных требований к месту будущего кладбища три. Первое, и главное — требования геологические. Геолого-гидрологические исследования на месте будущего погоста должны дать отрицательные результаты на наличие грунтовых вод и каменных пород.
Эти две природных стихии — камень и вода — являются главными врагами работников кладбищ.
— Невозможно угадать, какая получится могила. Бывает, выроешь яму очень быстро, идет чистая земля. А рядом, метрах в десяти, начинаешь рыть — сплошной камень, приходится долбить целый день, — рассказали рабочие на Александровском кладбище. — С водой еще хуже. Выроешь могилу, уйдешь на обед, а когда вернешься — в могиле воды по колено. На днях был случай: уже вырыли могилу, все готово, глядь — камень из стенки торчит. Думаем — будут спускать гроб, может зацепиться, перекосить. Выдолбили его — а из отверстия вода хлынула. В таких случаях могилу приходится переносить.
Кладбище должно располагаться на взгорке, холме, и крайне нежелательно, чтобы оно строилось в лощине или низине, иначе его будет постоянно топить осадками. Кроме этого, место должно быть эстетически подходящим — чистая площадка, трава, деревья. Кроме того, кладбище должно быть доступно жителям города.
Третье условие — наличие санитарной зоны, отделяющей погост от мира живых. В Иркутске муниципальные кладбища занимают от двадцати до сорока гектаров. Соответственно, ширина санитарной зоны для них составляет от трехсот метров до полукилометра.
По словам начальника отдела генпланов НИИ Иркутскгражданпроект Екатерины Протасовой, существующие в Иркутске кладбища отвечают всем необходимым требованиям. Ресурс погостов в цифрах не известен, но в генеральном плане развития города, который рассчитан на двадцать лет, строительство новых кладбищ не предусмотрено.
При необходимости нового кладбища мэрия заказывает проектному институту провести необходимые мероприятия (то есть все вышеперечисленное), после чего находит подрядчика любую строительную организацию. Топосъемку, привязку к местности, геолого-гидрологическую оценку и прочие проектные манипуляции производит отдел изысканий, который есть в любом проектном институте.
На нашу просьбу чисто теоретически предположить, где в Иркутске могло бы быть построено новое кладбище, сотрудники отдела изысканий НИИ Иркутскгражданпроекта ответили:
— Ну, если, что называется, навскидку, то целесообразней было бы расширять Ново-Ленинское кладбище в сторону от города, там еще есть ресурс пространства. Если говорить о новом кладбище, то подходящие места есть по Александровскому тракту — собственно, за Александровским кладбищем.
Колумбария в Иркутске не будет. Как минимум двадцать лет...
Время от времени местная общественность вспоминает про проблемы, связанные с нашими кладбищами, их загрязненность, не особо удачное расположение и отдаленность, переполненность и прочее. И сразу возникают массовые предложения применить передовые достижения и построить в Иркутске колумбарий с прилагающимся к нему в комплекте крематорием, то есть, для далеких от темы, — место погребения пепла (для очень далеких от темы — типа урн Героев СССР, вделанных в Кремлевскую стену) и, соответственно, место торжественного сожжения трупов.
К сожалению, на практике оказалось, что в Иркутске в обозримом будущем подобного строительства не предполагается. Наиболее исчерпывающе это прокомментировала главный специалист отдела генпланов НИИ Иркутскгражданпроекта Нина Вильке:
— Такие предложения действительно время от времени возникают, но все остается на уровне разговоров. Если говорить предметно, то вопрос рассматривался в мэрии, но когда проектировщики подсчитали сметную стоимость проекта, оказалось, что это неподъемная сумма для бюджета города.
А если учесть, что ресурса иркутских кладбищ хватит еще не на одно десятилетие, то грандиозный замысел и вовсе превращается в пустую трату денег. По словам Нины Борисовны, заказа на привязку к местности колумбария от городских властей не поступало и в генеральном плане города на ближайшие двадцать лет ему места не отведено.

Метки:
baikalpress_id:  2 853